Материал: Психология взаимопониманя в конкретных ситуациях - Навчальний посібник (Стариков И. М.)


Самое сокровенное

Родители не только любили Андрея, но и гордились сыном. Его рисунки еще с детского сада часто брали на выставки, отмечали призами и премия­ми. Не было хлопот и с учебой, сын много читал. А с седьмого класса, как и отец, увлекся компьютером. Его графические программы использовались городской телестудией в рекламных заставках.

Еще недавно Андрей с увлечением рассказывал родителям о своей задум­ке научить компьютер рисовать цветные иллюстрации к стихам любимого им С. Есенина. Общие интересы очень сблизили Андрея с отцом. Мать радо­валась и даже чуточку по-доброму завидовала тому, как с каждым годом крепло взаимопонимание ее мужчин. Оно проявлялось и в скупом молчаливом похлопывании друг друга по плечу. И в грубовато-дружеском словечке «ба­тя», которое сын в последние годы стал использовать, общаясь с отцом. Ив частых спорах до хрипоты о возможностях машинного интеллекта.

А в середине десятого класса сына будто бы подменили. В дневнике зача­стили тройки. Принесенные из библиотеки в начале учебного года книги так и лежали нетронутой стопкой на верхней полке этажерки. Заглядывая в комнату сына, мать все чаще и чаще заставала Андрея лежащим на диване с задумчивым лицом.

На вопросы, не случилось ли чего, он смотрел на мать каким-то отсут­ствующим взглядом и нехотя бросал: «Все нормально, мама».

И хотя прежде Андрей не курил, недавно во время уборки в его комнате мать отчетливо уловила запах дыма. У нее возникло ощущение какой-то надвигающейся беды.

Она поделилась своим беспокойством с мужем, который пообещал выяс­нить, что происходит с сыном. А вечером после ужина мать стала свидете­лем неожиданного разговора. Вставая из-за стола, муж, как обычно, шутя хлопнул Андрея по плечу, чуть склонился над ним, шумно втянул в себя носом воздух и спросил:

Ты начал курить?

Немного. У нас почти все уже курят. А некоторые даже обкуриваются...

Надеюсь, у тебя до этого не дошло?

Пока нет.

А что, появилось желание? Или ты видишь в таком хобби какой-то смысл?

В том-то и дело, батя, что я вообще ни в чем особого смысла не вижу...

Поэтому ты и на тройки съехал в предвыпускном классе?

Хотя бы и потому... Один за всю жизнь ни одного гвоздя не забил. Дру­гой с утра до вечера за компьютером горбатится или в читалке. Третий зарабатывает кучу денег. А потом все лежат рядышком. Там, где тихонь­ко и спокойненько... Белиберда какая-то получается...

По отрывистым фразам и интонации, с которой они произносились, было понятно: сын делился наболевшим. Очевидно, тем, что мучило и не давало покоя в последнее время. После небольшой паузы он добавил:

— Или, может быть, батя, я не прав? И ты в состоянии объяснить мне в чем смысл нашей жизни?

Вопросы и мысли, которые мучают Андрея, относят­ся к числу самых сложных и сокровенных.

Родители должны быть готовы к тому, что рано или поздно взрослеющий ребенок начнет задумываться о смысле бытия. И будет лихорадочно искать ответы на волнующие его вопросы о целесообразности мира и его устройства. Это не проявление психических аномалий, а наоборот — яркое подтверждение нормального развития личности. Ведь в число важнейших психологических новообразований, которые формируются в юношеском возрасте, входит и мировоззрение.

Конечно, его основы закладываются гораздо раньше, чуть ли не с детства, когда ребенок осваивает принятые в обществе правила и нормы поведения. Но именно в юности у человека возникает потребность свес­ти приобретенные знания, разрозненные сведения и факты в целостную систему, позволяющую не только понять окружающий мир, но и оценить его, определить свое место в нем.

Юноша задумывается, для чего он пришел в этот мир, что останется после него. Отсюда — наивные формы философствования, которые часто наблюдаются у подростков, повышенный интерес к морально-нравствен­ным сторонам жизни и политики. Осмысливая жизненные явления, их ло­гическую связь, молодой ум натыкается на неизбежность конечности лич­ного бытия, что вызывает в неокрепшем сознании смятение, внутреннее несогласие, а иногда и страх от бессмысленности всего происходящего.

У многих, подобно Андрею, такие мысли и настроения ведут к ипохондрии. Степень ее проявления зависит от индивидуально-психоло­гических особенностей человека и его личностных качеств. Психологи отмечают: чем одареннее личность, чем ярче в ней выражено творческое на­чало, тем глубже и острее переживаются в юности поиски смысла жизни.

