Материал: Россия и человечество: проблемы миростроительства. Выпуск 3 - Материалы научного семинара


Мировые финансово-экономические кризисы и глобальное латентное управление миром

Доклады

Мировые финансово-экономические кризисы и глобальное латентное управление миром (основные тенденции современного мирового развития)

А.А. Акаев, иностранный член РАН, доктор технических наук

Современная обстановка в мире все- ляет тревогу. А ведь еще совсем недавно на переломе XX и XXI вв. были основа- ния для оптимизма. Угроза новой миро- вой войны уходила  из общественного

сознания. Человечество пережило крах ряда авторитарных режимов. Новые постсоветские государства, возникшие по- сле распада СССР, в целом вписались в мировое сообщество. Глобальная экономика  шла вперед. Региональные и локаль- ные конфликты казались находящимися под контролем. Но- вым вызовам и угрозам были противопоставлены коллек- тивные институты и коалиции. Это видимое благополучие разрушил, подобно мощному шторму, глобальный экономи- ческий кризис 2008 г.

У Homo sapiens как единственного мыслящего существа на нашей планете никогда  не было оснований  для благоду- шия. Путь от применения огня в его житейском обиходе до углубления в тайны микромира и овладения ядерной энер-

 

гией изобиловал  трагическими  поворотами.  Изобретение в 1940-х гг. атомного оружия принесло новые заботы. Впер- вые не буйные силы природы, а само творение  человеческого ума стало угрозой  для выживания людей на Земле. Авария на АЭС «Фукусима–1» в Японии в марте 2011 г., вызванная землетрясением и цунами, снова поставила под сомнение бу- дущее атомной энергетики, и на горизонте вновь замаячила перспектива ядерного Армагеддона!

Вплоть до наступления XXI в. — и мы являемся тому жи- выми свидетелями — основные заботы мирового сообщества сосредотачивались на предотвращении глобальных военных конфликтов с неизбежным применением ядерного оружия. Их губительный характер, осуществись  такая  беда, много- кратно превосходил бы пережитые человечеством в истек- шем веке  две мировые  войны. Люди старшего поколения хорошо помнят, как холодная война не раз трансформиро- валась в горячие войны в различных точках планеты, как это происходило, например, в Корее, Вьетнаме и Афганистане. Карибский  кризис, перманентная межблоковая конфронта- ция вокруг Берлина и стран Восточной  Европы, действия США по расширению зоны американского контроля на весь мир, нараставшая из года в год ядерно-ракетная гонка, аван- тюристическое громыхание ядерным оружием и ракетами создавали в мире ситуацию, чреватую спонтанным  перехо- дом от холодных военно-политических средств борьбы к го- рячим военным методам с фатальными последствиями для человечества.

Обнадеживающие перемены

Военная конфликтогенность  в мире  не исчезла, однако угроза  апокалипсиса  над миром больше  не  нависает.  Во- енные  риски все больше  перемещаются  на региональный уровень. Хотя локальные войны, подобные происходящим в Афганистане и Ливии, все еще продолжаются,  использо-

 

вание ядерного оружия с губительными последствиями для человечества уже не представляется неизбежным.

Мне в меру личного понимания представляется особенно важным то обстоятельство, что в характерной для челове- чества извечной борьбе добра и зла милитаристский  образ мышления и действий, предполагающий воинственный угар, перманентное бряцание оружием, начинает, пусть и понем- ногу, уступать место гуманистическому менталитету. Даже в издавна известном  своей воинственностью   Белом доме в Вашингтоне наметились признаки движения от милита- ризма к поиску миролюбивых  решений, что, в частности, выразилось в подписании и ратификации договора о сокра- щении стратегических наступательных вооружений  СНВ–3 с Россией. Впервые там звучит имя Пушкина, приоритетом считаются национальные программы в области здравоохра- нения и образования, обсуждаются пути сокращения в мире американского военного присутствия и т. д. Раньше говори- ли: «Что-то физики в почете, что-то лирики в загоне…» Ныне в почете больше гуманитарии. И этот тренд обнадеживает.

Если из множества  забот, которые  в настоящее  время будоражат человечество, выделить главные, то это быстрое преодоление глобального экономического кризиса и обеспе- чение успешного посткризисного  развития мировой эконо- мики. Иными словами, мировое сообщество живет заботой, каким  будет посткризисный мир, захиреет ли он или получит импульс для возрождения на более высоком уровне. Кризис, в эпицентре которого в настоящее время мы оказались, не первый из пережитых человечеством. Его особенность со- стоит в том, что он возник на этапе бурного развития про- цесса глобализации,  в условиях, когда мир стал превращать- ся в единую взаимосвязанную систему. Это предопределило быстрое пространственное распространение кризиса и усу- губило его разрушительные последствия. Нынешний  кризис принято сопоставлять с Великой  депрессией 1929–1933 гг. Экономическое бедствие в те годы тоже охватило весь мир

 

и нанесло человечеству гигантский ущерб. Некоторые экс- перты считают, что для выхода из кризиса тогда потребова- лась война. Имеется в виду Вторая мировая война, унесшая многие миллионы  человеческих жизней.  Ее незаживающие шрамы до сих пор не ушли из человеческого сознания.

Великая депрессия вкупе с войной кардинально изменила в 1940–1950-х гг. расстановку сил на западном политическом поле. В результате мощного  инновационного импульса (атом- ная энергия, авиация,   автомобилестроение,  электроника и т. д.) американская экономика  совершила крупный рывок вперед. Соединенные  Штаты превратились в супердержаву, в то время как их партнеры (Великобритания, Франция и др.) растеряли былые позиции. Единственной силой, которая ока- залась тогда способной противостоять  Америке, стал Совет- ский Союз. Но до его распада оставалась лишь четверть века.

Если сравнить  Великую  депрессию с происходящими в настоящее время процессами в глобальной экономике, то по своему относительному ущербу нынешний  кризис, к сча- стью, не выглядит столь разрушительным, как это происходи- ло 80 лет назад. Я связываю это с тем, что ведущим государ- ствам мира и в целом международному сообществу удалось осуществить достаточно динамичные и согласованные анти- кризисные меры. Свидетельством тому стало формирование

«Группы двадцати» (G20) из числа ведущих государств мира, взявших на себя ответственность  за выработку  программы преодоления кризиса. Уже состоявшиеся саммиты «двад- цатки» и принятые решения способны оказать эффективное оздоровляющее влияние на мировую экономику. В механиз- ме «двадцатки» некоторые эксперты усматривают прообраз

«мирового  правительства». Эта тема до недавнего времени считалась уделом чуть ли не политических фантастов. Меж- ду тем перманентная череда происходящих  в мире полити- ческих и экономических кризисов  придает данной идее все большую практическую актуальность, на чем я остановлюсь позже.

 

По имеющимся оценкам, в результате действий, предпри- нятых на национальном и международном уровнях, наиболее опасные кризисные проявления локализованы. Некоторые эксперты уже предвидят выход из рецессии, возобновление, пусть и слабое, роста мировой  экономики. Не скрою свое- го скептического  отношения к излишне оптимистическим прогнозам.  Тем не менее движение к оздоровлению намеча- ется. Именно в отчетливо проявляющемся на сегодня стрем- лении мирового сообщества искать и находить совместные решения для выхода из тяжелой ситуации я вижу ключевую тенденцию современного мирового  развития. Через ухабы и завалы холодной войны, через преодоление сохраняющих- ся межгосударственных и межрегиональных противоречий человечество упорно пробивается в новую посткризисную эпоху, в которой побудительные мотивы к поиску общего знаменателя многократно возрастут.

