Материал: Психология взаимопониманя в конкретных ситуациях - Навчальний посібник (Стариков И. М.)


Происшествие во дворе

По тому, как хлопнула входная дверь, как тяжело и быстро застучали сандалии пятилетней дочери, мать поняла — жди неприятностей.

Что там стряслось у вас во дворе? — забеспокоилась она.

Да, мамочка, я больше с этой Иркой играть никогда не буду, — плача, объясняет дочка.

Почему?Она тебя обижает?

Да, у нас бъша школа... Я хотела быть учительницей, а Ирка сказала, что она сама учительница...

И всего-то? — удивляется вслух мама. — Я испугалась, подумала, Бог знает, что случилось...

Теперь я с Иркой не разговариваю, — всхлипывает ребенок, — велоси­пед свой не дам ей... Пусть тоже поплачет...

—        Вот и рассчитаетесь в обидах, — умиротворенно соглашается мама. Чтобы совсем успокоить расстроенную дочку, она обнимает ее и гладит

по голове.

Мама считает, что во дворе ничего особенного не произошло. А с точки зрения возрастной психоло­гии — случилось очень важное событие. Просто непод­готовленная мама не уловила, что ее маленькая дочка сделала важный шаг во взрослую жизнь: возможно, впервые в ней дала знать о себе личность. А в такие моменты необходима повышенная родительская чуткость и особое внимание к направленности ее качеств.

Девочка вступила в открытый конфликт с подружкой, потому что та не согласилась отдать престижную роль учительницы. В детском возрас­те, когда игра — целая жизнь, такой поступок означает очень многое.

По сути, это первое отчетливое проявление притязания на признатель­ность — важнейшей человеческой потребности, отделяющей нас от ос­тального животного мира. Все существа борются только за выживание. И лишь homo sapiens мало только физического существования. Ему необхо­димо общественное признание. Мера притязаний и является главной характеристикой человеческой личности и ее индивидуальности.

Ответ на МТ-4

Главная особенность детского мышления — предметность. Поэтому обычно чувство юмора просыпается в среднем школьном возрасте вместе с началом формирования абстрактного мышления.

Еще совсем недавно девочке было до­статочно просто участвовать в игре с Ирой, быть вовлеченной в общее действие. Но, перешагнув пятилетний рубеж, дети начи­нают претендовать уже на определенные значимые в обществе роли. Для них стано­вится важным не столько участие в самой игре, сколько возможность занять в ней престижное место.

Стремление к успеху обычно служит мощным толчком к развитию способностей ребенка, ускоряет формирование у него многих полезных умений и на­выков. Но чтобы добиться авторитета у сверстников, малыш должен как-то выделиться среди них. И вот тут начинаются главные осложнения. В случае неудачи вместо радости, успехов ребенка ждут разочарования и огорчения, из которых в формирующемся характере очень часто прорас­тают злость и зависть.

Жаль, что у матери не вызвало должной тревоги и обеспокоенности то, как по-разному начала обращаться дочка к окружающим. Ласкатель­ное «мамочка» и агрессивно-пренебрежительное «Ирка» по отношению к подружке, не уступившей ей желаемую роль в игре. Такое у ребенка не может происходить случайно. А скрытое желание отомстить, вызвать слезы у подружки разве не является тревожным симптомом черных чувств зависти и ненависти к успехам другого?

Невнимательность и безразличие к их проявлению со стороны мате­ри — благодатная почва для того, чтобы опасные чувства окрепли и пре­вратились в черты характера ее ребенка. Психологически правильные модели родительского поведения в подобных ситуациях должны строиться так, чтобы с одной стороны поддержать и развить пробуждающуюся в ребенке потребность в признании, а с другой — очень важно внимательно следить за тем, чтобы не проявлялось и не закреплялось в его поведении неуважительное отношение к окружающим.

Конечно же, хорошо, что мать в произошедшей размолвке между до­черью и ее подружкой эмоционально на стороне своего ребенка. Она поддерживает и укрепляет его желание и стремление на получение престижных позиций среди сверстников. Но постарайтесь никогда не упускать из виду, какой ценой ребенок достигает своей цели.

Услышав о желании дочери отомстить подруге, заставить ее запла­кать, мать не должна молчать. Достаточно было бы сказать, что, отказы­ваясь дать велосипед, дочка поступает точно так же нехорошо, как и оби­девшая ее Ира, и ситуация получила бы совсем иной психологический акцент. Такой прием «смены позиций» позволил бы девочке взглянуть на себя и свои поступки со стороны, глазами другого. Этот способ воздейст­вия, доказали психологи, ведет к появлению у ребенка желания поддер­живать положительные представления о себе, являющиеся важным нравственным мотивом, побуждающим детей к хорошим поступкам. На­верняка девочка устыдилась бы своих мыслей и вела себя совсем иначе.

В таком случае мама достигла бы двойного успеха. Она не только ус­покоила бы дочку и поддержала ее стремление добиться признания, но и помогла бы ей избавиться от разъедающего душу яда зависти к успехам других. Мама и дочка одержали бы очень важную совместную победу над темными силами формирующейся личности. А ведь самые радостные, окрыляющие нас чувства связаны с победой над самим собой.

Мальчики и девочки

Показательные занятия в старшей группе детского сада проходили без сучка и задоринки. Опытная воспитательница хорошо подготовилась и блеснула мастерством. Дети успели и порисовать, и поиграть в «Испорчен­ный телефон», передавая на ушко друг другу довольно сложные слова. При этом игровой элемент воспитательница удачно совместила с дидактичес­кой нагрузкой. После завершения телефонных «переговоров» каждый ребенок громко объяснял всей группе смысловое значение услышанного и пере­данного слова. В заключение, разбившись на три команды, дети с азартом соревновались, кто быстрее перепрыгнет через поставленную посередине комнаты длинную скамейку.

Когда занятия закончились, воспитательница попросила детей убрать скамейку. Мальчишки и девчонки облепили ее со всех сторон, приподняли и отнесли к стене.

Во время разбора проведенного занятия воспитательница очень удиви­лась, когда я сказал, что прошло оно хорошо, но огорчила меня одна грубая психологическая ошибка, допущенная в самом конце.

Не торопитесь с дальнейшим чтением. Подумайте, какую ошибку допустила воспитательница?

Для того, чтобы ребенок, взрослея, набивал себе как можно меньше шишек и не огорчал близких бескульту­рьем, очень важно предоставить ему возможность как можно раньше усвоить правила и нормы поведения, принятые в обществе. Процесс постижения индивидом общественного опыта называется в психологии социализацией. К числу основных требований, которые осваиваются каждым человеком в ходе социализации, относится его половая роль.

Общество всегда строго регламентирует полоролевую позицию инди­вида. К воспитанию мужчин оно предъявляет одни требования, а к женщинам — совсем другие. Такие различия в предписаниях называют половой дифференциацией. Во многих семьях она происходит неосознан­но, так как стала уже культурной традицией общества.