Не случайно именно на этот возраст приходится пик самоубийств и попыток покончить с жизнью. Вот почему в такие периоды подростки испытывают особую потребность в духовной поддержке взрослых, и в первую очередь родителей.

Хорошо, что мать и отец Андрея уловили кризисное состояние сына и пытаются помочь ему. Но давайте присмотримся, когда они действуют верно, а где допускают ошибки. Мать поступила психологически очень тонко, передав мужу возможность выяснить, что беспокоит сына. Значит, она учла и характер отношений, которые сложились между мужчинами, и общность их интересов. Она поняла, что с отцом Андрей будет более откровенен, и поэтому тактично уступила инициативу мужу.

Сам повод для разговора отец нашел удачно. Он ничего не говорит о беспокойстве матери, о ее тревогах. Беседа начинается как бы случай­но, вполне естественно. А вот дальше он действует неточно. Отцу не сле­довало продолжать разговор за столом. Было бы правильнее, если бы он, уловив готовность сына к диалогу, предложил Андрею перейти в его ком­нату. Ведь на «своей территории» человек всегда чувствует себя естест­венней и свободней. Но самое главное — мысли и чувства, связанные с поиском смысла жизни, относятся к числу самых сокровенных сторон человеческой психики, они носят интимный и исповедальный характер. Поэтому полная открытость и откровенность возможны только в беседе один на один.

Решаясь на разговор на столь острую и деликатную тему, родителям нужно хорошо знать и учитывать психологические особенности юноше­ского поведения в подобных ситуациях.

Они должны быть готовы к тому, что молодых, как правило, не удов­летворяют общие рассуждения о сложности и многоплановости миро­воззренческих вопросов и проблем, связанных с поиском смысла жизни. Юноши ждут от взрослых конкретных и четких формулировок и советов, соблюдение которых помогло бы им осознать цели, как собст­венного существования, так и всего человечества. А таких универсаль­ных объяснений не существует и быть не может. Поэтому очень важно осторожно и аккуратно подвести их к пониманию простой истины: смысл жизни каждый человек ищет самостоятельно, здесь нет и не может быть готовых рецептов. Поиск смысла жизни — процесс очень индивидуаль­ный, сокровенный и нелегкий, но в нем заложена одухотворяющая прелесть бытия.

Поиски смысла жизни могут стать и мощным толчком в развитии личности, вызвать всплеск творческой активности человека, если он поймет, что главную ценность жизни составляет сам факт бытия.

Помнится, когда в молодые годы я мучительно искал ответы на веч­ные вопросы, меня ошеломили пронзительные строчки короткого стихо­творения о сущности человеческого существования, опубликованные в журнале «Юность»: «Я был.

Я жил.

Я мыслил.

Я — ушел».

Они как-то сразу, сами собой, запали в иссушенную сомнениями ду­шу. И потом много раз в трудные минуты, когда я мучился над целесооб­разностью происходящего на Земле, меня поддерживала их суровая мудрость. А недавно, перечитывая последний, двадцать второй, том со­брания сочинений Л. Н. Толстого, встретил такую удивительную запись, сделанную им в дневнике: «Как хорошо жить, помня о смерти; помня о том, что ты идешь и должен работать на ходу».

Может быть, именно в этой мысли великого писателя и кроется раз­гадка его поразительного трудолюбия и беспредельной любви ко всему живому.

Жизнь ведь тоже только миг Только растворенье Нас самих во всех других Как бы им в даренье.

Борис Пастернак

По сути дела, разговор на такую тему подобен суровой морально-нравственной проверке, которую должны пройти родители. А в качест­ве экзаменаторов выступают самые строгие и пристрастные судьи — на­ши дети. Беседа наверняка не даст результатов, возможно, даже обострит кризис, если сын или дочь не почувствуют: за всем, что Вы говорите им, кро­ются не общие истины, а Ваши личные, выстраданные на собственном опы­те, мысли и убеждения.

Не страшно, если они не будут восприняты сразу или вызовут несогласие. Да и вряд ли в таких случаях стоит упорно настаивать на собственной правоте...

Мне здорово повезло с отцом. Миновали годы, а я отчетливо помню тот момент, когда в разговоре с ним, как мне тогда показалось, совсем случайно мы коснулись этой жгучей, беспокоившей меня темы. И мой вопрос о смысле жизни не застал папу врасплох. Он сделал небольшую паузу и коротко ответил: «В продлении жизни...» Тогда до меня еще не дошла вся глубина кратко сформулированной мысли.

МТ-2

В каком возрасте — юношеском или зрелом — человек больше склонен к теоретизированию, поиску общих принципов и зако­номерностей поведения?

