Материал: Россия и человечество: проблемы миростроительства. Выпуск 3 - Материалы научного семинара


Заключительное слово докладчиков

А.А. Акаев

Дорогие  друзья, я полностью  солидарен с А.В. Шуби- ным. Я не настаиваю, что технология является первичной. Понимаете, неравномерность технологической динамики хорошо  изучена, известны  ее закономерности, поэтому все выдающиеся исследователи наследия Кондратьева привяза- ны к технологиям.  Эта неравномерность технологического изменения синхронна с кондратьевскими циклами. Я вполне с Вами солидарен, что первичным является социальный за- каз. Но самое главное, я об этом скажу, у нас различия только в одном вопросе с С.С. Сулакшиным и его группой и мной: я утверждаю, что эти циклические закономерности объек- тивные. Они не рождаются какой-то невидимой рукой, ко- торая стоит за спиной ФРС. Мы можем снять эту проблему. Я считаю, что даже такая великая держава, как США, добив- шаяся единоличного господства в 1990-е гг., не справилась с этой ролью. США не смогли управлять миром и сейчас, во- прос состоит в том, когда США передадут бразды правления Китаю. Я не допускаю мысли, что какая-то  сила может по- рождать, управлять и генерировать эти циклы. Я считаю, что это объективный эндогенный процесс. Так когда-то считал Кондратьев и другие его последователи. Я полностью соли- дарен в том, что на предстоящем кондратьевском цикле глав- ную, ключевую  роль будут играть  социально-структурные изменения,  социальные инновации.  Вы абсолютно правы: возвращается  великий  Кузнец, который связал  экономи- ческий рост и справедливое распределение. Кто обеспечит справедливое распределение доходов, социальную  стабиль- ность, тот будет лидером в XXI в.

С С.Н. Федорченко я также солидарен. А.В. Щербаков ска- зал, и я с ним полностью согласен, что будущий кризис уже не залить деньгами. Этот кризис потребует совершенно ново-

 

го подхода к его преодолению. Конечно, СССР мог вписаться в V кондратьевский цикл, и Михаил Сергеевич как раз пра- вильно начал с ускорения НТП, а его речью, произнесенной на эту тему в Ленинграде в 1985 г., я восхищен до сих пор. Другое дело, что он это быстро бросил и не довел до конца. Я убежден в том, что, если бы он довел до конца ускорение НТП, Советский Союз освоил вовремя пятый технологиче- ский уклад, и, с большой вероятностью, он бы не развалил- ся. Мы упустили этот шанс. По поводу компьютеров я также с ним согласен. Я сам выпускник кафедры вычислительной техники и прикладной математики, работал в Ленинградском конструкторском бюро. Это было время потрясающее. И Со- ветский Союз шел в ногу с передовым миром. Но потом ЦРУ пустило нас по ложному пути, и мы, к сожалению, отстали навсегда. Но сейчас есть шанс на новом витке спирали време- ни. Надо заимствовать, как это делает Китай.

В.Е. Лепскому я очень благодарен, я разделяю его мне- ние. Сейчас нет окончательной ясности,  будет ли VII кон- дратьевский цикл, потому что индустриальная эпоха закан- чивается,  т. е. еще один цикл — это точно,  а вот что будет потом — непонятно. В этом плане нет работ, честно говоря. Я консультировался даже с самым выдающимся на сегодня специалистом  по кондратьевским циклам, японским про- фессором Хироока.  Он тоже не уверен, последуют ли в по- стиндустриальном мире кондратьевские циклы. Это вопрос открытый. В докладе я не хотел касаться национальной идеи. Я просто говорю о тех проблемах, которые надо решать Рос- сии. А приоритеты,  национальная идея — это, я считаю, прерогатива  российской элиты, российского  руководства. То, что, не решив демографии или экономических проблем, Россия не сможет сохранить статус великой державы, — это очевидно. С Владимиром  Евгеньевичем  мы сходимся  еще в одном, в докладе я писал об этом: либералы считают, что ориентироваться  надо исключительно на Запад. Я считаю, что у России недаром двуглавый орел. Ведь центр мирового

 

развития  перемещается на Восток, будущее нового мироу- стройства формируется на Востоке. Если Россия отвернется от Востока, я считаю, что это будет ошибкой. Шанс России реализуется, если она примет восточный вектор. Я участво- вал в работе ШОС, видел отношение Китая, ближайшее де- сятилетие это прогнозируемо, поэтому я считаю, что России надо использовать потенциал ШОС и БРИК. Я не говорил об этом, но я согласен с Владимиром Евгеньевичем, что нет дру- гого пути, кроме мобилизационного.  России надо решиться и сделать этот прорыв, чтобы российский народ зажил так же комфортно, уютно и хорошо, как на Западе, а потом,  мо- жет быть, начать либерализацию. На примере соревнования Китая и Индии мы видим, что Китай никаких шансов демо- кратическим традициям Индии не оставляет.