Например, подмечено, что уже с двухлетнего возраста матери непро­извольно меньше ласкают сыновей, а к дочерям предъявляют более стро­гие требования по опрятности и послушанию. Правильное воспитание предусматривает обязательное и сознательное разделение половых ролей с детского возраста.

Как раз это очень важное психологическое требование и нарушила опытная воспитательница. Конечно, по завершении занятия она должна была действовать иначе. Следовало остановить бросившихся по ее просьбе к скамейке детей и объяснить, что переносить тяжелую лавку должны мальчики. Именно в этом возрасте происходит дифференциа­ция половых ролей, способствующая формированию основных психоло­гических характеристик пола, которые помогают ребенку зафиксировать и закрепить половую ориентацию в конкретной деятельности.

Правильное постижение детьми особенностей поведения и обязанно­стей, присущих каждому полу, задает определенный сценарий сексуаль­ных и семейных отношений, который проявляется в течение всей жизни человека.

Иначе довольно быстро проявляются негативные последствия. Тем, кто работает в женских коллективах, часто доводиться слышать горькие жалобы на отсутствие настоящих мужчин. На их дефицит сетуют не толь­ко те, кто обделен судьбой и не смог создать семьи или остался одино­ким. Сплошь и рядом об этом судачат дамы, отнюдь не обделенные мужским вниманием. Социологические исследования подтверждают: основной причиной разводов, происходящих по инициативе женщин, является не половая, а социальная неудовлетворенность партнерами. Все чаще и чаще женщины не находят в своих супругах того, что в социаль­ной психологии называется мужским началом, под которым обычно понимают такие личностные качества, как бесстрашие, решительность, самообладание, готовность защитить слабого, профессиональное мастерство.

В свою очередь, мужчины обеспокоены грубостью и жестокостью, кото­рые все чаще и чаще замечаются у женщин. В социологических опросах многие мужчины указывают на отсутствие в семьях теплоты, заботы и уюта, всего того, что должно исходить от хранительницы домашнего очага.

А первопричины этих явлений кроются в нашем детстве. В нужное время мы не всегда успеваем узнать и усвоить обязанности, которые накладывает природа на мужчин и женщин. Вот что рекомендуют психо­логи для половой социализации ребенка:

Старайтесь выбирать содержание игр с учетом пола ребенка. В шофе­ров, строителей, моряков — играйте с сыном. А дочке давайте возмож­ность побыть парикмахершей, воспитательницей или просто — матерью. Такое разделение игр исподволь, без всякой морали помогает детям усва­ивать роли, которые их ожидают в жизни.

Если в семье дети разного пола, родители должны дифференцировать не уровень требований, а их домашние обязанности. Кошелку с рынка луч­ше доверить нести сыну, не забыв напомнить ему, что тяжести обычно носят мужчины. А увидев неаккуратно заправленную дочерью постель, обязательно подчеркните, что подобную небрежность мальчику еще можно простить, но с будущей хозяйки — спрос особый. И потребуйте заправить ее как следует.

Дифференцировать следует и родительскую реакцию на одно и то же событие. Вот, запнувшись, упала и расплакалась Ваша маленькая дочка. Ничего страшного, если Вы поможете ей подняться, успокоите и прила­скаете.

Если на земле нечаянно оказался сын — лучше, чтобы он поднялся самостоятельно. А если на глазах у ребенка появились слезы, его можно и пристыдить, мол, настоящие мужчины не должны плакать.

Все это отнюдь не мелочи, как может показаться на первый взгляд. Именно так формируются модели поведения, свойственные каждому по­лу, которые постепенно становятся для детей эталонными. Если нужное время упущено, наверстать его в зрелом возрасте будет нелегко.

Недавно я стал свидетелем и участником такой сценки. В аудитории, где должны были проходить наши занятия, для нескольких студенток не хватило стола. Они отыскали его в коридоре. И трое здоровенных ре­бят из этой же группы равнодушно наблюдали, как хрупкие девочки с трудом втаскивают тяжелый стол через неудобную узкую дверь. Никто из верзил даже не шелохнулся.

Когда я помог установить стол на место и с укором посмотрел в сто­рону сидящих ребят, то по их лицам отчетливо понял: до них ничего не дошло. А ведь в аудитории сидели завтрашние учителя!

«Но, может быть, — грустно иронизировал я над своими чувствами, — все дело в том, что мои студенты как раз из той группы, которая вспом­нилась мне при работе над рукописью? Просто прошло время, и те детсадовские мальчики и девочки — подросли...»

НУВЭРС

Парусиновый грибок на речном пляже. В тени сидят две тихонько о чем-то переговаривающиеся женщины. Время от времени одна поглядывает на роющегося неподалеку в песке, сосредоточенно сопящего карапуза. Вот он выкопал красным пластмассовым совком палочку от мороженого и, отло­жив в сторону свой инструмент, начал что-то чертить на песке, отчет­ливо приговаривая вслух:

Два дать три получится... — он растопырил свою облепленную песком ладошку, — пять пальчиков. А четыре забрать два — останется тоже два...

Мать прерывает беседу и удивленно вмешивается:

Что ты там бубнишь все время?

—        Играю в математику, как бабушка показала... Мать поднимается, чтобы взглянуть на сына:

Господи, бабушка бредит вундеркиндами. Забивает голову тебе всякой белибердой, — и она ногой разглаживает песок перед ребенком.

Правильно, — поддерживает ее собеседница. — Мою мама научила пи­сать в таком же возрасте. Так потом в первом классе весь год мучилась с нею. То ручку не так держит, то буквы неправильно выводит. Все хорошо в свое время...

Мнение, будто бы учить ребенка до школы не целе­сообразно, разделяют многие родители и даже педагоги. При этом приводятся такие доводы. Во-первых, преж­девременная учеба может привести к быстрой потере интереса ребенка к школе и вообще к занятиям. Во-вторых, развивающийся мозг ребенка якобы опасно перегружать информацией. Но оба утверждения, несмотря на их наукообразие, далеки от истины. В отличие от других животных, потребность и способность учиться у каждого человека заложены от рождения. Задача взрослых — создавать благоприятные условия для их развития. Однако важно соблюдать главное психологическое правило: раннее обучение малыша должно быть только добровольным, толчком к его проведению может быть лишь желание самого ребенка. К сожалению, чаще всего бывает иначе. Родители не присматриваются, к чему тянется душа ребенка, а эгоистично стремятся, чтобы он быстрее воплотил их мечту. Допустим, мама спит и видит своего сына музыкантом. И едва он начинает ходить — ему покупают скрипку. А через несколько лет такой ребенок при первых звуках симфонического оркестра раздраженно выключает приемник. На пляже малыш сам на­шел нужную палочку и без всякого подталкивания взрослых стал зани­маться подсчетами. Значит, приоткрытый бабушкой мир математики его поразил и заинтересовал. А это уже кое о чем говорит.