С категоричностью, свойственной молодости, я стал возражать. Дока­зывал, что это философия пошлого мещанства, самооправдание обыва­теля. Ведь человек должен не только суще­ствовать, но и бороться за светлое будущее. Речь моя была яростной и убежденной. И мне было не понятно, почему довольно поблескивают голубые глаза отца, когда во время спора со мной он крутил головой и поправлял сбившиеся волосы, которые в ту пору из золотисто-рыжих стали просто бе­лыми.

^^^^^^^^^^^^^^Ш    Только с годами я понял, что подлинная

родительская мудрость состоит отнюдь не в навязывании детям своих истин. Даже если они очень дороги нам и выстраданы всей жизнью. Мудрость в том, чтобы понять детей, разделить их боль и подтолкнуть к собственным поискам.

Черная кошка

Счастливое замужество дочери перевернуло вверх дном привычную жизнь Веры Ивановны. Последние двадцать лет все ее повседневные радос­ти и огорчения, мысли и надежды вращались вокруг дочери. Когда муж умер, Оля еще не умела ходить, и заботы о воспитании дочери Вера Ивановна в непреклонном одиночестве несла все это время сама. Замуж она так и не вышла, хотя возможности были. Но Вера Ивановна считала такой по­ступок чем-то вроде предательства памяти мужа, которого она не могла забыть. А еще, если честно, просто боялась, что между ней и дочерью окажется кто-то третий.

Решение Оли о замужестве не было для нее неожиданностью. Дочка от нее ничего не скрывала. Вообще от матери у нее не было тайн, и в отноше­ниях между ними всегда преобладало равенство дружбы, а не та уважи­тельность дистанции, которая появляется между родителями и детьми в других семьях. Когда, бывало, они выходили в свободные вечера погулять в городской парк, обе стройные, одного роста, с похожими прическами, муж­чины, заигрывая с ними, часто принимали их за сестер.

Дома, вспоминая такие происшествия, отдельные словечки незадачли­вых ухажеров, они от души хохотали. Вера Ивановна прекрасно понимала и очень любила такой беспричинный заговорщицкий смех дочери, в котором сочетались и беспечность молодости, и скрытое женское превосходство над наивностью мужчин.

На первых порах к мужу дочери Вера Ивановна испытывала только теп­лые чувства. Он был однокурсником Оли по институту, родители его жили в деревне, и ей были симпатичны его сельская неторопливость, добродушное лицо. Она сразу предложила детям остаться жить у нее и после свадьбы по­меняться с Олей комнатами. Молодоженам отдала большую, а все свои вещи переместила в меньшую.

Уже в первую ночь, когда она привыкала к новому месту, Вере Ивановне приснился странный сон. Вместе с Олей они проходили мимо чужой дачи. Вера Ивановна сорвала с дерева красивое яблоко, а на нее из-за забора прыгнула огромная собака...

Она проснулась от собственного крика, а когда пришла в себя, неожидан­но с отчетливой безысходностью осознала: случилось самое жуткое — после свадьбы она потеряла единственное близкое существо.

Эти мысли стали ее преследовать, как наваждение. Она их стыдилась, старалась от них избавиться. Поделиться с ними нельзя было ни с кем, и от этого становилось еще страшнее.

По вечерам она слышала, как за закрытой дверью в своей комнате, раз­говаривая с мужем, смеется Оля. Совсем как прежде! Счастливо-заговор­щицки, только уже без нее... И какая-то смесь любви, ревности и глубокой обиды на дочь, на зятя, ухитрившегося так быстро отобрать ее у матери, накапливалась в сердце Веры Ивановны. От этой раздвоенности чувств она еще больше терялась и расстраивалась.

Как-то, желая присоединиться к детям, Вера Ивановна вошла тихонь­ко в их комнату. А через несколько минут на кухне дочка ей заявила:

Мама, ты бы хоть постучала перед тем, как войти. Все-таки мы не ма­ленькие. Нам хочется побыть вместе. Не ставь нас в неловкое положение.

Конечно, муж тебе уже стал самым родным, а мать можно и другую найти... Пусть привыкает со стуком ходить по собственной квартире, — взорвалась Вера Ивановна.

Но при чем тут одно к другому, мама, — спокойно возразила Оля.

Но по ее интонации, по тому, как нервно захлопнулась за уходящей дочерью дверь, Вера Ивановна поняла: между ними впервые пробежала черная кошка...

Попытаемся разобраться, чем объясняется неожи­данное появление этой кошки, отчего и почему неуют­но на душе у Веры Ивановны. По статистическим дан­ным, каждый второй брак в нашей стране распадается. И как ни странно, большая доля вины в этом лежит на родителях молодоженов.

Общество постепенно осознает необходимость и важность заблаговременной подготовки молодежи к семейной жизни. А что мы знаем про обязательную психологическую подготовку родите­лей к такому важному событию, как создание семьи их детьми? Можно с уверенностью утверждать: замужество взрослой дочери застало Веру Ивановну врасплох, морально к этому не готовой, хотя, безусловно, желающей дочери счастья.