Высказывая свои мысли о зримых признаках верховенства гуманизма над милитаризмом, об усилении в мировом сооб- ществе тренда на поиски согласованных решений в преодоле- нии общих трудностей, я рискую попасть в положение мечта- теля, оторванного  от реалий современной эпохи. Это далеко не так. Выделение позитива  из тревожного мозаичного ряда не означает упрощенного,  благодушного подхода к оценке со- временной ситуации. Мир был, есть и надолго останется не- совершенным и противоречивым. По-иному и не может быть в столь сложной, многоуровневой и многокомпонентной си- стеме, какой является мировое сообщество, которое не раз было близко,  а порой и погружалось в состояние политиче- ского и экономического хаоса. И поныне в мире продолжа- ют тлеть региональные и локальные конфликты, не исчеза- ет межрегиональная  и межконфессиональная рознь, гибнут мирные  люди. На  смену  старым,  а порой и в дополнение к ним приходят новые вызовы и угрозы, связанные с между- народным терроризмом, бурным нарастанием наркотрафика, трансграничной  преступностью,  политическим  экстремиз-

 

мом, национализмом и ксенофобией. Все это так. Но и мир изменился. Новым вызовам и угрозам он начинает противо- поставлять коллективные  действия. Примером  тому стало хотя бы создание после широкомасштабной атаки междуна- родных террористов 11 сентября 2001 г. на Нью-Йорк и Ва- шингтон антитеррористической коалиции, в которую наряду с другими странами вошли движимые благородными устрем- лениями Россия и моя родная республика Кыргызстан.

Международный терроризм, несмотря на предпринимае- мые в этой области коллективные военные и иные усилия, не сдает позиций,  повсеместно в мире продолжает наносить болезненные удары. Во многом его поразительная живучесть вызывается сохраняющимися  на нашей планете явлениями массовой нищеты и голода, социальной обездоленности. К со- жалению, в приоритетах мирового  сообщества преодоление этих бед намного уступает борьбе с международным террориз- мом. Лучше было бы им идти вровень. Именно нищета и соци- альная обездоленность были и остаются питательной средой для терроризма, противостояния  по линии Юг — Север. Не- обходим коренной поворот общественного сознания, чтобы выстроить между ними правильную причинно-следственную связь. Остается лишь надеяться, что «Большая двадцатка», по- нимая свое высокое предназначение, в последующем обратит на эту проблему пристальное внимание и будет действовать в одной упряжке с Организацией Объединенных Наций, сил у которой в данной области явно не хватает.

Есть такая теория!

Преодоление глобального экономического кризиса, как уже отмечалось, вполне естественно, находится ныне в цен- тре внимания. В обыденном сознании этот кризис воспри- нимается как неожиданная  болезнь, поразившая  мировую экономику. Получается, как будто «злой чертик неожиданно выпрыгнул из табакерки». На самом деле это не так. Нынеш-

 

ний кризис  — это не спонтанное,  а закономерное для рыноч- ной экономики явление. За последние пару веков наблюдалось пять циклических кризисов, среди которых особо выделяет- ся упоминавшаяся выше Великая депрессия. Впервые эту за- кономерность в 1920-х гг. обнаружил и раскрыл ее основные характеристики выдающийся российский ученый Николай Дмитриевич Кондратьев [1]. Позднее Н.Д. Кондратьев пал жертвой сталинских репрессий. В Советском Союзе теория Кондратьева, посвященная анализу больших циклов эконо- мической  конъюнктуры, долго  замалчивалась, но за рубе- жом она не осталась незамеченной  и получила творческое развитие в трудах его талантливых  последователей, таких как австрийский ученый Йозеф Шумпетер [2] и немецкий ис- следователь Герхард Менш  [3]. Недавно в этой области стало широко известно имя японского ученого Масааки Хироока [4]. Радует то, что идеи Кондратьева стали наконец широко развиваться в России и за рубежом. Как мне кажется, в усло- виях нынешнего кризиса личность Кондратьева и его тру- ды должны заслуженно предстать в более ярком свете. Я не скрываю, что являюсь сторонником  кондратьевских идей. Если меня назовут их проповедником, то сочту это за честь.

В свете  исключительной  важности идей Кондратьева для понимания  современной обстановки обращусь кратко к предыстории. В исследовании закономерностей, присущих развитию мирового хозяйства начиная с конца XVIII в., уче- ный использовал огромный эмпирический материал. Осме- люсь предположить, что основной научной мотивацией для Кондратьева могла служить попытка подтвердить ключевой марксистско-ленинский тезис об обреченности капитализма как системы. При обобщении массива эмпирических данных ученый пришел к выводу о существовании в рыночной эко- номике сменяющих друг друга длинных волн экономической динамики продолжительностью в 40–60 лет. Капиталисти- ческий мир в свете кондратьевских открытий явно не шел к краху, хотя циклические перепады в его развитии могли

 

достигать критического уровня. Подобные мысли приходи- ли в резкое противоречие с коммунистической идеологией. Это, похоже, и предопределило трагическую судьбу ученого. Большевистские вожди (в их числе наибольшей активностью выделялся Троцкий) решительно отказались признавать ци- клический характер экономических процессов, рассматривая их как следствие случайных  обстоятельств экономического и политического характера.

Существенно важно то, что кондратьевские идеи, будучи универсальными, позволяют перебросить мостик от экономи- ки к политике, высказать высоковероятностные прогности- ческие оценки в отношении перспектив мирового развития в социальной, политической, культурной и других областях. Хорошо  известен, например, марксистский  тезис: «Полити- ка — это концентрированное выражение экономики».  Счи- таю, что он объективно отражает исторические реалии.

В силу оставшихся у меня привычек университетского профессора изложу  хрестоматийные представления об иде- ях Кондратьева. Структура  кондратьевских циклов весьма проста. Каждый цикл состоит из двух фаз или волн — повы- шательной и понижательной.  Повышательная волна — это период  длительного  преобладания высокой хозяйственной конъюнктуры в мировой экономике, когда она развивается динамично, легко преодолевая возникающие в этот период кратковременные неглубокие спады. Понижательная фаза — период низкой хозяйственной конъюнктуры, когда, несмотря на временные подъемы, доминируют депрессия и вялая дело- вая активность, в результате чего мировая экономика разви- вается неустойчиво,  испытывает провалы, впадая временами в глубокие кризисы. При чередовании циклов повышатель- ной фазе предшествуют периоды кризиса и депрессии.