Теперь об угрозе умственной перегрузки. Человеческий мозг — удиви­тельное и могущественное творение природы. Ошибочно мнение, будто он начинает развиваться с рождения. Последние исследования показали: клетки мозга интенсивно формируются уже на третьей неделе после зачатия. И каждую минуту их количество увеличивается на четверть мил­лиона. В течение первого года жизни мозг ребенка вырастает втрое, и это обеспечивает ему безграничные возможности для обучения. Американ­ские ученые подсчитали, что наш мозг в состоянии вместить информа­цию, которая заняла бы приблизительно двадцать миллионов томов — столько, сколько находится в крупнейших библиотеках мира.

Еще недавно ученые считали, что логическое мышление и склоннос­ти к языкам начинают формироваться у ребенка с того времени, когда он заговорит. Сейчас доказано: эти процессы начинаются с четвертого меся­ца беременности и до начала третьего года жизни ребенка.

Чем больше слов на разных языках будет услышано ребенком в этот период, тем легче малыш будет преодолевать трудности, связанные с освоением иностранной речи.

Физиологические процессы, происходящие в голове человека во время учебы, еще недостаточно изучены нейропсихологами. Но экспери­ментальные данные свидетельствуют о том, что во время учебы, особенно в ранние годы жизни, необходимые связи между нейронами мозга устанавли­ваются гораздо быстрее. Чем раньше и интенсивнее они задействованы, тем выше наши способности к усвоению новых знаний и навыков. Установлено, что не используемые человеком умственные способности постепенно утрачиваются. Мозг, как и мышцы, укрепляется в работе и ослабевает в бездействии. Для характеристики данного явления в психологии введен даже специальный термин — НУВЭРС. Мрачновато звучащая аббревиа­тура расшифровывается как необратимое угасание возможностей эффективного развития способностей. Вот почему очень важно вовремя распознать дар ребенка и создать необходимые условия для его совер­шенствования. Ведь многие человеческие способности проявляются очень рано. К ним, кстати, относятся и математические. Не случайно самые молодые среди видных ученых — математики. И как знать, может быть, мать, не подумав, небрежно зачеркнула ногой на песке первые записи нового Н. Винера или А. Колмогорова.

Непослушный Жоров

Шумная колонна первоклассников неторопливым ручейком растянулась на пол квартала. Ее возглавляли и замыкали две учительницы с флажками, а детишки, державшие друг друга за руки, шли между ними. Лишь высокий мальчик в середине цепочки шагал в одиночку, как взрослый.

К нему часто подбегали другие малыши. Девочки что-то таинственно шептали ему на ухо. Мальчишки с достоинством раскрывали ладошки, по­казывая подобранные камушки, пестрые наклейки от жевательных резинок или захваченные дома маленькие фигурки из киндер-сюрпризов. Здесь бурли­ла своя жизнь, складывались свои отношения.

Вдруг шедшая впереди молодая учительница остановилась, оглянулась назад и громко потребовала:

Жоров, стань, как все, в пару!Почему ты опять бредешь один?

А я не хочу, как все, — ответил мальчик.

Тогда в кино мы не пойдем, — и ручеек замер, разговоры и смешки пре­кратились. — Дети, будем ждать, пока Жоров перестанет упрямиться, и начнет вести себя, как другие.

А немного погодя добавила:

Леночка, стань в пару с Жоровым, и идите вместе.

К отмалчивавшемуся Жорову подошла девочка, протянула руку. Он как-то нехотя взялся за нее, и движение возобновилось.

Только почему-то теперь дети напоминали не ручеек, а покорный строй равнодушных существ, перегоняемых по этапу через весь город под конвоем двух строгих педагогов с красными флажками в руках.

Давайте вспомним, сколько раз в пылу гнева, не най­дя убедительных доводов, не докопавшись до истинных причин того или иного поступка ребенка, мы бросаем в сердцах своим детям и ученикам упреки типа: «А ты что, лучше других?» или «Все слушаются, почему же только ты — исключение?» Подобные вопросы родителей и педагогов, как и требование молодой учительницы, обращенное к маленькому Жорову, объясняются чаще все­го непониманием психологических причин, которыми вызывается стремление ребенка к независимому поведению, его желание выделить­ся и быть не похожим на других.

Исследуя социально-психологические процессы развития детей и подростков, академик А. В. Петровский установил, что к числу важней­ших социальных факторов, которые определяют успешное вхождение человека в общество, относится потребность быть личностью.

Оказывается, каждому из нас для нормальной жизни нужны не только пища, одежда и другие материальные блага. Необходимо, чтобы окружа­ющие давали нам возможность свободно проявлять наши индивидуаль­ные особенности. Вот почему всякое требование взрослых действовать по образцу других, любые ограничения в выражении личных вкусов и прист­растий очень часто вызывают у детей и подростков открытое сопротивле­ние и протест, ведь они еще плохо умеют управлять проявлением своих чувств. Причем чем одаренней и самобытней человек, тем раньше и ос­трее проявляется у него потребность к самовыражению. Заурядная, серая личность быстро и легко подчиняется общим требованиям. Одаренная и та­лантливая — всегда чувствует себя неуютно в общем строю. Мы часто повто­ряем: «Природа не терпит пустоты». И почему-то куда реже вспоминаем, что еще больше она не любит однообразия. Посмотрите, как удивительно разнообразна расцветка окружающих нас растений и цветов. Как радует глаз неисчерпаемая фантазия природы в раскраске зверей, птиц, даже моллюсков и микроорганизмов. А многократное повторение, копирова­ние только навевает тоску, угнетает нашу психику и вызывает раздраже­ние. В науке введено специальное понятие — психологический комфорт разнообразия. Но как часто из-за душевной лености мы лишаем детей так необходимого им психологического комфорта, поскольку иметь дело с повторяющимся и понятным легче и проще.

Как видно из ситуации, учительница интуитивно, на подсознатель­ном уровне выделяет Жорова среди остальных. Не случайно же она обра­щается к нему по фамилии, в то время как к другим детям — по имени. В психоанализе подобное явление называется дистанцированием. Оно на­блюдается в случаях, когда поступки и действия человека, с которым мы общаемся, нам не совсем понятны и мы не знаем точно, чего от него ожидать. Особенности поведения мальчика учительница ошибочно воспринимает как непослушание, проявление детского упрямства и не находит другого способа воздействия на него, кроме попытки заставить ребенка подчиниться общим требованиям. Между тем в психологии на­работаны и проверены в педагогической практике способы правильного общения с подобными детьми. Основное правило гласит: постарайтесь подсказать им пути для проявления творческой энергии, ее реализации в конкретных действиях и поступках.

Так, по поведению Жорова, по тому, как относятся к нему однокласс­ники, отчетливо чувствуются заложенные в нем качества лидера. Почему бы не поставить его во главе колонны, не передать ему флажок для остановки движения во время перехода улиц?

Ведь правильное понимание причин, лежащих в основе стремления детей и подростков нарушать общепризнанные правила и нормы, имеет не только воспитательное, но и практическое значение.

Например, исследования американских психологов выявили инте­ресный факт: среди малолетних нарушителей общественного порядка, находящихся на учете в полиции, процент неординарно мыслящих и творчески одаренных личностей намного превышает усредненные пока­затели по стране.