Обычно, ожидая такие события, родители считают своим долгом по­заботиться заранее о материально-бытовом благополучии новой семьи. Ради этого они готовы даже на ущемление своих интересов. Вот и Вера Ивановна, не задумываясь, отдала детям свою лучшую комнату. И гораз­до реже родители знают о неизбежной смене личностных приоритетов, кото­рые происходят у их детей с созданием собственной семьи, и психологичес­ки не подготовлены правильно принимать такие перемены.

Как бы Оля ни любила свою мать и ни была к ней привязана, став женой, она вынуждена будет свои отношения переориентировать на мужа. Если этого не произойдет, предрекают психологи, молодая жена обречена на несчастье. Но Вера Ивановна как раз и оказалась неподго­товленной к подобной перестройке.

Принять происходящие изменения родителям действительно нелег­ко, а порой и болезненно. Особенно в условиях, близких к тем, которые сложились у Веры Ивановны. В душе она понимает: молодоженам хоро­шо вдвоем, они тянутся друг к другу. Но в то же время мать страстно же­лает, чтобы и в их отношениях с дочерью все осталось по-прежнему.

Ответ на МТ-2

Интерес к «фило­софствованию» обычно проявляется у личности в юношеском возрасте. Отсюда острота поиска ответов на вопросы о смысле бытия, а также на другие «вечные» во­просы, присущие этой поре жизни.

Такие противоречивые чувства, испытываемые человеком к одному и тому же лицу или по поводу одного и того же события, психологи назы­вают амбивалентными. Если человек переживает их регулярно и долгое время, они становятся источником раз­личных неврозов и даже шизофрении.

Как от них избавиться и можно ли предупредить их появление? Оказывает­ся, возможно, но для этого, установил З. Фрейд, необходимо сознательное овладение несовместимым желанием.

Это означает, что Вера Ивановна должна, прежде всего, отчетливо пред­ставить и осознать те отрицательные по­следствия, которые связаны с исполне­нием ее инстинктивных чувств и стрем­лений, и внутренне осудить их. Действительно, ведь если ее сближение с дочерью в новых условиях произойдет, то оно обязательно приведет к ущемлению интересов мужа. А это сразу же ухудшит психологический климат молодой семьи.

Для Веры Ивановны в такой ситуации выход только один: направить свою душевную энергию не на болезненное фиксирование тех естествен­ных изменений, которые происходят в их отношениях с Олей, а наобо­рот, помочь лучшему сближению новобрачных, облегчить им трудности, неизбежные при становлении новой семьи. Такой тип поведения, свя­занный с переключением энергии инстинктивных влечений на социаль­но приемлемую деятельность, психоаналитики называют сублимацией.

Только так Вера Ивановна сможет сохранить свою близость с дочерью и сберечь ее чувства к себе. Ведь подлинная любовь всегда содержит эле­мент жертвенности и вырастает только из готовности личности к полной и бескорыстной самоотдаче.

В поведении Веры Ивановны проявляется еще одна типичная ошиб­ка, которую допускают родители в подобных ситуациях. В неосторожной фразе, брошенной ею при разговоре с дочерью на кухне, содержится мысль о единственности матери, а значит, и первичности привязанности к родителям над супружеской. А это совсем не так. Не случайно в Библии записано, что душа и тело едины. И по церковным канонам, в случае вы­бора, например, между матерью и мужем дочь обязана встать на сторону мужа.

Отсюда вытекает очень важное психологическое правило: свои отно­шения с детьми, создавшими собственную семью, родители должны строить так, чтобы избежать необходимости подобных противостояний.

Высшая родительская мудрость состоит в постоянном воспитании и поддержке у детей чувства единственности и святости брачных уз. К со­жалению, практицизм, господствующий в нашей жизни сегодня, прони­кает и в семейные отношения. Вместо теплых человечных понятий «муж» и «жена» все чаще используется деловито-безликое «партнеры». Само собою понятно: если партнер не устраивает, его не грех и сменить при первом удобном случае. Впоследствии мы удивляемся высоким про­центам распадающихся браков.

Противостоять этому и оберегать еще неокрепшие семьи помогает правильная позиция матери и отца. При этом, как правило, срабатывает закон обратной зависимости. Чем больше усилий родители прикладыва­ют к сближению отношений в семьях молодых, тем прочнее становится привязанность к ним детей. И наоборот, боязнь потерять детей после свадьбы создает пропасть непонимания и увеличивает вероятность конфликтов.

Поэтому хорошо, если Вера Ивановна заметила черную кошку, пробе­жавшую между нею и дочкой. Ведь в таком случае еще есть возможность не дать этому домашнему животному вырасти в неуправляемого страш­ного зверя.