Широкое международное признание кондратьевские идеи получили потому, что они наиболее адекватно  описывают процессы экономического развития, происходившие в мире в течение последних веков начиная с конца XVIII в., т. е. с на-

 

чала промышленной революции. При длительности каждого цикла в 40–60 лет во второй половине ушедшего XX в. завер- шился четвертый и стартовал пятый кондратьевский цикл, начало которого отсчитывается примерно  с 1980-х гг.  Ис- ходя из представлений об универсальности кондратьевских идей, исследователи склонны  распространять циклический подход на значительную глубину исторического простран- ства вплоть до VI — VIII вв. н. э., прослеживая и в те далекие времена характерные черты циклического развития [5]. Нас, разумеется, больше интересует взгляд в будущее, с тем чтобы лучше понять, какие перемены наступят для отдельных стран и для всего мира. Разделяю мнение, что кондратьевские идеи о больших полувековых  циклах позволяют рассматривать кризисы, войны, революции, технологические перевороты и другие коренные перемены как фрагменты экономических, социальных и политических сдвигов, происходящих в преде- лах одного такого большого цикла [6].

Нет оснований для фатализма

Итак, на сегодня мир находится примерно на половине понижательной фазы V кондратьевского цикла (начало 2000- х гг. — 2017 г.). Этот цикл стартовал в начале 1980-х гг. по- сле еще памятных многим мировых экономических кризисов

1969–1971 и 1974–1975 гг., сопровождавшихся  скачкообраз- ным ростом цен на топливо и сырье, оказавших губительное воздействие на экономику многих государств, особенно раз- вивающихся стран третьего мира. По законам цикличности явная перекличка с тем периодом наблюдается и в настоящее время. Отчетливые  проявления  мирового экономическо- го кризиса стали видны в 2001–2002 гг. Они ознаменовали переход к понижательной  волне V кондратьевского цикла и к падающей эффективности  связанного с ним техноло- гического уклада. В 2007 г. произошел новый крутой пово- рот.  Спусковым крючком, как известно,  стали проблемы

 

ипотечных банков США. Американский ипотечный кризис, в орбиту которого, как в водоворот,  стали быстро  втяги- ваться одна за другой многие страны, перерос в глобальный финансово-экономический кризис. Есть основания ожидать, что финансово-экономический кризис с некоторыми переры- вами и колебаниями может продолжиться до 2016–2017 гг., сопровождаясь обострением энергетического, продоволь- ственного и экологического  кризисов, порождаемых уско- ренным ростом потребления ископаемого топлива (нефти, газа и угля), усилением теплового загрязнения атмосферы, бурно нарастающей нехваткой продовольствия, дальнейшим взлетом цен на продукты питания и т. д.

Графическое изображение кондратьевского цикла в фор- ме синусоиды  отражает его главные черты и особенности. Вместе с тем нынешнюю фазу цикла, которая ассоциируется с ниспадающей частью синусоиды, нельзя представлять как скольжение по гладкой наклонной плоскости. На данном эта- пе в мировой экономике может наблюдаться сочетание перио- дов сравнительного роста и падения, фигурально выражаясь, это движение по кризисным ухабам. По оценкам экспертов, процесс может напоминать по своему графическому рисун- ку латинские буквы V, U и W. В первом случае это быстрый рост после резкого падения, во втором случае — состояние длительной рецессии перед взлетом вверх, а в третьем — че- реда взлетов и падений между началом и концом кризиса. По всей вероятности, нынешняя ситуация в мировой экономике развивается по третьему сценарию. При этом между краями буквы W вполне может быть не одна, а несколько перемычек, допустим, типа двойного. В этом контексте наблюдающиеся ныне слабые элементы оздоровления  (подъема)  в мировой экономике могут носить лишь относительный преходящий характер. Недавно известный американскоий финансист Дж. Сорос в интервью  газете Financial Times заявил: «Вторая вол- на кризиса возможна. Основные проблемы придут из США. Биржевики считают, что кризис закончился. Но их надежды

 

не оправдаются. Я не понимаю: откуда возьмется в Амери- ке экономический рост?! Вся концепция устройства финан- совых рынков оказалась ложной… Доллар — очень слабая валюта, но все остальные  еще слабее. Налицо тенденция вы- водить средства в реальные активы: цены на нефть и золото растут. В данный момент для США очень удобно, что осталь- ной мир фактически финансирует их расходы. Девальвация доллара необходима, чтобы компенсировать слабость амери- канской экономики».

Надежды на выход американской и других экономик из провала в 2011 г., похоже, являются иллюзией. Надо мыслить реально и настраиваться на то, что окончательное преодоле- ние кризиса, устойчивый  подъем наступят не раньше 2017 г., как это следует из теории Кондратьева.

Картина на первый  взгляд  складывается безрадостная, вместе с тем мне не хотелось бы создавать настроения  фа- тализма.  Человечество  в условиях  цикличности развития прошло через большую череду кризисов,  не менее глубоких, чем нынешнее  падение. Результирующий  вектор  развития в каждом цикле  оказывался  восходящим. Повышательная и понижательная  фазы относятся к одному и тому же, как оказалось, весьма жизнестойкому организму мировой эконо- мики. Именно в понижательной фазе, сталкиваясь с угрозой для выживания, этот организм мобилизует свои внутренние силы и закладывает  основу для будущего прорыва на бо- лее высоком технологическом и организационном уровнях. Сочетание в одном кондратьевском цикле повышательной и понижательной волн, образно выражаясь — фаз «разогре- вания» и «охлаждения», предохраняет соответствующие на- циональные и глобальную мирохозяйственную  системы от перегревания и переохлаждения, нормализует их жизненный тонус и в конечном счете обеспечивает  их поступательное движение, несмотря на периодическое возникновение кри- зисов и провалов. По выражению  Кондратьева, тем самым устанавливается тенденция  к равновесию. Именно в таком

 

типе развития, по моему мнению, проявляются характерные черты самоорганизации крупных социальных систем, о чем писал выдающийся российский ученый и мыслитель Никита Моисеев. Мир выживет, в этом нет сомнений. Тем не менее для отдельных стран, попавших под пресс циклических пере- мен, последствия могут быть весьма болезненными.

Кондратьевские циклы и прогноз международного политического развития

В данной  работе используется подход к прогнозирова- нию политического и социально-экономического развития, основанный  на анализе  кондратьевских  циклов и циклов эволюции международной политической и экономической системы, учитывающий  структурное  подобие между  эти- ми циклами и их ступенчатое сокращение [6]. Такой под- ход позволил довольно точно предсказать ряд важных со- бытий, в том числе мировой  кризис 2000–2001 гг.,  а также глобальный циклический финансово-экономический кризис

2008 г. Важно отметить, что кондратьевские циклы описы- вают  не  только волнообразное  долгосрочное  экономиче- ское, но и политическое развитие в долгосрочном периоде, а  также  динамику международной  политики и мирового лидерства. В.И. Пантин и В.В. Лапкин впервые осознали не- обходимость использования для анализа мировой динамики

«сдвоенных кондратьевских циклов», состоящих из «циклов рубежа веков» (I, III и V циклы) и «циклов середины века» (II, IV, VI циклы) [5]. Оказалось, что для «циклов рубежа ве- ков» наиболее характерны глубокие, радикальные техноло- гические, социальные и политические сдвиги. Например, на V кондратьевский цикл (1982–2018 гг.) уже пришелся развал мировой социалистической системы и распад СССР (1989–

1991 гг.). В технологическом отношении это создание все- мирной компьютерной паутины — Интернета, современных информационно-коммуникационных  технологий, открыв-

 

ших эру информационного общества. Для «циклов середины века»  наиболее  характерны  глобальные  геоэкономические и геополитические сдвиги, которые изменяют политическую и экономическую карту мира. Яркими примерами могут слу- жить итоги Второй мировой войны, которые пришлись на начало IV цикла (1945–1982 гг.): создание социалистической системы; крушение колониальной системы и провозглаше- ние независимости Индии, Пакистана и многих других стран третьего мира; создание Китайской Народной Республики.