И сразу же специалисты кадровых служб ведущих промышленных компаний стали частыми посетителями детских отделений в полиции. Именно здесь они отбирают наиболее перспективных ребят, оказывают им финансовую поддержку, помогают получить образование. Оказывает­ся, возня с непослушными подростками — дело выгодное и перспектив­ное. И, право, не стоит огорчаться, если Ваш ребенок не желает быть по­хожим на других.

Опасное разрешение

Переполненный троллейбус. Сдавленная со всех сторон маленькая школь­ница с портфелем за спиной. Ее ранец мешает пассажирам. Пробираясь к выходу, они оттесняют девочку то в одну, то в другую сторону. Сидящий около нее пожилой мужчина замечает, что девочке неудобно, и чтобы как-то помочь ребенку, приглашает ее сесть к нему на колени. Девочка робко смотрит на сопровождающую ее бабушку, ловит разрешающий взгляд и вклинивается между сиденьями. Но чувствует себя она не очень хорошо, нервно крутит головой, поглядывая на бабушку, потом в окно троллейбуса и опять — в сторону бабушки...

Обычная, какие мы нередко наблюдаем, сценка. Как будто бы ничего существенного не произошло. И психо­логический промах, допущенный любящей бабушкой в воспитании внучки, может пройти незамеченным. А может со временем дать осложнения...

Личность ребенка складывается в ходе общения со взрослыми и сверстниками. Но свойства личности, доказали психологи, формируются не одновременно и не с одинаковой полнотой. Одни складываются уже в раннем возрасте. Другие, напротив, лишь слегка проклевываются и совершают скачок в развитии позднее. Академик Б. Г. Ананьев доказал, что у детей формируются, прежде всего, коммуни­кативные свойства личности. Именно они обеспечивают ребенку возмож­ность вступать в контакт с окружающими, получать как можно больший объем информации и ощущений, которые и являются «витаминами» развития личности.

Вот почему нормальный ребенок, как правило, легко и свободно идет на контакт даже с незнакомыми людьми. И этому можно только радо­ваться. Но развитие коммуникативной активности ребенка нельзя пускать на самотек. Она нуждается в чутком и своевременном направлении. Очень важно, чтобы у ребенка сформировалось чувство меры в общении с малозна­комыми лицами.

Вы не задумывались над тем, почему у некоторых людей жизнь состо­ит из сплошных неприятностей? Их чуть ли не на каждом шагу поджида­ют какие-то передряги и несчастья, с ними вечно случаются самые раз­нообразные происшествия. Случайность подобных событий обманчива.

Как правило, такое происходит с людьми, у которых занижено чувство опасности.

Пожалев внучку и разрешив ей принять предложение чужого мужчи­ны, бабушка поступила опрометчиво. Подобные формы контактов уменьшают врожденную осторожность, дарованную нам природой, или, как говорят психологи, снижают пороговое ощущение опасности. Под порогами чувствительности в психологии понимается минимальная раз­ница в ощущениях, которую способен воспринимать человек. Пороги могут иметь физиологический характер, когда речь идет о различиях в восприятии, например, боли, звука, света и т. п. И морально-нравствен­ную сторону, когда мы говорим о добре и зле, хорошем и плохом, о том, что можно и чего нам нельзя совершать. Как физиологические, так и нравственные пороги строго индивидуальны.

 

 

Для ребенка очень му­чительно, когда родители случайно, или специально и сознательно, избегают смотреть на него. Глаза родителей должны посто­янно излучать нежность и любовь, независимо от того, довольны ли Вы сво­им ребенком в данный момент или нет.

Елена Кузьмина, педагог-психолог

Физиологические пороги можно регулировать с помощью разнооб­разных тренировок, а морально-нравственные — воспитанием. Готовя

ребенка к вступлению в мир межличностных отношений со взрослыми и друзьями, форми­руя его коммуникабельность, родители должны научить его различать пороговую грань между доверчивостью и излишней подозрительностью, между тем, что допус­тимо в отношениях с людьми, а что — непри­емлемо.

Ребенок должен знать, что, к примеру, заходить в лифт в сопровождении чужого мужчины — опасно, нельзя брать подарки без разрешения родителей от незнакомых людей и т. п.

Как можно раньше объясните ребенку, что никто не должен обнимать его и целовать, трогать интимные части тела. Очевидно, девочка что-то слышала от матери о необходимости от­казываться от помощи и услуг, предлагаемых незнакомыми дядями. По­этому она и ждала разрешения бабушки. А полученное согласие наверня­ка снизит в ее сознании ощущение опасности от нарушения подобного запрета. У этого эпизода есть еще одна важная сторона. Ведь речь идет в данном случае не просто о ребенке, а о будущей женщине. Для ее нор­мального нравственного воспитания очень важно, чтобы девочка как можно раньше поняла: сидение у кого-то на коленях — знак повышенно­го доверия к человеку. И им нельзя одарять каждого. Непонимание по­добных нравственных требований или различия в их уровнях с возрастом может стать первопричиной многих конфликтов.

— Как ты мог сделать такое? — часто слышим мы гневный вопрос одной из сторон конфликта.

Да что особенного произошло? В чем же моя вина? Проблема не стоит и выеденного яйца! — не менее эмоционально раздается с другой стороны.

И навсегда расстаются обиженные друг другом друзья. Перестают находить общий язык родители и дети. Распадаются семьи, в которых совсем недавно царила любовь. И как трудно потом докопаться, где же кроются корни этих трагедий?

Мишина обида

Сегодня у Миши праздничный день. Родители подарили ему на день рож­дения настоящие часы. С тремя стрелками: часовой, минутной и суетливой секундной. Часы нужно раз в сутки заводить. Но, переполненный чувства­ми, Миша незаметно слегка подкручивает их каждый час. Заполучив часы, он стал неожиданно обладателем невиданного богатства — точного време­ни. А быть счастливым в одиночку мальчишке кажется неинтересным. Ему хочется поделиться радостью с другими.

Их третий класс занимается во вторую смену, и в школу Миша вышел на целый час раньше. Пестро разрисованный ранец за плечами делает его по­хожим на доброго гномика, отправившегося в сказочную страну знаний. У первой же встретившейся старушки он спрашивает:

Бабушка, сказать Вам сколько времени?

Скажи, милый, скажи, — обрадовалась она. Миша отдернул рукав куртки и четко произнес:

Одиннадцать часов, двадцать девять минут и пятнадцать секунд!

 

Спасибо, умничка, дай Бог тебе здоровья, — поблагодарила старушка. Сияющий Миша идет дальше. На углу дома он заметил спешащего кудато мужчину.

Дядя, Вы хотите знать, сколько времени? — свои услуги Миша. Мужчина подозрительно смотрит на малыша и проходит мимо. Дальше

Миша долго идет молча. Только возле самой школы он поинтересовался у проходившей мимо женщины, не хочет ли она узнать, который час? Но та недовольно отвечает:

Нехорошо, мальчик, приставать к незнакомым людям.