Куда ушла любовь

В одной из газет, где систематически и всесторонне освещается частная жизнь, не так давно было опубликовано исповедальное письмо читательницы о своих отношениях с мужем. Вот краткое изложение его содержания.

С Николаем она познакомилась в год окончания школы на дискотеке. Он поразил ее воображение сразу: и высоким ростом, и размахом плеч, и тем отпечатком мужественности, который остается на лицах ребят, отслу­живших в армии. От его поцелуев и сильных ласковых рук у нее в первый же вечер голова пошла кругом. Через несколько месяцев они уже сыграли свадьбу. И каждая ночь для обоих становилась праздником. Замечая, как восхищенно поблескивали глаза мужа, когда она раздевалась перед сном, молодая жена старалась сделать все, чтобы их близость была еще более захватывающей.

Потом родилась дочка, и нахлынувшие заботы затушевали значимость этих отношений. Теперь, даже в те мгновения, когда под упорными ласками Николая в ней всплывал и растворялся по всему телу жаркий комок, делающий ее невесомой, она все равно настороженно улавливала дыхание лежавшего в люльке ребенка. Постепенно перестала кружиться голова от прикосновений мужа.

И у него уже не так блестели глаза, когда они оставались в спальне вдво­ем. Неуловимо ушло что-то очень важное, какой-то огонь в их отношениях.

Оба воспринимали эти изменения естественными и неизбежными. Оставал­ся только секс, который все больше и больше стал походить на работу. По привычке они продолжали выполнять ее старательно и добросовестно. Но однажды она поймала себя на мысли, что именно из-за этой предстоя­щей работы ей совсем не хочется ложиться к поджидающему ее Николаю. И тогда ей вдруг стало страшно и жалко. И себя, и мужа, и безмятежно спящую дочку...

А заканчивается письмо недоуменным вопросом:

«Куда и почему пропали наши чувства? И неужели эти животные судо­роги, потрясающие нас при слиянии двух тел, и есть та самая, воспеваемая поэтами всех стран любовь, о которой мы мечтаем с самого детства?»

Подобные вопросы относятся к числу вечных. Рано или поздно ответы на них приходится искать каждому человеку.

К сожалению, наша литература и школа все еще делают вид, будто они не существуют. Долгое время о половой культуре мы боялиь даже упоминать, а сексу­альное воспитание молодежи было пущено на самотек. Помнится, как цензура, бдительно заботившаяся о высокой нравст­венности советских людей, старательно вырезала из дублировавшихся фильмов западных киноклассиков все сцены, где был хоть малейший на­мек на интимные отношения. Изображения же половых органов наши дети могли видеть только на скабрёзных рисунках в общественных туале­тах. А ведь интерес к телу и всему, что с ним связано, — это естественная тяга человека к самопознанию, которая и обеспечивает нормальное развитие личности. Из-за отсутствия необходимых знаний сознание молодежи коверкалось. В нем исподволь выращивалось ложное пред­ставление о любви как о только духовном чувстве, ничего не имеющем общего с плотскими желаниями.

С отменой цензуры бросились в другую крайность. Прилавки книжных магазинов и витрины газетных киосков затопила безвкусная эротика. Обнаженное тело стали выносить на обложки книг, массовых журналов как приманку для клева неподготовленных читателей. Но самое страшное то, что и в массовой литературе, заполняющей сейчас информационную брешь в половом воспитании населения, понятие секс и любовь стали использовать как синонимы...

Пробегаю глазами броские заголовки книг в глянцевых переплетах, изданных недавно: «Как создать счастливую семью», «Вечная любовни­ца», «Гармоничный брак». Начинаю их листать и вижу, что все они, оказывается, об одном и том же. О технике и стратегии сексуальных от­ношений. О том, как выбрать лучшую позу с партнером, какую тактику ласк применять.

Нужно ли все это знать, чтобы испытать полноту счастья с любимым человеком? Несомненно. Но только ли к этому сводится сущность тех таинственных отношений, которые мы называем любовью? Очень со­мневаюсь. Вот и в приведенном письме мы видим, что и сам секс вместо радости может приносить печаль.

Разобраться в психологической сущности любви и найти ответы на поставленные вопросы помогает теория развития личности, разработан­ная в середине XX в. американским ученым Абрахамом Маслоу. Если З. Фрейд и его последователи считали, что в каждом человеке заложено два противодействующих начала — биологическое и социальное, то А. Маслоу ввел понятие «третьей силы». Он доказал, что человек облада­ет уникальной способностью самореализации. Она проявляется в нераз­рывном сочетании биологического и социального и является той силой, которая способствует одухотворению личности, приподнимает человека над миром животных. Ярким проявлением сути и возможности социаль­ной самореализации является чувство любви. Не случайно оно свойст­венно только человеку.