Каждый кондратьевский цикл, как отмечалось выше, име- ет две фазы, состоящие  из повышательной и понижательной волн, характеризующих этапы высокой и низкой экономиче- ской конъюнктуры. Кондратьевские циклы рубежа веков на- чинаются с радикальной технологической революции (с фазы технологического переворота), генерирующей повышатель- ную волну, в ходе которой происходит внедрение принципи- ально новых технологий и создание новых отраслей массового производства, основанных на новых способах использования, передачи и преобразования энергии и информации. Так, на- пример, текущий V кондратьевский цикл начался с развития новой отрасли — микроэлектроники и широчайшего внедре- ния ее продукции — персональных компьютеров и микро- схем — во все традиционные отрасли народного хозяйства. Микроэлектроника стала также технической основой для соз- дания современных информационно-коммуникационных тех- нологий (ИКТ), всемирной компьютерной сети — Интернета, т. е. открыла новую эру в технике передачи, преобразования и практического  использования информации.  Именно для фазы технологического  переворота наиболее подходит  сле- дующее наблюдение самого Н.Д. Кондратьева: «Бурный рост новых производительных сил, повышая активность заинтере- сованных в нем классов и групп,  внутри  создает предпосылки для обострения борьбы против устарелых и тормозящих раз- витие социально-экономических отношений, создает предпо- сылки для внутренних крупных  переворотов. Вот почему, как

 

мы видим, в действительности период длительного повыше- ния конъюнктуры связан с радикальными  изменениями в об- ласти производства, с полосой частых войн и революционных потрясений» [8]. Действительно, именно на этот период при- шелся  развал мировой социалистической  системы (1989 г.) и распад Советского Союза (1991 г.), экономики которых не смогли освоить пятый технологический  уклад,  основанный на микроэлектронике.  Этому также  способствовала  война СССР в Афганистане (1979–1989 гг.), которая привела к соз- данию широкой антисоветской коалиции в мире и подорвала мощь страны. Напротив, Китай, оправившись после событий на площади Тяньаньмэнь (1989 г.) и твердо следуя курсом мо- дернизации, заданным Дэн Сяопином,  начал стремительное восхождение по пути прогресса во всех сферах жизни. За- кономерно, что в это же время США в первой победоносной войне против Ирака в Персидском  заливе (1990 г.) испытали все новейшие  способы и средства ведения войны, основанные на достижениях микроэлектроники и ИКТ.

После примерно двадцатилетнего периода бурного устой- чивого экономического роста, вызванного технологическим переворотом, наступает кризис,  ухудшается конъюнктура, и начинается понижательная  волна. Наступает период неу- стойчивого экономического роста, прерываемого глубокой кризисной рецессией  и последующей  длительной  депрес- сией. Причем понижательная волна кондратьевского цикла рубежа  веков  сопровождается  глубокими политическими кризисами, усилением напряженности  в международной об- становке, революциями и войнами, поэтому она получила название «фазы великих потрясений». Однако есть и пози- тивная сторона всех этих экономических, социальных и по- литических кризисов, поскольку в итоге они создают условия для нового долгосрочного подъема в период повышательной волны последующего кондратьевского цикла.

Эмпирически наблюдавшееся сокращение продолжи- тельности кондратьевских циклов В.И. Пантин представил

 

через  ступенчатое  сокращение  понижательных   волн при неизменной  продолжительности  повышательных волн [5]. Причем он обнаружил структурное соответствие между по- нижательными волнами кондратьевских циклов, которое со- храняется несмотря на общее усложнение  международной системы, и сокращение продолжительности этих волн. Это замечательное  свойство кондратьевских  циклов и служит основой для прогнозирования  эволюции международной системы. Он также обнаружил, что каждая понижательная волна, независимо от продолжительности, четко делится на три практически равные между собой части, причем в кон- це каждой трети наблюдается достаточно глубокая кризис- ная рецессия в экономике, которая инициирует важные по- литические события, включая политические кризисы. Далее Пантин показал, что кризисные явления развиваются в три этапа, в ходе которых происходят важные социальные и ин- ституциональные  сдвиги, формируются  благоприятные условия для утверждения нового технологического  уклада и новых институтов. На первом этапе возникают наиболее глубокие кризисные явления, обусловленные исчерпанием потенциала доминировавших  прежде базисных технологий, а также связанных с ними социальных институтов; этот этап завершается глубоким глобальным экономическим кризисом вроде кризиса 1929 г. или 2008 г. На втором этапе нестабиль- ность социально-экономического и политического развития усиливается,  наступает  депрессия; это происходит оттого, что с наступившим  кризисом продолжают  бороться,  как правило, прежними, уже неэффективными методами, кото- рые ведут к новым кризисным  явлениям. На третьем этапе, после очередной кризисной  рецессии в экономике, происхо- дят крупные геополитические и социальные сдвиги, иногда в виде масштабных  войн или революций, которые ломают прежние общественные структуры и институты, расчищая дорогу для новых структур и институтов. Так было в ходе Второй мировой войны, на завершающем этапе III кондра-

 

тьевского цикла рубежа веков, после чего началась повыша- тельная волна IV цикла продолжительностью 25 лет, которая ознаменовалась устойчивым  развитием с невиданными  тем- пами экономического роста.

Таким образом, исходя из изложенной выше концепции прогнозирования международного политического развития, основанной на структурном соответствии понижательных волн циклов Кондратьева, можно предположить, что в 2011–

2020 гг.,  на завершающих  этапах  понижательной   волны V кондратьевского цикла (2005–2017 гг.), мировое сообще- ство ожидают суровые испытания как экономического, так и в особенности политического характера.

Вслед за фазой  великих  потрясений  начинается новый кондратьевский  цикл типа середины  века (2018–2050 гг.), повышательная волна которого, как уже говорилось выше, характеризуется геополитической и геоэкономической рево- люцией. В связи с последним В.И. Пантин назвал  ее фазой революции мирового рынка [7]. Эта фаза благодаря глубо- ким сдвигам, произошедшим  в фазу великих  потрясений, создает весьма благоприятные  геополитические  и институ- циональные  условия для распространения, совершенство- вания и широчайшего использования новых базисных тех- нологий как в традиционных отраслях народного хозяйства, так и для создания новых отраслей. Причем  базисные тех- нологии циклов середины века обычно являются продол- жением (развитием) магистральных базисных технологий предыдущего цикла. Действительно, ключевые базисные тех- нологии VI кондратьевского цикла — нанотехнологии, нано- биотехнологии, компьютерные технологии и ИКТ на основе наноэлектроники,  а также альтернативные источники энер- гии — все они являются естественным продолжением техно- логий, основанных на микроэлектронике и биотехнологиях. Именно этот кластер технологий и станет мощным  двига- телем для мирового  экономического развития на протяже- нии последующих  20–25 лет на волне благоприятной  конъ-

 

юнктуры повышательной волны VI кондратьевского цикла

(примерно  2018–2042 гг.). Вполне естественно, что к началу

2040-х гг. новый технологический уклад исчерпает весь свой потенциал,  в  мировой экономике  накопятся  отраслевые и технологические структурные диспропорции, что положит начало понижательной  волне — фазе структурного кризиса. Типичным примером такого структурного кризиса является мировой экономический кризис 1970-х гг., когда произошел переход от ресурсо — и энергоемкой экономики к энерго — и ресурсосберегающей экономике. Этот структурный кризис и инициирует новую технологическую революцию, внедре- ние в производство новых технологических и социальных инноваций, которые созревали в период фазы структурного кризиса. Эти технологические нововведения уже наверняка будут эпохальными инновациями, порожденными в резуль- тате грядущей  научно-технической революции. Тем самым завершится очередной полный цикл эволюции международ- ной экономической и политической системы и начнется но- вый эволюционный цикл.