Праздник испорчен окончательно. Обиженный непониманием, в школе Миша уже никому не показывает подарок, а только незаметно проверяет, на сколько минут раньше или позже раздается звонок на перемену.

Из-за чего же испортилось настроение ребенка? В чем причина его невысказанной обиды? В неразделен-ности чувства. Мальчика обидело отсутствие теплоты и доброты у взрослых, к которым он обращался. А ведь человек не может нормально существовать и успешно развиваться в изоляции от других. Ему необходим постоянный отклик на его переживания, оценка выполненной им работы, высказанной мысли.

Вот почему в наших домах часто появляются друзья из параллельного мира. К примеру, кошки и собаки. Эти животные удивительно точно улавливают настроение хозяев и учитывают его в своем поведении. Проявите к ним внимание, и они сразу же наглядно продемонстрируют Вам свое удовольствие и радость.

В педагогической психологии подобная быстрая реакция нашей пси­хики на происходящее во внешней среде называется обратной связью. Оказывается, любая система, в том числе и межличностных отношений, не может функционировать нормально при ее нарушении.

Проявляя внимание к взрослым, делясь с ними радостью, Миша на­деялся получить в ответ нечто подобное. А натолкнулся на равнодушие. И праздничный свет в душе ребенка угас. Или, как выразился бы специ­алист в области теории систем, оборвалась обратная связь.

Между тем исследования показывают, что обратная связь имеет очень важное значение для правильной организации и проведения процессов воспитания и обучения. Так, кибернетики установили: чем оперативнее обратная связь, тем эффективнее работает любая система. А по характе­ру своего содержания обратная связь может быть положительной (вспомните бабушку, которая встретилась Мише) и отрицательной. При положительной обратной связи результаты действия любой системы рез­ко возрастают, а при отрицательной — уменьшаются. На эти важнейшие положения кибернетики опирается целый ряд методических выводов психологов, способствующих совершенствованию учебно-воспитатель­ного процесса. Вот только несколько таких практических рекомендаций.

Совет первый. Не откладывайте поощрение или наказание ребенка на потом, ожидая, что он добьется больших успехов или совершит более серьезный проступок. Задержка обратной связи резко снижает степень педагогического воздействия. И наоборот, если ребенок узнает о своем правильном действии или совершенной ошибке сразу же после оконча­ния работы, эффективность такого воздействия возрастает. Почаще вспоминайте мудрую пословицу о ложке, которая дорога к обеду.

Совет второй. Не бойтесь похвалить ребенка, когда он заслужил по­ощрение. Чем чаще он будет слышать от окружающих добрые слова, тем больших успехов он добьется. Это именно тот случай, о котором говорят: кашу маслом не испортишь.

Совет третий. Стараясь обрадовать ребенка или отметить его прилежание, не гонитесь за дорогими подарками. Для него гораздо важнее не то, что он получает от родителей или педагогов, а как часто они одаривают его своим вниманием. В воспитании добротой абсолютно оправдывается присказка: чем чаще, тем слаще.

Вредное молчание

Вечером вся семья собралась у телевизора. Всю третью четверть мама, папа и Миша, если уроков задают поменьше, с увлечением следят за собы­тиями, которые разворачиваются в очередном бразильском сериале.

На завтра у Миши по расписанию пять уроков. Чтобы рационально использовать время, он совмещает подготовку к занятиям и просмотр телефильма.

«Когда почва истощается, ей надо возвращать питательные вещества, которые взяли растения, — повторяет он вслух не очень громко заданный параграф по природоведению, — лучшее удобрение — навоз...»

Бубнишь и бубнишь под ухом, — не выдерживает мама. — Уже не маленький, читай про себя!

Во-первых, я не читаю, а повторяю, — уточняет Миша. — Во-вто­рых, в книжке про меня ничего не написано.

Ты смотри, умник нашелся, — вмешивается отец. — Иди со своим на­возом на кухню и не мешай другим!

Чтобы не раздражать родителей и досмотреть серию до конца, Миша умолкает. Он беззвучно повторяет прочитанное.

Родители Миши не представляют себе, какой психо­логический вред они наносят ребенку, требуя отказаться от проговаривания вслух материала учебника. Ученые установили: усвоение новых знаний и практических на­выков не может происходить мгновенно. К пониманию и осознанному выполнению любых действий человек поднимается постепенно, словно по лестнице.

Каждая очередная ступенька в таком восхождении имеет свое очень важное значение. Если попробовать перепрыгнуть через нее, процесс ус­воения знаний затянется, а их качество — ухудшится. Педагогической психологией разработана целая теория поэтапного формирования умствен­ных действий, утверждающая, что первой важнейшей ступенькой такой лестницы является специальный этап, который называется громкой речью.

Оказывается, что для успешного закрепления новых знаний, правиль­ного их использования на практике очень важно научить человека выражать свои мысли. Так он приобретает навыки правильного форми­рования умственных действий и ценный опыт экстериоризации, т. е. умение передавать словами то, что он чувствует и выполняет.

Мне часто доводится на зачетах и экзаменах видеть умные, понимаю­щие глаза молчащих студентов или слушать, как тяжело и неловко строят они фразы во время ответов. Как неуклюже формулируют они интерес­ную мысль. И дело тут не только в отсутствии должного прилежания. Возможно, в детстве, во время приготовления уроков, когда ребенок пытался проговаривать заданный материал вслух, увлеченные чем-то родители просили его помолчать или выйти на кухню.

Что такое «облучок»

В городе начали открывать лицеи. При зачислении в первый класс с каж­дым лицеистом беседует психолог. Узнав о таком нововведении и выведав вопросы, которые задают на собеседовании, Андрюшина мама решила малость поднатаскать сына.

Какие геометрические фигуры ты знаешь? — выясняет она. Тот недоуменно пожимает плечами.

 

Смотри внимательно: вот это — круг, — начала рисовать мама на тетрадном листке. — Это — квадрат. Треугольник выглядит так. Понял?

Андрюша, улыбаясь, кивает. Ему явно нравится, что скоро он пойдет в школу, да еще не в обычную, а в лицей. Интересными кажутся и фигурки, которые рисует мама. Чтобы проверить, как он усвоил показанное, мама спрашивает, указывая на круг:

Это что такое?

Колесо, — с готовностью отвечает Андрюша.

Не колесо, а круг, — поправляет его мама. — Слушай внимательнее. А другие фигуры как называются?

Обескураженный первой ошибкой Андрюша не спешит с ответом. Немного подумав, он не очень уверенно, показывая на квадрат и треуголь­ник, отвечает:

Это домик... А это — крыша.

Вот ляпнешь такое учительнице, так тебе не только лицея, но и обычной школы не видать, — раздражается мама. — Постарайся сосредоточиться.

Она объясняет все заново. Андрюша недоумевает: почему у мамы повы­сился тон голоса? И его уже почему-то совсем не радует предстоящее по­ступление в лицей...