Как можно чаще пере­ключайте свое внимание с того, что у женщин между ногами, на то, что у них меж­ду ушами.

И всегда обращайте вни­мание на то, чтоб у Вашего мужчины мозг был больше того, что у него в штанах.

Шерон Стоун

Часто спрашивают: а почему у неко­торых животных, к примеру, у лебедей, мы наблюдаем, как говорят, любовь до гроба? Но в том-то и дело, что такие при­меры доказывают как раз обратное: в по­добных случаях проявляется не чувство любви, а элементарная привязанность к половому партнеру на уровне врожден­ного рефлекса.

Процесс восхождения личности к своему совершенствованию во всех его проявлениях, в том числе и в любви, похож на подъем к вершине пирамиды. Первую ступень ее осно­вания составляет пласт биологических потребностей, удовлетворение которых обеспечивает человеку выживание. Только утолив их, он подни­мается на следующий уровень, начинает задумываться о своих духовных нуждах, критически оценивать окружающих и себя. Так постепенно он выходит к вершине собственной самореализации как гармоничной лич­ности.

В чувстве любви причудливо сочетается чувственное и духовное. Но у од­них людей первоосновой интимных отношений является плотское начало, а у других — духовное. Чтобы убедиться в этом, почитайте внимательно брачные объявления. «Надеюсь на встречу с умным, добрым и понимаю­щим мужчиной, который мог бы стать заботливым отцом моему малень­кому сыну» — пишется в одном. «Мечтаю познакомиться и создать семью с мужчиной физически полноценным, желательно брюнетом, ростом не менее 175 сантиметров» — признаются в другом. Улавливаете разницу?

Первичность биологического или социального и их соотношение определяется особенностями каждой личности, уровнем ее физиологи­ческого и общественного развития. Это и делает индивидуальным и таинственным все, что связано у человека с интимной жизнью.

Судя по содержанию письма женщины, в основе ее увлечения Нико­лаем преобладало как раз чувственное начало. Познав счастье и ответст­венность материнства, она обогатилась духовно, сделала важный шаг в своем социальном развитии. А отношения с мужем остались на прежнем уровне. Но ведь не случайно поэт предупреждает, что «никакой нам постельный изыск не заменит участья и слова». Не подкрепляемая духов­ной общностью, интеллектуальными интересами, сексуальная близость стала терять свое очарование, превращаясь в обыденную обязанность и механический акт.

Женщина ошибается, считая, что любовь ее пропала. Просто, лишен­ная притока новых ощущений и глубинных чувств, она испарилась, как высыхают под зноем реки.

Чтобы этого не случилось, нужно, строя семейные отношения, постоян­но заботиться о чувственной и духовной гармонии. Следует помнить, что хо­роший секс приносит нам удовольствие, а ощущение счастья — только под­линная любовь. Именно она и является вершиной общения, полетом двух человеческих душ. На какой высоте и как долго он сможет длиться — это уже зависит от нас самих. Если муж и жена будут относиться к своему чувству с чуткой бережливостью, то, честное слово, этот полет может длиться много-много лет.

Разводятся родители

Кроме обычного эха, существует еще подобный отзвук и в межличностных отношениях. Когда другой человек откликается теми же мыслями, которые волновали тебя, знакомыми чувствами, которые переживал часто сам. Встреча с таким эхом при общении со своими учениками — главное педагоги­ческое счастье. Так думалось мне во время экзамена по социальной психологии, когда слушал обстоятельные ответы своей студентки на первые два вопроса билета. А вот на третьем, при разборе роли и значимости ценностно-ориен­тировочного единства в семейных отношениях, она неожиданно замялась. Смятение передалось голосу. Он задрожал. И ее глаза повлажнели.

Не волнуйтесь, — стал я успокаивать, не сообразив сразу, в чем дело. — Я же вижу, что материал Вы знаете отлично...

Дело разве в отметке... — она тыльной стороной ладони провела под глазами. — У нас родители подали на развод... И все из-за этого проклято­

го единства... Я же понимаю... Но ведь двадцать пять лет они прожили вместе. Подскажите, пожалуйста, что мне нужно сделать, чтобы мама с папой передумали и остались вместе.

В этой нелегкой просьбе проявилось многое. И психологическое непонимание назначения семьи. И переживание за родителей. И неосознаваемый детский эгоцентризм.

Дело в том, что главная функция современной семьи, установили психологи, обеспечивать личное счастье су­пругов. Стоит пропасть этому чувству и семья сразу же те­ряет свой смысл и назначение.

Не случайно в развитых странах из каждых трех заключаемых браков два распадаются. А что же лежит в основе этого самого «проклятого» единства, которое дает человеку ощущение семейного счастья? Ни общность профессиональных или материальных интересов не могут надолго сцементировать брачные узы. Только душевная гармония, возникающая в счастливом браке, гарантирует его долговечность. Если она исчезает, даже самые дружные семейные пары, как правило, распа­даются.

