Материал: Россия и человечество: проблемы миростроительства. Выпуск 3 - Материалы научного семинара


«восточный вектор» российской ориентации как шанс антикризисного развития

В.Е. Лепский, доктор психологических наук

Я разделяю  позицию Аскара  Акаевича Акаева,  что у России есть  шанс антикри- зисного развития, и он, безусловно, связан

с «восточным  вектором» российской ориентации.

В настоящее время в стране фактически реализуется два сценария.

«Охранительный» — сохранить как можно дольше то со- стояние распределения национальных  ресурсов, которое сло- жилось после грабительской  приватизации  и последующего коррупционного их присвоения в интересах «властной элиты».

«Перестройка–2» (ультралиберальный)  — продолжение неолиберальной политики устранения государства из эконо- мики и социальной сферы, дальнейшая приватизация  госу- дарственных (в первую очередь стратегических) предприя- тий и других ресурсов.

Оба сценария не ориентированы на российское развитие, мы убедительно доказали в многочисленных публикациях, что в стране с момента перестройки не было и нет субъектов российского развития, способных влиять на ее будущее. Важ- нейшим механизмом управления обществом в этих сценари- ях является мифология. В 1990-е гг. рождены были мифы: рынок сам себя отрегулирует;  административно-командное управление — это зло; все западные товары лучше россий- ских и др. В 2000-е гг. рождены новые мифы: инновационное развитие — неизвестно для чего; модернизация — неизвест- но в чьих интересах; общество знания — без реальных меха- низмов использования этих знаний в России и т. п.

Оба сценария со своими нюансами ориентированы на За- пад. Анализ взаимодействий в экономической и политической

В.Е. Лепский. «Восточный вектор» российской ориентации как шанс …

сферах с Западом в последние 20 лет убедительно показывает, что Россию рассматривают не как партнера,  а как ресурс по- требления и объект управления. Так что оба сценария ведут нас к дальнейшему углублению кризиса и к потенциальной утрате суверенитета. Более того, ведущая ориентация России на Запад имеет следствием формирование  отношения  к на- шей стране как к ресурсу потребления и объекту управления на Востоке (Китай, Индия и др.) и в исламском мире.

Терпение  общества к реализации  сценариев, явно усу- губляющих кризисное состояние страны, объясняется бло- кировкой рефлексии (чему способствуют практически  все средства массовой коммуникации), его «атомизацией», про- цветающим индивидуализмом, выражаемом в позиции вы- живания, а не развития  и заботы о будущем страны. «Власт- ная элита» полностью  устранилась от постановки проблем целеполагания  будущего, от  проблем  сборки субъектов развития. В гигантской стране осуществляется управление по отклонениям в интересах упомянутых  выше сценариев.

Властные полномочия  общества в созидании своего буду- щего предписаны Конституцией страны, и для их реализации необходимы пробуждение и консолидация общества. Для ре- шения этих задач одних выборных технологий оказывается недостаточно. Актуальна разработка социогуманитарных тех- нологий пробуждения рефлексии, организации целеполагания (выработка миссии) и сборки субъектов российского развития. Эти процессы должны предшествовать и сопровождать выра- ботку и реализацию стратегий развития страны. В последние годы эти стратегии исключительно формировались в кабине- тах чиновников, с участием групп приближенных экспертов. Как результат, они уже при рождении отправлялись на полку.

Предлагаемые докладчиками модели, безусловно, полезны и обосновывают кризисность сложившейся ситуации, однако они не позволяют решать выделенные нами задачи пробуж- дения рефлексии, целеполагания и сборки субъектов россий- ского развития. Для решения этих задач нами предлагается

 

новый тип моделей динамического моделирования социаль- ных систем — стратегические рефлексивные игры, которые соответствуют современным представлениям о научной ра- циональности в контексте постнеклассической науки.

Проводимая  нами стратегическая   рефлексивная  игра

«Россия в миропроектах», в которой участвуют аспиранты ряда  институтов РАН, позволила отработать технологии упомянутых  выше задач и обосновать вариант российской миссии, дающей шанс преодоления кризиса и становления на путь развития. Им также, как утверждает Аскар Акаевич, оказался «восточный вектор», при котором есть шанс превра- тить Россию из «мирового ресурса потребления» в субъекта мировых партнерских отношений. При этом основным деви- зом может стать «построение общества развития на основе социальной справедливости и гармонии  мира». Основные потенциальные партнеры — Индия, Китай, исламский мир и др. Основные структуры — БРИКС, ШОС и др. Поворот на Восток — это шанс создать второй мировой  полюс, что позволит охладить агрессию как военную, так и финансовую мирового  лидера и создать основания для установления до- стойных партнерских отношений  с Западом. В реальной ми- ровой ситуации, на наш взгляд, актуален не многополярный, а двухполярный  мир, и Россия имеет шанс стать лидером социогуманитарных инноваций при создании гармоничной системы мироустройства. Фактически Россия имеет шанс перейти из разряда догоняющих  стран в разряд лидеров ин- новационного развития, возглавив предложенный нами сле- дующий, VII социогуманитарный технологический уклад.

Важно отметить, что стратегические рефлексивные игры могут служить фундаментом для сборки моделей и техноло- гий, разрабатываемых на различных интеллектуальных пло- щадках. В этой связи имеет смысл рассмотреть вопрос о соз- дании Стратегического центра гражданской дипломатии.

Для включения широких слоев общества в процессы це- леполагания и их консолидация через механизмы  сборки

 

субъектов развития возможна организация на основе стра- тегических  рефлексивных  игр Стратегических  конгрессов (в том числе с использованием Интернета). Имеются пред- варительные проработки проведения такого рода Стратеги- ческих конгрессов.

Что касается второго доклада Ю.А. Сафоновой, то он так- же интересен. В контексте поставленной докладчиком про- блемы  поиска скрытых субъектов управления я хотел бы добавить, что стратегические рефлексивные игры могут ис- пользоваться также как базовые технологии  для выявления скрытых субъектов и разработки операций по их нейтрали- зации и противодействию.