Ребенку действительно трудно разобраться, чем вызвана досада матери. Ведь его действия абсолютно естественны и логичны. А возникшее недоразумение объясняется, скорее всего, теми психологическими огрехами, которые допускают родители и воспитатели, ведущие обучение малышей. Взрослые привыкли опери­ровать абстрактными понятиями наравне с конкретными. А для Андрю-ши слова типа «геометрическая фигура» или «квадрат» пока ничего не значат. Дети постигают окружающий мир через конкретные предметы.

Только хорошо освоив их, зная, как они выглядят, ребенок в состоянии осмыслить содержание абстрактного понятия. Вот почему для дошколь­ника круг всегда будет связан с колесом или бубликом, а треугольник — с крышей домика. Такие смысловые системы психологи называют

сенсорными эталонами.

В подобных ситуациях малыша нужно не поправлять, а наоборот — использовать образное влияние эталона для лучшего усвоения новых по­нятий. Почему бы не подсказать ребенку, что, к примеру, параллелепипед похож на кирпич, и наверняка сложное понятие сразу же закрепится в детском сознании.

Чем разнообразнее запас сенсорных эталонов у родителей и воспита­телей, тем шире круг абстрактных понятий, которые легко и непринуж­денно смогут осваивать общающиеся с ними дети.

Другой промах Андрюшина мама допустила, когда пыталась позна­комить сына с треугольником. Нарисовав геометрическую фигуру, ей следовало бы вместе с ребенком вначале сосчитать количество ее углов, а только потом — назвать ее. Тогда бы числовое и образное представле­ния нового понятия совпали, образовав очень важный смысловой мостик. И, главное, ребенку стало бы понятно не только содержание впервые услышанного понятия, но и его название. К сожалению, даже опытные педагоги часто забывают о необходимости систематической проверки правильного понимания детьми новых слов. Нарушение этого правила ведет к механическому заучиванию и искажению смысла изуча­емого материала.

Помнится, моя внучка с восторгом декламировала мне стихотворе­ние, за чтение которого она получила в школе первую пятерку:

«...Бразды пушистые взрывая, Летит кибитка удалая; Ямщик сидит на облучке В тулупе, в красном кушаке».

Когда я поинтересовался, что такое «облучок», она удивилась: — Дедушка, ну как же ты не знаешь такое, а еще профессор. Облу­чок — это маленькое облачко!..

Зарисовки с натуры

Обрывки разговоров, случайно подмеченные сценки из повседневной школьной и семейной жизни. Но как порой емко и точно в них отража­ется сущность психологических ошибок, которые мы допускаем в ходе воспитания и обучения. Вот несколько таких «зарисовок с натуры». Давайте повнимательнее присмотримся к ним.

Разговор в учительской. Молодая учительница держит под мышкой стопку ученических тетрадей и разговаривает с матерью третьеклассника:

Очень хорошо, что зашли к нам. Я уже успела проверить самостоя­тельную работу Сережи, — она кладет стопку тетрадей на стол, ищет нужную. — Чувствую, что мальчик стал работать над собой...

Мать нетерпеливо:

—        На сколько же он контрольную написал? Учительница:

Пока, к сожалению, опять пришлось поставить двойку... Видите, — показывает она, — все-таки допустил пять грубых ошибок. Конечно, это уже не то, как было недавно, когда за десяток зашкаливало...

Мать:

Знаете, Сережа так готовился к этой работе. В воскресенье друзья футболом манили, так он, слышу, кричит им, что занят. Глянула, чем же. А он, вижу, как Вы советовали, уже третий лист переписывает словами, в которых раньше ошибки проморгал. Может быть, все-таки тройку мож­но поставить? Чтобы у него руки не опустились...

Учительница:

—        Понимаете, есть утвержденные Министерством нормативы грамотности. За такое количество ошибок просто нельзя ставить поло­жительные оценки...

На первый взгляд, объяснение учительницы выгля­дит убедительным. Действительно, педагог должен быть объективным, и его задача — выявить фактический уро­вень знаний и умений своих учеников. Но в то же время он должен помнить, что каждая отметка воспринимает­ся учащимися, особенно в младших классах, не только как объективная мера личных успехов в освоении изучаемого предмета, но и как оценка прилежания, старательности и даже волевых качеств, проявленных в ходе учебы. Поэтому у опытных, творчески работающих учителей, утверждают психологи, отметка всегда носит комплексный характер. Не случайно ученые, изучавшие проблемы психотерапии неус­певаемости, сформулировали такое важное правило:

Текущая отметка должна сравнивать сегодняшние успехи ребенка с его собственными вчерашними неудачами, а не только с государственными нормами оценивания.

Борьба с недостатками. Вечером, возвратившись с работы, отец инте­ресуется, как сын, ученик второго класса, подготовился к занятиям, как он провел свой день, и не может пройти мимо замеченных недостатков.

Ты посмотри, — укоризненно вычитывает он сына, — на свою писани­ну. Тут зачеркнуто, здесь накалякано черт знает что. Разве ты не понима­ешь, что подобную грязь стыдно в классе показывать?

Сын виновато отмалчивается. Из приобретенного опыта он уже знает, что в таких случаях лучше всего промолчать.

Мама опять жалуется, что с улицы тебя не загонишь, в магазин за хлебом ей самой пришлось идти. А ведь мы же с тобой договаривались, что это будет твоей обязанностью. Теперь посмотри на свой портфель. Всего месяц, как купи­ли, а его уже не узнать. Ты думаешь, у нас лишние миллионы валяются?

Отцовское стремление систематически контролиро­вать поведение сына и его школьные успехи можно только приветствовать. Жаль лишь, что при этом он до­пускает очень распространенную педагогическую ошибку, стремясь бороться сразу с несколькими недо­статками ребенка: неаккуратным ведением тетрадей; невыполнением взятых на себя обязанностей; небрежным отношением к своим вещам. А подобное желание искоренить сразу несколько недостат­ков, наблюдающееся у многих родителей, противоречит психологичес­кому требованию, которое утверждает:

Чтобы избавить ребенка от недостатков, надо замечать не более одного сразу. Нельзя исправить несколько недостатков одновременно, поэтому не­обходимо сосредоточить его внимание на каком-нибудь одном. Иначе ребе­нок становится нечувствительным к оценкам, а ситуация — психологически неуправляемой.

Как мы критикуем. Мама поручила дочке навести порядок в своей ком­нате и помыть полы. Подозрительно быстро та сообщила, что с заданием справилась. Когда мать вошла в комнату и проверила, как выполнено пору­чение, то осталась очень недовольной:

Ну и лентяйка же ты, — начала она вычитывать дочке. — Уже четвертый класс заканчиваешь, а пол вымыть не можешь. Хотя бы хоть раз постаралась сделать что-нибудь по-человечески.

И заметив, что девочка обиженно нахмурилась, добавила:

—        Только, пожалуйста, не дуйся. Что, я тебя плохому учу?

Нет сомненья, что мать от всей души желает привить своей дочери важное стремление — любое, пусть даже мелкое, поручение выполнять добросовестно и с душой. А этому, конечно, помогает объективный контроль и оценка каждой работы. Но в данном случае ее критика выполненной работы направлена не на результаты труда, а на личность ребенка. Вместо конкретных указаний о допущенных ошибках или огрехах ребенок слышит общие фразы и неле­стные слова о самом себе. Поэтому понятна и естественна обида дочери. Ведь психологи не случайно предупреждают: критиковать нужно всегда исполнение, а вот хвалить — исполнителя!