Всему миру известны Ирина Роднина и Александр Зайцев, занесен­ные в Книгу рекордов Гиннесса по количеству побед, одержанных на чемпионатах мира по фигурному катанию. Много лет эта пара поражала нас удивительной, доведенной до совершенства синхронностью каждого совместного движения. А позднее десятикратная чемпионка мира Ирина Роднина с грустью будет рассказывать: «Вместе завоевали столько медалей, родили сына. Но когда закончилась общая работа, не осталось, видно, и общих интересов. Зайцев стал часто говорить, что мы разные люди... А потом мы разошлись».

Если супруги поняли, что развод неизбежен, то очень важно правиль­но в таком случае построить свои отношения с детьми.

Помните: в распадающейся семье, даже если это происходит по согласию обеих супругов, всегда есть обиженная сторона. Важно, чтобы взрослые не втягивали в «болото» накопившихся огорчений детей.

Ведь именно они, чаще всего, являются самой пострадавшей сторо­ной при распаде любой семьи. Вот несколько психологических советов, соблюдение которых помогает детям легче переживать такие события, а взрослым — избегать осложнений в отношениях с ними:

Не старайтесь детскую привязанность к родителям использовать для скрепления распадающегося брака. Но делайте все, чтобы разрыв брачных уз не перешел к порыву родительских связей.

Конечно же, дети, чаще всего, стремятся к тому, чтобы родители оста­вались вместе. Но в этом, обычно, проявляется не забота о родительском счастье, а моральный эгоцентризм, который наблюдается даже у повзрослевшего ребенка. Он возникает в тех случаях, когда один человек не может понять моральных причин, лежащих в основе действий и поступков других людей. Поэтому постарайтесь на доступном Вашему ре­бенку уровне объяснить причину развода, но ни в коем случае не втягивайте его в решение проблемы «кто виноват» в происходящем.

Помните: понимание подводит человека к прощению, а поиск виновни­ка — путь, ведущий в тупик.

В чем главное отличие отношений на уровне «муж — жена» и «роди­тели — дети»? В основе первых — эмоциональное родство двух сердец. А вторые роднит кровная связь. Но человек отличается от животного тем, что он — существо социальное. И поэтому духовное единство ставит вы­ше общности крови. В семьях, где это понимают, отношения поднима­ются на более высокий нравственный уровень, становятся человечней и гуманней. И детей с родителями связывает не общая фамилия, не запись в метрическом свидетельстве, а то духовное единство, которое и освяща­ет как брачные, так и семейные узы.

Примеров такой истинно родительской связи можно привести очень много. Выберу только два из жизни людей хорошо известных читателям. Знаменитый русский писатель Андрей Битов был женат трижды. В каж­дом браке у него появлялся ребенок. В интервью с корреспондентом газеты «Столичные новости» он признался: «Уходя из семьи, я научился не терять детей, и даже дружу со своими бывшими женами». Известный режиссер и артист Олег Ефремов тоже был женат несколько раз. Между двумя законными браками была у него и гражданская жена, с которой они прожили три счастливых года. У них родилась дочь Настя, которую Ефремов официально удочерил, когда девочка пошла в первый класс. После разрыва с Ефремовым мать Насти пыталась несколько раз покон­чить с собой. К счастью, все обошлось благополучно. Вчитайтесь внима­тельно в характерное признание его дочери, написанное много лет спустя: «Для меня отец всегда был почвой, на которой я стояла, стеной, к которой я прислонялась, зонтиком, который всегда был раскрыт надо мной. Когда родители разошлись, я не чувствовала себя уязвленной. Папа всегда был досягаем. Я в любой момент могла прийти к нему домой. У меня были прекрасные отношения с его новой женой, появившимся меньшим братом, хотя у матери с отцом отношения не сложились.»

Оказывается, даже в очень сложных жизненных ситуациях можно строить свои отношения мудро и по-человечески.

Формула счастливой любви

Перед тем как записать экзаменационную отметку в зачетку и поста­вить свою подпись, обязательно спрашиваю у студентов: — Ко мне вопросы есть?

И теперь, когда экзамен успешно переплыт, мои слушатели выплескива­ют самое сокровенное. После их вопросов остро понимается, как не легко дается молодежи вхождение во взрослую жизнь, как не хватает им часто теплого напутственного слова.

Как-то студент физмата на мой вопрос поинтересовался, разработана ли психологами формула счастливой любви. От неожиданности я отшутил­ся, сказал, что, слава Богу, еще нет. Поэтому не случайно люди ходят пока на свидания, а не только в компьютерные клубы...