Таким образом, представленная выше четырехфазная мо- дель Пантина — Лапкина для анализа эволюционных циклов мировой экономической и политической системы (сдвоен- ных кондратьевских циклов) с учетом структурного подобия понижательных волн циклов Кондратьева [6] может служить приемлемой основой для средне — и долгосрочного прогно- зирования мировой экономической и политической систе- мы до 2050 г. Итак, полный цикл эволюции международной системы соответствует двум кондратьевским циклам, сле- дующим друг за другом, начиная с цикла типа рубежа веков, и включает четыре основные  фазы: фазу технологической революции;  фазу великих потрясений в мировой политике и экономике; фазу революции мирового рынка и фазу струк- турного  кризиса.  Отсюда следует, что мы сейчас пережива- ем фазу великих потрясений в мировом эволюционном ци- кле, начавшемся в 1980-х гг. и заканчивающемся к середине

 

XXI в., т. е. в 2050-х гг.  Попробуем  нарисовать крупными мазками картину важнейших  политических  и экономиче- ских событий, характеризующих дальнейший ход развития международной системы в период с 2011 по 2050 г.

Предстоящие события фазы великих потрясений

(2011–2017 гг.)

Рассмотрим  вначале  среднесрочный  прогноз мировой динамики до 2020 года, на протяжении оставшейся части фазы великих потрясений (2005–2017 гг.). Прогноз динамики развития мировой экономики, выполненный нами [9] с уче- том взаимодействия циклов Кондратьева, Кузнеца, Жюгля- ра и Китчина,  представлен на рис. 1. Как видно из рисунка, в фазе великих потрясений мы обнаруживаем два достаточ- но глубоких и одну неглубокую кризисные рецессии с нача- лом кризиса соответственно в 2008, 2012 и 2016 гг., причем дно депрессии приходится на 2014 г. Это весьма приближен- ная картина, но она демонстрирует качественное совпадение с типичной внутренней структурой понижательных волн циклов Кондратьева, о чем уже говорилось выше. В недав- ней нашей  работе [10], используя математическую модель с сингулярностью, мы предсказали, что, возможно, вторая кризисная  рецессия произойдет раньше — уже в середине текущего года. Таким образом, мировая экономическая ди- намика четко разделяет нынешнюю  фазу великих потрясе- ний на три части, каждая из которых завершается кризисной рецессией: первая — 2005–2008 гг.; вторая — 2009–2012 гг.; третья — 2012–2016 гг.

Итак, опираясь на структурное подобие фаз великих по- трясений и анализируя события, связанные с предыдущими фазами великих потрясений  1813–1849 гг. и 1921–1945 гг., можно утверждать, что начинается  эта фаза с относительно неглубокого, но заметного экономического и политического кризиса, который нарушает устойчивость  экономического

 

Y

Y

 
(0)

max

Y

 
Подпись: Мировой ВВП(1)

max

 

Y

 
(2)

max

 

Y

 
(1)

min

(3)

Y

 
min

 

Y

 
(2)

min

2000    2005    2010    2015    2020

год

Рис. 1. Динамика мирового ВВП в период с 2000 по 2020 г.

роста. Далее начинается  быстрое нарастание политической, экономической и социальной нестабильности в мире, что за- вершается большим мировым циклическим экономическим кризисом, который становится рубежом в развитии мировой экономической  и политической  системы. Поскольку боль- шой циклический кризис происходит один раз в 30–40 лет и является самым глубоким,  он дестабилизирует мировую финансово-экономическую и политическую систему, порож- дая рост социальной,  а также внутри — и внешнеполитиче- ской напряженности во многих странах.

Если мы обратим внимание на события в мире за послед- ние годы (2005–2010 гг.), то убедимся, что все они достаточно хорошо вписываются в указанный сценарий. Поскольку цен- тром нынешнего мирового кризиса стала Америка, обратим- ся к экономическому развитию США в начале века (темпы роста ВВП в 2000 г. — 3,7\%; 2001 г. — 0,8\%; 2002 г. — 1,6\%;

2003 г. — 2,5\%; 2004 г. — 3,6\%; 2005 г. — 3,1\%; 2006 г. — 2,9\%;

2007 г. — 1,9\%). Видим, что, оправившись  после мирового кризиса 2001 г., экономика  США начала постепенно  расти, но в 2006 г. она вновь начала терять темпы роста. Это про- исходило  не случайно,  а было следствием непредусмотрен-

 

ных громадных расходов на войны в Афганистане и Ираке. С другой стороны, в том же 2006 г. обанкротилось  первое учреждение  ипотечного кредита  и был замечен  быстрый рост неплатежей заемщиков  по ипотечным  ссудам. Годом ранее, в 2005 г., приостановилось  само строительство жилья в США, замедлились продажи, понизилась стоимость домов. Уже  тогда наиболее прозорливые  эксперты,  к числу кото- рых относится  проф. Нуриэль  Рубини,  сделали вывод о не- избежности  катастрофы, которая не заставила  себя ждать и случилась 15 сентября  2008 г., начавшись  с банкротства крупнейшего банка Lehman Brothers, которое и привело ми- ровую финансовую систему на край пропасти. Уже 25 сентя- бря 2008 г. Федеральный министр финансов Германии Пеер Штайнброк пророчески заявил, что «роль США как сверх- державы закончилась». Финансовый кризис сразу же пере- рос в общеэкономический, и практически во всех развитых странах началась рецессия — сокращение производства. Масштабы кризиса оказались столь глубокими, что впервые его сравнили с Великой депрессией 1930-х гг.. Резко возросла безработица в мире, и, таким образом, кризис пришел и в со- циальную  сферу. Произошло  заметное ухудшение  условий жизни людей в период кризиса из-за снижения зарплат и по- дорожания продовольствия. Все это вызвало массовые соци- альные протесты в ряде развитых стран, а во многих развива- ющихся странах Ближнего Востока и Северной Африки они оказались столь мощными, что спровоцировали социальные революции, приведшие к смене режимов в ряде стран. Этим активно пользуются сегодня США и страны Западной Евро- пы, чтобы решить свои геополитические  задачи в рамках из- вестного плана «Большой Ближний Восток» (ББВ), который предусматривает перекраивание всей политической карты ББВ, расчленение и ослабление потенциально сильных госу- дарств и овладение богатейшими энергоресурсами региона.