Неожиданная тройка. Когда мать поинтересовалась, как прошел день в школе, сын сказал, что нормально. Но по тому, как было произнесено это «нормально», как виновато скользнули в сторону его глаза, она сразу почуя­ла неладное и попросила показать дневник.

Идействительно, среди прежних пятерок в последний день недели появи­лась тройка по математике.

Это что за подарок к субботе? — спросила мать, стараясь быть по­спокойней.

Задача попалась трудная... Ее весь класс решил неправильно...

Но ты же обещал закончить четверть отличником.

Я и стараюсь, ты же видишь.

Как же, вижу твои старанья... Вот они налицо.

Обычный разговор между родителями и ребенком, который можно услышать в подобной ситуации. Но беда в том, что он не только не несет никакой воспита­тельной нагрузки, а даже наоборот, может стать еще одной трещиной в отношениях между матерью и сыном. Ведь действуя таким образом, она нарушает важную психологическую заповедь: Не бей лежачего! Двойка, а для кого и четверка — достаточное наказание, и не стоит дважды наказывать за одни и те же ошибки. Оценку своих знаний ребенок уже получил, а дома от родителей ему нужна спокойная помощь!

Эффект фацилитации

К своей небольшой даче, построенной по собственному проекту и под не­посредственным ее руководством, Тамара Михайловна прикипела душой. Она любила после суетливых городских будней приезжать сюда в конце не­дели с Юлей, привязалась к тихому уюту своих четырех соток, ухоженных вместе с дочкой.

Ей, уставшей от возни с лопатами, тяпкой или граблями, нравилось на заходе солнца постоять на маленьком балконе, похожем на капитанский мос­тик, послушать, как Юля читает вслух перед сном какую-нибудь книжку. Или как она знакомой интонацией учительницы их класса тихонько выгова­ривает своей любимой кукле Свете за недостаточное прилежание в учебе.

С балкона открывался прекрасный вид на излучину реки с широким плесом. И Тамара Михайловна в такие мгновения чувствовала себя удачли­вым капитаном, который вывел свой семейный корабль на безопасный фарватер. Но сегодня все сложилось по-другому. К концу дня небо неожи­данно очень быстро затянуло тучами. В рано осевшей темноте со всех сторон тревожно стали биться зарницы. С каждым всполохом гром урчал все сильнее, словно подкрадывался громадный таинственный зверь.

Юля улеглась в постель, но не могла уснуть. При каждой вспышке и рас­кате грома ребенок тревожно ойкал. Она интересовалась, не попадет ли молния в их домик, не сорвет ли крышу поднявшийся ветер.

Спи, не бойся. Ничего с нами не случится, — успокаивала ее Тамара Михайловна уверенным голосом.

А можно, мама, я положу с собой Свету? — попросила неожиданно дочка.

Вот еще новости... Ты же уже немаленькая... В третий класс пере­шла. Научись побеждать свой страх, а то вырастешь у меня трусишкой и тряпкой, — возразила Тамара Михайловна.

За годы, которые она, оставшись без мужа, сама вела хозяйство и вос­питала дочку, Тамара Михайловна убедилась, как необходимы женщине в сегодняшнем мире решимость и умение постоять за себя, не поддаваться минутным слабостям. И ей очень хотелось, чтобы дочка выросла именно таким, независимым ни от кого, человеком.

Чувства и желания матери вполне понятны и оправ­данны. А вот в своих действиях она допустила психоло­гическую промашку, которая может со временем сказаться отрицательно и на характере дочери, и на ее взаимоотношениях с окружающими.

Тамара Михайловна, как и многие родители, оши­бочно считает смелым и решительным такого ребенка, который ничего не боится. Аподлинная самоотверженность человека проявляется, преж­де всего, в уважении к своей личности и в стремлении не уронить своего достоинства в глазах других людей.

Не случайно кошмары всех концентрационных и исправительных ла­герей направлены на то, чтобы «сломать» человека, дать ему как можно скорее осознать и почувствовать собственное ничтожество. Достигается это легче всего тогда, когда совершается подлость по отношению к сво­им близким или даже малознакомым людям.

Человеку с нормальной психикой важно быть не только «хорошим» в своем представлении. Он всегда чутко реагирует на то, как со стороны воспринимается окружающими.

Еще в 20-х годах XX в. американские социологи зафиксировали инте­ресное явление, получившее название эффекта социальной фацилитации.

Оказывается, стоит в любую группу ввести какое-нибудь лицо, значи­мое для большинства ее членов, как коренным образом меняется характер повеления и результаты деятельности всей группы. Причем эта зависи­мость настолько сильна, что проявляется не только на социальном, но и физиологическом уровне. Даже сам организм человека независимо от нашего сознания реагирует на присутствие другой, значимой для нас, личности. Эксперименты показали: подобное психологическое влияние может быть таким мощным, что у человека почти наполовину снижается чувствительность к воздействиям электрического тока, звуковым колеба­ниям и другим физическим воздействиям. Недавно по страницам газет и журналов прошло сенсационное сообщение о новой практике приема ро­дов. В передовых зарубежных клиниках все чаще и чаще стали включать в команду медиков, принимающих роды, отца ребенка. Роженицы утверж­дают: присутствие любимого облегчает им роды, снижает боль. Так прояв­ляется еще одна грань эффекта социальной фацилитации.

На семейном уровне родители тоже, даже не подозревая того, часто и довольно успешно используют его воспитательную силу. Кому не знако­мы, к примеру, такие сценки. Споткнувшись о камень, упал и расплакал­ся малыш. Бабушка, безусловно, пытается утешить внука. И вдруг ее осеняет:

— Смотри, твой дружок глядит на тебя, какой ты плакса... И крик сразу же прекращается.

Мать перед визитом гостей затевает уборку и просит сына помочь вымыть пол. По тому, как он медленно берет ведро, как вяло водит перед собой тряпкой, отчетливо видно, с какой неохотой выполняется работа. Как бы между прочим мать упоминает, что среди гостей будет ее подруга с дочкой — ровесницей сына. И как тщательно оказывается вымытым пол!

Все это тоже — социальная фацилитация. Но очень важно знать и правильно использовать ее большие воспитательные возможности осо­знанно. Давайте подумаем, разве случайно, испугавшись грозы, Юля за­хотела положить рядом свою любимую куклу? Нет, сработал заложенный природой человека эффект фацилитации.

Интуитивно ребенок догадался: присутствие близкого, который нуж­дается в ее помощи, затмит чувство страха, заставит думать и заботиться о другом. А еще величайший знаток человеческих отношений Лев Тол­стой подметил, что чуткость, способность перевоплощаться в другого и чувствовать за него составляет главнейшую черту характера глубокой и целостной личности. Такую черту особенно важно воспитывать у дево­чек — будущих матерей. Ведь осознание ответственности за другого, готовность к самопожертвованию — основа любви, материнской привя­занности и семейного счастья.