Но вопрос будущего математика заставил задуматься. Стало понятно: аналитикам, привыкшим воспринимать мир в цифровом варианте и опери­ровать количественными понятиями, наверное, легче воспринять таинство этого чувства на привычном для них языке.

Теперь, рассматривая со студентами психологические основы счастли­вой семейной жизни и подлинной Любви, обязательно записываю на доске такую, выведенную мною формулу:

ЛЛ=$(Ж = Д)

Объясню, что означают эти символы, и какой смысл в них заложен. Счастливая любовь (Лс ), говоря языком математики, есть функция, т. е. возможна только при постоянном наличии равенства между животными (Ж) и духовными (Д) составляющими этого чувства.

Сколько грустных и смешных случаев вспоминается из психологической практики, связанных с непонима­нием значимости и необходимости такого равенства. Не раз на консуль­тациях мне приходилось выслушивать жалобы женщин на то, что мужчи­ны ищут в любви только одного — удовлетворения своей страсти... Их совсем не интересуют чувства и переживания партнерши. И такое не­соответствие очень часто становится даже причиной распада семьи.

Запомнился и такой случай. За советом пришел огорченный молодожен. У них заканчивается медовый месяц, ему очень нравится жена, но он боит­ся, что счастливый брак может не состояться. Оказывается, жена оказалась настолько стеснительной и неопытной, что его просьбы снять в постели бюстгальтер воспринимает как кощунство и сексуальные отклонения.

Между тем видный психолог и мыслитель XX в. Эрих Фромм выявил и описал четыре основных компонента, присущих подлинному чувству Любви человека: забота, ответственность, уважение и знание.

Понимание их содержания позволяет отличать истинную любовь от ее суррогата.

Под заботой психологи понимают стремление одного человека огра­дить близкую душу от лишних хлопот, когда любящие люди стремятся создать друг для друга как можно больше уюта, максимально удовлетво­ряя взаимные физические и духовные потребности.

Под ответственностью понимается готовность личности правильно понимать свои обязанности перед тем человеком, с которым устанавли­ваются постоянные интимные связи. Не случайно маленький Принц, сказочный герой великого французского писателя Экзюпери тонко подметил, что все в этом мире ответственны за тех, кого приручили.

А мудрая поэтесса Агния Барто написала чудесное стихотворение про игрушечного медвежонка с оторванной лапой, строчки из которого мы помним с самого детства: «Все равно его не брошу, потому, что он хоро­ший... »

По своей психологической сути и направленности — это же стих о настоящем чувстве Любви.

В понятие уважение психологи вкладывают необходимость создавать такие условия, которые создают любимому человеку возможность рас­крыться как личность. Если любимые помогают друг другу как можно полнее проявить свои возможности, тогда их отношения подкрепляются не только страстью, но и благодарностью.

Под знанием психологи понимают обязательную необходимость лю­бящих друг друга людей хорошо знать не только эмоционально-нравст­венные особенности и личностные качества любимого человека, но и владеть широким кругом информации об анатомо-физиологических особенностях мужского и женского организма, понимании техники и правильного исполнения приемов сексуальных отношений. В подлин­ном чувстве Любви тесно переплетено все многообразие физиологичес­кого и эмоционального составляющих личности. Недостаток, как и пе­реизбыток того или другого, разрушает ощущение счастья от чувств, испытываемых с любимым.

Только в сочетании всех отмеченных компонентов, в обеспечении гармонии между биологическим и духовным началом возможна счастли­вая любовь и крепкая семья.

Опыт свидетельствует, что, к сожалению, молодые люди слабо знают психологические основы чувства любви, часто путают ее со страстью или сводят к примитивному сексу. Вот почему более половины заключаемых браков сейчас распадаются в течение первых же лет. Между тем есть про­стой, но довольно надежный тест, позволяющий очень быстро устанав­ливать, стоит ли Вам идти в ЗАГС или следует повременить, чтобы лучше присмотреться друг к другу.

Для этого возьмите лист чистой бумаги, разделите его на две колонки. В первой запишите, начиная с номера один, все положительные лично­стные качества человека, с которым Вы намерены связать свою жизнь в дальнейшем. Затем во второй колонке перечислите те отрицательные ка­чества, которые Вы заметили в этом же человеке. Если в первой колонке перечень окажется значительно больше, то с ЗАГСом лучше повреме­нить. Значит, Вы еще очень мало знаете человека, с которым встречае­тесь. Чувство, которое Вы к нему испытываете, вряд ли можно назвать любовью, оно больше похоже на страсть, когда сознание человека не в состоянии объективно и всесторонне воспринимать происходящее.

Иное дело, если количество записей в колонках примерно одинаково. И чем их больше окажется, тем лучше. Значит, Вы в состоянии трезво и объективно оценивать свое чувство. И есть надежда на то, что Ваш выбор будет удачным, а любовь — счастливой.