Теперь по моделям. Я уже сказал, что модель Степана Сте- пановича мне очень импонирует. Она не противоречит ци- клам Кондратьева, они могут быть использованы. Я считаю, что ФРС США осознанно используют для собственной  выгоды

«политику разорения соседей». А поскольку весь мир — соседи США,  они разоряют весь остальной мир и строят за счет этого свое благополучие. Это не секрет, об этом и сами американцы, к примеру профессор Стиглиц, пишут. Я не думаю, что надо обязательно вводить эту невидимую руку, т. е. надо признать, что эти циклические закономерности объективны. Ваша мо- дель формально не зависит от этой гипотезы. Она хороша, она решает проблему количественную, более точно.  Вот как в фи- зике — теория Ньютона. После Эйнштейна можно было во- обще сказать, что эйнштейновская теория в пределе сходится к ньютоновской. Физики решили разумно: давайте ньютонов- ская будет в первом приближении, в Солнечной системе, а эйн- штейновская — в пределах галактики. Сейчас придумывают новую теорию, которая бы охватывала и Эйнштейна, и Нью- тона. Давайте будем действовать как профессиональные фи- зики: возьмем за основу, в грубом приближении теорию Кон- дратьева, а дальше, правильно,  наука движется  вперед. Вот Вы

 

придумали модель, которая позволяет количественно оценить и уточнить.  Это замечательно. Но зачем отказываться от тео- рии Кондратьева? Я призываю посмотреть на то, что есть два великих русских ученых, которым не везло и при жизни, и по- сле. Прежде всего это Кондратьев. Шумпетер великий признал, что учение Кондратьева — краеугольный камень его иннова- ционной теории развития. Поскольку он был репрессирован, на родине его не принимали во внимание. Только в последние десятилетия начали возвращать память о нем. Но за границей написаны тома работ, значение работ Кондратьева для иннова- ционного  развития признается во всем мире от США до Япо- нии. Сейчас, когда наступает 120-летие со дня его рождения, я призываю: давайте достойно отметим этот юбилей. Почи- тайте работы Кондратьева. Второй человек, о котором я хочу сказать, — это Лев Гумилев. Красной нитью во всех его про- изведениях проходила идея объединения евразийских народов вокруг России. Он считал, что у России есть шанс сохранить статус великой державы только во главе евразийской  цивили- зации. Вы посмотрите на Японию. Это государство-одиночка, у нее нет союзников. Неужели вы хотите этого для России? Тог- да у нее не будет никаких перспектив. Западу Россия не нуж- на. Или нужна, но чтобы дружить против Китая. Я призываю внимательно отнестись к наследию Кондратьева. У Гумилева столетие в следующем году. До сих пор его критикуют.  Я был этому удивлен. Историки считают его беллетристом. Я считаю, что Кондратьева и Гумилева мы должны ценить.

Ю.А. Сафонова

Я бы хотела еще раз поблагодарить  С.С. Сулакшина  за то, что он предоставил мне такую возможность — выступить се- годня здесь и представить результаты нашего коллективного труда. Особенно  приятно, что мне выпала честь выступать содокладчиком академика Аскара Акаевича. Спасибо.

 

А теперь разрешите мне коротко пояснить некоторые мо- менты, которые, судя по репликам участников, вызвали не- допонимание.

Александр Владленович, по поводу Кондратьева. С.С. Су- лакшин уже пояснил, что мы не ставили целью нашей рабо- ты доказать, что кондратьевских циклов не существует. Мы лишь говорим, что объяснительные  модели для кризисов, основанные  на кондратьевской модели, не являются  уни- версальными и не предсказывают очередных кризисов. Что касается трудов самого Кондратьева, то я его работы чита- ла, и мне они показались очень увлекательными, поэтому думаю, что это замечание можно было бы снять. Разрешите также поблагодарить  Вас за ремарку о конспирологии. Чест- но говоря, я ожидала, что их будет больше. Хочу заметить, что в литературе по данному вопросу действительно много вымыслов,  а редкие  работы,  претендующие  на научность, чаще всего таковыми не являются. Возможно, что подача ма- териала в бульварном «желтом» стиле является намеренной провокацией, попыткой вызвать аллергию к теме. Более или менее достоверные  сведения  можно почерпнуть  разве что из официальных докладов. И, кстати говоря, в них вопрос о роли ФРС в организации финансовых кризисов также под- нимается. Без всякой конспирологии. Например, в недавнем Докладе комиссии по расследованию финансового  кризиса делается вывод, что Председатель ФРС, члены Совета управ- ляющих, руководство резервных банков знали о сложной си- туации, которая формировалась в американской экономике, но не только не стремились ее предотвратить,  а своими  дей- ствиями способствовали тому, чтобы ситуация усугубилась.

Большое спасибо всем.