Чем раньше и чем чаще дети получают возможность переживать чувства, вызываемые фацилитацией, тем осознаннее и ответственнее строятся отношения между подрастающими мальчиками и девочками. Тем больше тепла в дальнейшем окажется в их семьях. Вот чего не учла Тамара Михайловна.

Родственность душ

Случайно услышанный обрывок разговора двух матерей:

Не знаю, что делать с дочкой. Раньше с соседской девочкой дружила, всегда вместе время проводили. А сейчас завела подружку из школы. На класс старше. На целую голову выше. Вся размалеванная. Все свободное время с ней убивает. Я возмущаюсь, а с нее как с гуся вода...

У моего точно такая же история. Ты же знаешь, шестой он закончил отличником. А в этом году у них в классе новенький появился. Мальчик еле-еле на тройки вытягивает, а мой ему в друзья набился. Спрашиваю у своего, что у них может быть общего. А он мне в ответ, мол, души родственные у них оказались.

И обе женщины рассмеялись.

Всего несколько случайных фраз. Но как отчетливо высвечивается в них родительское непонимание психо­логических закономерностей, по которым складывают­ся дружеские отношения между подростками. Это толь­ко непосвященным кажутся случайными дружеские связи, установленные между ними. А в действительнос­ти же они во многом определены заранее. Вот почему в народе говорят: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты.

В детстве дружба строится на эмоциональной привязанности, которая возникает при совместной деятельности. Дошкольник своим другом считает того, с кем он чаще всего играет. В начальных классах дети под­бирают друзей на основе близости проживания и семейных знакомств. Они поддерживают тесные отношения с ровесниками из соседних подъ­ездов, домов или тех семей, с которыми дружат их родители.

Но с психологической точки зрения подобные отношения — еще не дружба. Хотя не только сами дети, но и многие родители считают именно таковой.

В действительности же детское общение перерастает в дружбу лишь тог­да, когда взаимные привязанности начинают строиться на основе общности интересов и духовной близости.

Обычно такие изменения в отношениях между детьми наблюдаются с наступлением подросткового возраста, когда ребенок уже выделяет об­щение со сверстниками в сферу своей личной жизни, в которой он может действовать самостоятельно без участия взрослых.

Главная особенность психики подростка состоит в ее двойственности.

С одной стороны, он уже покинул детство и стремится своим поведе­нием доказать, что он уже перестал быть ребенком. В то же время он еще не принят в свой мир взрослыми, которые продолжают считать его маленьким. Из-за такой неопределенности подросток чувствует себя не­уютно, одиноким и начинает активный поиск близкой души, которая могла бы понять его, с которой можно было бы обмениваться всеми радостями и печалями.

МТ-5

От чувства одиночест­ва человек чаще страдает в молодости или в зрелом возрасте?

Поэтому смена или появление новых лиц в кругу знакомых Вашего сына или дочери в подростковом возрасте вполне закономерны и естественны. Но процесс самоопределения подростков в их дружес­ких связях чаще всего протекает довольно болезненно. Психологический анализ причин конфликтов, возникающих между родителями и детьми на этой почве позволил вскрыть некоторую закономерность. Оказывается, взрослые обычно не одобряют тех предпочтений, которые подростки проявляют при определении своих ближайших друзей. Мамы и папы в большинстве случаев убеждены, что их дети не умеют и не готовы созна­тельно выбирать себе товарищей.

МТ-6

Кому труднее устанав­ливать контакты и преодо­левать коммуникативные барьеры?

а)         детям;

б)         юношам;

в)         взрослым.

Происходит такое из-за различий в критериях оценки. Подросток жаждет прежде всего найти родственную душу. Как выражаются психо­логи и философы, свое второе Я. А родители озабочены совсем другим. Они боятся, чтобы новый друг или подруга не оказали дурного влияния на их чадо. Им хочется, чтобы новое знакомство было престижным, связано с достойной семьей, чтобы друг их ребенка пользовался авторитетом в школе, успешно учился и т. д и т. п.

И родители как-то забывают, что духов­ная близость определяется совсем другими мерками. И не всегда отличник может оказаться истинным другом. А душевная чуткость ребенка не обязательно связана с высоким материальным благополучием семьи. Эти разногласия приводят к появлению опасных трещин во взаимоотношениях между родителями и подростками, которые быстро заполняются непониманием и обидами. А они неизбежно порождают конфликты. Поэтому если Вы хотите их избежать, то постарайтесь:

▼ Ни в коем случае не навязывать личные предпочтения. Дайте ребенку возможность как можно полнее проявить свою самостоятельность при выборе друзей. Лучше всего направить родительскую инициативу и энер­гию на расширение круга знакомых сверстников, с которыми общается Ваш ребенок. А окончательное принятие решения оставьте за ним. Действуя таким образом Вы сможете снизить вероятность опрометчиво­го выбора без ущемления очень ранимого достоинства подростка.

Никогда не отзываться плохо о друге своего ребенка. Помните, что в подростковом возрасте товарищеские качества приобретают особую зна­чимость. И Ваша критика, даже если она и справедлива, вряд ли будет воспринята. Ведь это означало бы нарушение неписаных правил «кодек­са товарищества», авторитет которого у подростков незыблем.

Избегать насмешек над проявляемым подростками стремлением к дружбе и ожиданием встречи с родственной душой. Если все-таки друг или подруга оказывают негативное влияние на Вашего ребенка, то объясни­те ему, какие и почему те или иные формы поведения или действия Вы считаете неприемлемыми. Но никогда не надо увязывать их с личностью того, с кем дружит Ваш ребенок. Необходимые выводы он может сделать и сам. И, конечно же, никогда не стоит родителям насмехаться над зало­женным в подростках стремлением к встрече с близкой душой. Тем более, что уже точно установлено: родственность душ — не абстрактное понятие, не просто образное литературное выражение. Оказывается, общность душ имеет и конкретные формы физического проявления. В общности переживаний, в согласованности желаний. В повышенном взаимопонимании. В единстве мыслей и чувств. Последние исследова­ния показали: к людям с похожим душевным складом даже мысли приходят одинаковые.

Подлинная же дружба — это и есть первая встреча с чудом родствен­ной души. А человек, познавший счастье духовной общности, с совсем иными, более серьезными, мерками подходит к чувству любви, и к созда­нию семьи. Поэтому так бережно и так аккуратно нужно относиться к дружбе подростков.

Компьютерная беда

Когда Юра перешел в одиннадцатый класс, его мать вздохнула свобод­ней. Ей казалось, что подростковый, самый опасный возраст, сын благопо­лучно преодолел. В последний год она очень волновалась за него. У Юры появился странный малоразговорчивый друг, с которым он проводил почти все вечера. На вопросы матери, чем они занимаются, сын туманно отвечал, что другу родители купили новый компьютер, и они теперь «гуляют» по Интернету. А задерживается так поздно потому, что по вечерам цены на пользование