В  социальных протестах, приведших   к  революциям в странах  Ближнего Востока  и Северной  Африке, видны

 

четкая спланированность и организованность, использо- вание практически  всех  новых технологий информацион- ных войн — в т.ч. дезинформации.   Все эксперты сошлись в одном, что в этих событиях не принимали участия ислам- ские политические организации. Ссылки на боевиков «Аль- Каиды» оказались на деле очередным мифом. Эксперты  из мусульманских стран склоняются  к мнению, что за всеми этими событиями  стоят США, которые  продолжают дей- ствовать по известному плану «Большой Ближний  Восток». Ведь еще в 2005–2006 гг. США приступили к разработке так называемой стратегии Сахель. Вашингтон был озабочен бес- контрольностью  огромного региона,  по которому якобы свободно передвигаются террористы «Аль-Каиды» и нарко- торговцы.  Была у стратегии и попутная  цель — ограничить в перспективном с точки зрения ресурсов районе усиливаю- щееся влияние Китая.

Вторая  часть фазы великих  потрясений  (2009–2012 гг.) характеризуется тяжелой депрессией в экономике наиболее развитых стран, а также откатом демократии и постепенным установлением авторитарных  режимов в целом ряде менее развитых стран [7]. Причем именно в этот период наблюда- лось наибольшее социальное  и политическое напряжение, инициирующее ключевые политические сдвиги, определяю- щие дальнейшее мировое развитие до самого конца фазы ве- ликих потрясений. Это связано с тем, что вторая часть фазы великих потрясений начинается с глубокой кризисной рецес- сии в экономике и заканчивается столь же глубокой рецесси- ей (см. рис. 1). Во многом с этим обстоятельством связаны драматические политические события, которые происходят в странах, наиболее глубоко затронутых кризисом и депрес- сией. Выше уже говорилось о том, что к середине текущего года ожидается вторая мощная волна кризиса, которая будет следствием сдувания «золотого пузыря». Фактически это бу- дет означать обрушение  доллара, о чем проф. Нуриэль Руби- ни предупреждал еще в 2004 г. Если это обрушение  случится,

 

то оно нанесет тяжелый удар по экономике США и многих других стран, тесно связанных с ней. В ЕС новый этап кри- зиса коснется прежде всего таких проблемных стран, как Португалия, Испания и Италия. Вторая волна кризиса  так или иначе коснется большинства стран мира и сможет за- ставить принять «мировое правительство» в лице G20 рево- люционные решения по мировой  резервной валюте взамен обрушившегося  доллара, по усилению и усовершенствова- нию регулирования финансовых рынков, по созданию спра- ведливой международной торговли, по стабилизации цен на продовольствие. Эти решения и определят эффективность дальнейших мер по преодолению кризиса и депрессии.

Политические           и          финансово-экономические  кризисы

2011–2012 гг. станут прелюдией к драматическим геополити- ческим событиям завершающей третьей части (2013–2017 гг.) текущей  фазы великих потрясений. В первую  очередь эти события будут связаны со сломом нынешних  геополитиче- ских и социальных структур, препятствующих дальнейшему усовершенствованию капиталистического общества,  а так- же  развитию мирового рынка и процессам глобализации. В авангардных странах, обладающих огромными  ресурсами и способных эффективно мобилизовать эти ресурсы, кризис порождает ответ в виде важных политических и социальных реформ. Ярким примером подобных реформ, о котором ча- сто говорят в таких случаях, является «Новый курс» прези- дента Ф.Д. Рузвельта в США, начатый как раз во второй ча- сти (1929–1937 гг.) фазы великих потрясений (1920–1945 гг.) третьего эволюционного цикла (1897–1982 гг.). Если же страна находится в уязвимом геополитическом и геоэкономическом положении и не обладает достаточными  ресурсами, а глав- ное, способностью  эффективно  мобилизовать  имеющиеся у нее ресурсы, то в ней либо нарастают внутренние социаль- ные противоречия, либо устанавливается авторитарный  или даже тоталитарный  режим, идущий по пути внешней экс- пансии, агрессии во имя приумножения  ресурсной базы.

 

Отсюда следует, что в период с 2012 по 2017 г. мир станет свидетелем важнейших геополитических сдвигов и социаль- ных реформ. С большой вероятностью можно предполагать, что в авангардных странах мира — США, Германии, Япо- нии, Китае, Индии, Бразилии и России — будут осуществле- ны коренные экономические, политические и социальные реформы  и начнут формироваться  новые  экономическая и социально-политическая  модели развития, отвечающие вызовам XXI в. Эти реформы будут иметь огромное  зна- чение для международного  сообщества в целом и получат широкое распространение в мире. Этому во многом будут способствовать президентские выборы в США (2012 г.), Рос- сии (2012 г.), Франции (2012 г.), смена политического лидера в Китае (2012 г.) и других странах. В большинстве развиваю- щихся стран мира усилятся авторитарные тенденции, прои- зойдет довольно резкий откат демократии. Этому будет спо- собствовать ухудшение социально-экономической ситуации в странах Ближнего  Востока и Северной Африки,  охвачен- ных сегодня революциями.

Именно в этот период будет решаться судьба двух круп- нейших государств Среднего Востока — Ирана и Пакистана, одно из которых уже обладает ядерным  оружием,  а другое упорно стремится к этому. Это как раз те две страны, кото- рые сегодня находятся  в наиболее уязвимом  геополитиче- ском и геоэкономическом положении.  Пакистан  все глубже утопает в трясине войны, хаоса и разрухи. Обещанная пре- зидентом Дж. Бушем демократия при смещении президента Первеза  Мушаррафа  не состоялась.  Более того, президент Асиф Зардари, ставленник  США, превратился в номиналь- ного главу государства, тогда как генерал П. Мушарраф ре- ально контролировал ситуацию в стране. При нем были от- носительная стабильность и экономический рост. Для этой страны, по-видимому, наилучший выход — это возврат уме- ренной военной диктатуры,  в противном случае  ядерное оружие попадет в руки радикальных исламистов, что создаст

 

огромный риск для геополитической стабильности в Юж- ной Азии и на Ближнем Востоке. Что же касается Ирана, то эта страна, весьма вероятно,  получит наконец обещанную США войну. Ведь Иран продолжает претендовать на лидер- ство в регионе. Монархии Персидского залива, естественно, обеспокоены такой перспективой. К тому же Тегеран сейчас внутренне  ослаблен протестами, последовавшими  за прези- дентскими выборами 2009 г. По мнению  ряда экспертов из стран Ближнего  и Среднего Востока, события в Северной Африке — это лишь маневры, подготовка к главной опера- ции, к которой стремятся США и его ближайшие союзники в регионе, — к нанесению  удара по Ирану и его расчлене- ние. От Ирана должна остаться, по замыслу организаторов, сильно усохшая Персия. Из кусков Ирана,  а также кусков Турции и Ирака сшивается независимый Курдистан. Курды, составляющие 30 млн человек, в начале XX в. были поделены между Ираном, Ираком, Турцией и Сирией.  Все это время курды вели политическую и военную  борьбу за свое право на собственное государство. Создание автономного  региона иракского Курдистана, возможно, открыло новую страницу в истории курдского населения на Ближнем Востоке. Ирак расчленяется на суннитский Ирак и арабское шиитское го- сударство. От Пакистана в случае негативного сценария раз- вития также остается одно воспоминание — большая часть его территории  делится между свободным Белуджистаном и Афганистаном. Однако для США эта война также окажет- ся последней в качестве единоличного гегемона в мире, она окончательно подорвет мощь и авторитет этой державы. Для США начнется долгий путь изнурительной   борьбы  за до- стойное место в новом многополюсном мире.

