Материал: Россия и человечество: проблемы миростроительства. Выпуск 3 - Материалы научного семинара


Цикличность без мерности не бывает

С.С. Сулакшин, доктор физико- математических наук,

доктор политических наук

Сегодняшний семинар удивительно пло- дотворен,  потому что редко  бывает, когда доклад  и  содоклад  корреспондируют  друг

с другом, когда они препарируют одно смысловое поле и, са- мое интересное, когда возникает дискуссия. А в нее еще сво- ей репликой внес очень содержательный вклад А.В. Шубин. Я имею в виду, конечно, вопрос о теории, о явлении и о ме- тодологии применения представления о кондратьевских ци- клах. В чем здесь большой элемент сомнения? Сам Николай Кондратьев работал с количественной мерой, он был скру- пулезный статистик, математик, и он работал с ценами на отдельные виды товаров, с учетно-кредитной ставкой, с объ- емами инвестирования.   Задаю вопрос — с какой количе- ственной мерой на сегодня работают ученые, оперирующие с идеей кондратьевского цикла? Сам отвечаю: «Этой меры нет». Рисуется какая-то синусоида. Задаю вопрос: «Изменчи- вость чего?» Ответа не получаю. Потому  что не монетори- руется никакая количественная мера, но при этом говорится о цикличности чего-то. Вообще любая цикличность  в при- роде является доказанной  и истинной, в пределах научных представлений, когда есть объяснение физической  природы как минимум двух взаимодействующих сил. Например в фи- зике — индуктивная энергия — емкостная энергия в коле- бательном контуре, потенциальная — кинетическая энергия в механическом маятнике;  сила действия — сила противо-

С.С. Сулакшин. Цикличность без мерности не бывает

действия — возникают колебания и т. д. Второе соображе- ние. Цикличность или волновой характер,  периодический характер какого-то природного явления в принципе доказу- ем тогда, когда существует не менее 10 повторяющихся пери- одов. Если есть только волна повышения,  волна понижения или даже несколько этих волн, можно говорить о некоторых наблюдаемых изменениях, единой природы которых может и не быть. А если эта единая природа еще и не разыскивает- ся и не предъявляется, пусть даже в гипотетическом виде, то ни о какой цикличности корректно вообще говорить нель- зя. Больше того, эта тема почти мистифицируется, она ми- фологизируется, потому что кроме тех макроэкономических показателей, с которыми сам Кондратьев работал, не говоря уже о том, что сегодня с ними почти не работают, начинают работать с политическими событиями. Привязывая их к той мифологизированной  синусоиде в почти произвольном по- рядке. Когда начинаешь анализировать набор этих полити- ческих событий, то вдруг понимаешь, что одни из историче- ского набора событий предложены, а другие нет. Начинаешь ловить себя  на мысли, что когда предлагаются  субволны длиной в 36 лет, 12 лет, с точностью до года, и на истори- ческой шкале начало и конец этих якобы различаемых волн с точностью до года при той мере неопределенности, которая лежит в основании анализа, начинаешь понимать, что здесь, во-первых, избыточная точность, т. е. просто  недостоверная, по определению, информация. Все это напоминает  какую-то манипуляцию.  Часто бывает соблазн — когда очень хочешь некоторую гипотезу проиллюстрировать, то притягивается то, что ее подтверждает, и забывается, умалчивается то, что ее не подтверждает. При этом я хочу особо подчеркнуть, что не отрицаю саму физическую возможность  существования длинных,  менее длинных циклов  в развитии сложной соци- альной системы, где на самом деле есть конфликтующие вза- имоотношения. Производителя — потребителя. Есть пото- ки материальные, которые тоже могут с обратными связями

Выпуск № 3                                                                                    Выступления

приводить к колебательным явлениям. Но почему не делается попыток найти количественную, если необходимо — компо- зитную меру изменчивости? Строится миллион индексов — конкурентоспособности, развития человеческого потенциа- ла, инвестиционной активности, платежеспособного спроса, каких-то еще меняющихся макропараметров. Их можно как- то агрегировать, и, может быть, найти эту, действительно, по своей природе, волновую закономерность. Но ведь этого не делается, и не делается, наверное, не случайно,  потому  что сам Кондратьев в изумительно интересных дискуссиях со своими оппонентами в те времена был на грани доказатель- ства объективного  существования цикличности.  Тогда, ко- нечно, все расчеты на руках делались, без современных  воз- можностей.  Если бралась одна модель трендов, то вроде бы она описывала наблюдаемую цикличность. А если другая мо- дель трендов применялась, как его оппоненты предлагали, то она исчезает. Возникает эффект с точностью до экспертной интерпретации. Это нормальное состояние научного поиска. В этом и состоит поиск. Но мне кажется не очень произво- дительным в научном плане когда возникает мифологизация явлений, происходит произвольное расширение идей на все и всяческие события. Я уважительно отношусь к интеллекту- альным усилиям по поиску аналогов циклов Кондратьева, но все-таки, мне кажется, что научный  вызов здесь существует. Стоило бы, может быть, на какой-то кооперационной основе попытаться защитить право на существование этой гипоте- зы, но защитить научно верифицируемыми способами, пре- жде всего найдя количественную меру. Мне кажется, что это все-таки возможно. Спасибо.