По мнению тех же экспертов, сегодня мы наблюдаем пре- творение в жизнь этого плана «ББВ». Основная  ставка при этом делается на молодежь, которая вооружена мобильни- ками и Интернетом и ориентирована на Запад. Остальное завершит  победоносная  война коалиционных  сил Запа-

 

да под флагом демократизации  и защиты мирного населе- ния, как это происходит сегодня в Ливии по просьбе Лиги арабских стран. В итоге ББВ должен напоминать картину, некогда  описанную  Джонатаном  Свифтом: единственное могущественное  государство — Гулливер  в лице Израиля в окружении слабых стран — лилипутов. Но хаос интере- сен тем, что из него нет однозначного выхода, он допускает бифуркацию (раздвоение), и может случиться так, что все это зыбкое  пространство  объединится  под флагом  ради- кального ислама. На обломках государств Ближнего  Востока и Северной Африки может возникнуть исламский халифат. Конечно, стратеги «ББВ» допускают и такой сценарий,  а на это у Запада отработана тактика ведения войны с междуна- родным исламским терроризмом на территории Афганиста- на и Пакистана. Таким образом, Большой Ближний Восток превратится в «зону войн до победного конца». Уже сегодня Афганистан проваливается в полный хаос, где не могут одер- жать победу и увязают войска США и НАТО. Ирак теперь раздирают межконфессиональные и межэтнические кон- фликты. Иран  воспользуется  ситуацией,  чтобы шиитское большинство в Бахрейне пришло к власти, ведь недаром они поддержали бахрейнских повстанцев. Приход к власти шии- тов в Бахрейне сделает его плацдармом для распространения иранского влияния по всем странам залива. В этой ситуации государства региона, и так ослабленные десятилетиями дик- татур и коррупции,  продолжают утрачивать свои функции. В Афганистане они уже исчезли. К этому идет и Пакистан. Власть на местах будут вершить вооруженные группировки. Всюду, от иракского Курдистана до Газы, государства авто- номизируются; в них усиливаются тенденции этнического сепаратизма — от турецких курдов до иранских и пакистан- ских белуджей.

Показательно, что возможный приход к власти в Паки- стане радикальных  исламистов  не беспокоит американцев, наоборот, это только усилит геополитическое влияние США

 

в регионе, т. к. возникает  еще и ядерная угроза. А это под- толкнет Индию к укреплению военных отношений с США. В этом случае США решают наиважнейшую задачу: они при- обретают союзника в лице Индии, которая будет опасаться афганских и пакистанских талибов, и наносят ощутимый удар по национальной и экономической безопасности глав- ного своего соперника в борьбе за мировое лидерство — Ки- тая. Ведь неслучайно Вашингтон  целенаправленно наращи- вает военное сотрудничество с Индией с целью придания ей роли запасной опорной базы для поставок, аналогичной той, какую сейчас выполняет Пакистан.

Какой же видят США будущую Большую Центральную Азию (БЦА)? Нынешние страны ЦА и Казахстан объединяют- ся — под контролем США — в единое военно-стратегическое и геополитическое целое с Афганистаном, который становит- ся чем-то вроде ядра. На сей счет в Центральной Азии уже по- явилась присказка «Объединяй и властвуй». Цель доминиро- вания США в этом регионе очевидна: оторвать Центральную Азию от России, ограничить пространство  для маневра Ки- таю в последующей борьбе за влияние в районе Персидского залива,  а также контролировать ситуацию на всем Среднем Востоке. Затем, в случае необходимости,  под лозунгом пан- тюркизма (объединения всех тюркских народов  в единую нацию под эгидой Турции) «национально-освободительная война» перенесется в Синьцзян. Ведь не секрет, что уйгурские сепаратисты проходят  подготовку в тех же  самых лагерях боевиков в Пакистане и Афганистане, где готовятся боевики Талибана, исламского движения Узбекистана и подобных им организаций. США таким образом решают главную задачу — не допустить Китай к нефте — и газоносным районам Ближ- него Востока и Персидского залива, поскольку  ведущая роль Персидского залива в вопросах энергетической  безопасности США остается непоколебимой.

Поэтому особое беспокойство  у азиатских  стран, осо- бенно у Китая,  вызывает Ферганская  долина. Ведь недаром

 

США пытаются  закрепить  здесь свое военно-политическое присутствие. Например, попытки создания базы в Баткен- ской области Кыргызской Республики,   а это самое сердце Ферганской области. А Ферганская долина — ключ ко всей ЦА. Недаром США ничего не делают для уничтожения ре- сурсной базы террористов в Афганистане — наркопроизвод- ства, которое обеспечивает щедрое финансирование  в деле распространения  идей исламского  радикализма  и экстре- мизма в регионе, что должно способствовать поддержанию здесь нестабильности.

В случае дестабилизации ситуации  в этом регионе США воспользуются этим, чтобы начать реализацию плана «БЦА». А дестабилизировать ситуацию можно вполне искусственно, что и называется управляемым  хаосом. Как проект «ББВ», так и проект «БЦА» США будут воплощать в жизнь методом управляемого  хаоса. Но управляемый хаос может вылиться в ЦА в неуправляемую катастрофу. А это уже создаст непо- средственную угрозу для безопасности  России.  Ведь неда- ром небезызвестный  Збигнев  Бжезинский  утверждал,  что Центральная Азия — это «Евразийские Балканы». Поэтому России, пользуясь нынешней благоприятной ситуацией, сле- довало бы с новой энергией приступить к углублению и про- движению интеграционных   процессов  на  постсоветском пространстве. Особенно это касается укрепления ЕврАзЭС и ОДКБ на пути к непременному формированию Евразий- ского союза. Эти вопросы уже сегодня надлежало бы сделать предметом широкого  обсуждения в интеллектуальных и об- щественных кругах евразийских стран, с тем чтобы лучше из- учить тот овражистый путь, по которому придется пройти.

Завершится  нынешняя фаза  великих  потрясений при- близительно в 2016–2017 гг. очередным кризисом, который, однако, будет не столь глубоким и тяжелым, как кризисы

2008–2009 гг. и 2011–2012 гг. Вместе с тем он будет означать переход к оживлению в новой экономике, основанной на но- вом технологическом укладе, переход от V кондратьевского

 

цикла к VI. Причем оживление и оздоровление народного хозяйства, с высокой вероятностью, будут сопровождаться крупными региональными военными конфликтами  с уча- стием  ведущих  мировых держав  и  ряда  развивающихся стран. Таким образом, как обычно бывает при переходе от одного кондратьевского цикла к другому, в период с 2016 по 2020 г. будет происходить  радикальное изменение соот- ношения сил, которое  сопровождается крупными военно- политическими  конфликтами.  Возможными регионами военно-политических конфликтов могут стать, скорее всего, Ближний и Средний Восток и даже Центральная Азия, как уже отмечалось выше. Это могут быть либо новые конфлик- ты, либо продолжения уже разгоревшихся в годы великих потрясений конфликтов. В ходе этих конфликтов будут так- же устраняться препятствия на пути развития нового техно- логического уклада и новой социально-политической моде- ли. Новая экономическая и социально-политическая модель начнет утверждаться в большинстве стран мира. Произойдет перелом в пользу наступления  фазы революции  мирового рынка, начнется стремительная диффузия на рынки иннова- ционных товаров и продуктов. Мировая экономика начнет успешный и устойчивый  долгосрочный  подъем на гребне повышательной волны VI кондратьевского цикла, изредка прерываемый  весьма неглубокими кризисными рецессиями, обусловленными среднесрочными циклами Жюгляра про- должительностью 8–11 лет. Это будет продолжаться  пример- но 20–25 лет, вплоть до 2040 г.

Таким образом, итогом нынешнего финансово-экономи- ческого кризиса неизбежно станет кардинальное изменение расстановки сил на политической карте мира. Завершится единоличное военно-политическое господство США в мире, а также их мировое экономическое лидерство, продолжав- шееся целое столетие. США не выдержали испытания моно- полярностью, истощив себя крупномасштабными непрерыв- ными войнами на Ближнем и Среднем Востоке в последнее

 

десятилетие. У США сегодня недостаточно ресурсов, чтобы оставаться  мировым лидером.  Pax Americana  строился на двух либеральных принципах. Первый  — это капитализм в его либеральном  виде: низкие  налоги и минимум госу- дарственного регулирования в экономике. Второй — либе- ральная демократия, и США — ее проводник в мире. Амери- канская  демократия  себя дискредитировала после того, как под ее флагами начались  война  в Ираке и так называемые цветные демократические революции. Либеральный капи- тализм рухнул в 2008 г. Завершается эра Pax Americana (пе- риод американской гегемонии в финансово-экономической, международно-политической и культурно-информационной областях), и в мире возникает глобальная многополярная си- стема. Международная система принятия  решений будет де- централизована. Альтернативой миру конфронтации мог бы стать мир согласования интересов основных  центров силы во имя эффективного решения насущных глобальных про- блем, который был бы основан на взаимном компромиссе.

Многополярность потребует более справедливого между- народного распределения богатства, а также трансформации международных институтов — ООН, МВФ, ВБ и т. д. Осо- бенно устарели глобальные институты  управления мировой экономикой — МВФ, ВБ и др. В них сегодня главенствуют интересы США и Западной Европы и слабо представлены интересы стран с быстроразвивающимися рынками. Недав- но даже МВФ на своей очередной годичной сессии 2011 г. признал, что «Вашингтонский консенсус» окончательно рух- нул, и призвал создать такую глобальную экономику, в ко- торой станет меньше рисков и неопределенности,  финан- совый сектор будет регулироваться  государством,  а доходы и блага будут распределяться по справедливости. Странам нужно продолжать начатый процесс глобализации, но сама глобализация должна стать иной — не капиталистической, а «справедливой  и с человеческим лицом». «Финансовая гло- бализация усилила неравенство, и это стало одной из тайных

 

пружин кризиса. Поэтому в более долгосрочной перспективе устойчивый рост ассоциируется с более справедливым  рас- пределением доходов, — объявил глава МВФ Стросс-Кан. — Нам нужна глобализация нового рода, более справедливая глобализация, глобализация с человеческим лицом. Блага от экономического роста должны широко распределяться,  а не просто присваиваться горсткой привилегированных людей». Разве все это не напоминает  социалистические  идеи? Таким образом, можно сказать, что на смену капиталистической глобализации идет глобализация социалистическая.

Другой особенностью  предстоящей  фазы революции мирового рынка является  перемещение центра  мирового экономического развития с Запада, где она находилась с на- чала промышленной  революции, на Восток — в Азию. Если нынешний финансово-экономический кризис не переломит наметившиеся в последние десятилетия тренды, то совокуп- ная доля Восточной Азии и Южной Америки в мировом ВВП достигнет уже к 2020 г. порядка 60\%, из которых 45\% будут приходиться на одну только Азию. А экономический рост неизбежно приведет к усилению политического веса и само- стоятельности региона. Таким образом, будет положен конец отжившей свой век исторической структуре с центром на Западе. Основная  конкурентная борьба развернется между Китаем и Индией, между госкапитализмом и традиционной демократией. Именно Китай и Индия — две великие держа- вы с самым многочисленным  населением в мире — опреде- лят основные направления и темпы будущего мирового эко- номического развития. Но все же, бесспорно, главная битва за мировое  лидерство развернется между  США и Китаем, которая и определит социально-экономическую модель по- стиндустриального  мира, а также доминирующий тип по- литической системы XXI в. А тем временем сложилась па- радоксальная ситуация: с одной стороны — США с высоким бюджетным дефицитом,  но с большим  уровнем потребления, с другой — страны Азии с высоким профицитом и большим

 

уровнем сбережений. Если раньше богатые страны давали деньги бедным, чтобы те могли справиться с кризисами, то теперь все наоборот: Китай, Япония и другие азиатские стра- ны финансируют США.

Новый мировой порядок всегда рождается в том хаосе, к которому мир приходит в результате жесточайших и крово- пролитных военно-политических конфликтов регионально- го или планетарного масштаба, порожденных фазой великих потрясений.  Лауреат Нобелевской премии Илья Пригожин [11] открыл, что в физико-химических  сложных системах благодаря  явлению самоорганизации  из  существующего порядка при переходе через хаотическое состояние рожда- ется новый порядок более высокого  уровня. Этот синерге- тический принцип работает и в общественно-политическом развитии. Действительно, во втором эволюционном цикле в конце фазы великих потрясений  (1921–1945 гг.) понадо- билась самая кровопролитная Вторая мировая война, чтобы утвердилась действующая поныне модель экономического развития, основанная на Бреттон-Вудских соглашениях, дол- ларе как главной мировой  резервной валюте, свободном пе- ремещении капиталов и формировании транснациональных корпораций (ТНК). Родились соответствующие финансово- экономические институты — МВФ и ВБ. Для политической поддержки этой модели развития была сформирована ООН. Все эти международные институты  были созданы на терри- тории США, которые вышли из хаоса Второй мировой войны наиболее окрепшей великой державой и стали центром и ли- дером мировой  капиталистической экономики. Более того, США были единственным воюющим государством, которое обогатилось на войне. После завершения войны они оказа- лись в положении  подавляющего экономического  превос- ходства и пользовались технологическим преимуществом, полученным в ходе войны.

Советский Союз, как победитель на главном  театре во- енных действий  с Германией,  возглавил  разросшийся  со-

 

циалистический лагерь и стал центром-лидером  мировой социалистической системы. Так родилась биполярная си- стема международных отношений.  Биполярный  американо- советский  мировой порядок, ставший  результатом Второй мировой войны и нового распределения сил, утвержденного в Ялте (1945 г.), просуществовал около полувека (1946–1991 г.). Несмотря на то что относительное равенство сил главных со- перников (США и СССР) предотвращало мировую войну, би- полярное противостояние способствовало разж