Материал: Научный эксперт. Выпуск 3 - Материалы научного семинара


Возможности теоретического моделирования в познании сложных социальных систем

Доклад

Моделирование общественных систем на основе теории институциональных матриц

С.Г. Кирдина,

доктор социологических наук

Под моделированием в докладе под- разумевается построение словесных или монографических моделей объекта,  яв- ления или процесса, выраженных  в виде определений, правил, теоремы, законов или их совокупности1. Речь идет о моде- ли институциональных матриц.

1. Исходные предпосылки и допущения

Общество, как разновидность (сложной) социальной системы, представлено в данной модели как структура из трех основных подсистем — экономики, политики и идеологии.

В экономике (экономической подсистеме) осуществляется со- вместное производство  предметов потребления, без которых не- возможно  физическое воспроизводство  членов общества. В по- литике (политической подсистеме) реализуется коллективное решение  возникающих проблем,  формулирование   совместных целей и следование им; это означает выработку  политики, т.  е. правил и процедур принятия и исполнения таких решений. Идео-

1 Понятие и типы моделей. Моделирование. http://www. economy-web. org/?p=475 (Просмотр 3.02.2011).

логия (идеологическая  подсистема) отражает результаты поиска и формирования общих ценностей и идей, разделяемых участни- ками социальной деятельности. Ценности и идеи в конечном счете легитимизируют политические и экономические решения.

Функционирование  общества в целом и его подсистем обе- спечивается структурой институтов. Институты представляют собой устойчивые постоянно  воспроизводящиеся правила (фор- мальные и неформальные) социальных отношений, которые, соб- ственно говоря, и структурируют общественную жизнь. В нашем случае объектом  рассмотрения  являются  базовые  институты, образующие глубинные  основания  социальных взаимодействий и необходимые для воспроизводства общества как целого. Инсти- туты, обеспечивающие воспроизводство (Ч) человека с большой и маленькой буквы (институты  семьи, воспитания, образования, религии), не являются объектом рассмотрения и в модели не пред- ставлены.

Основным фактором отбора жизнеспособных институтов для того или иного общества предполагаются внешние условия (прин- цип «материалистического понимания истории»).

2. Тезисы теории институциональных матриц

(в картинках и определениях)

Тезис 1. Системы базовых экономических, политических и идеологических институтов образуют институциональные матрицы

ИдеологияПолитикаИНСТИТУТЫ

Экономика

В абстрактном понятии институциональной матрицы логически обобщены и агрегированы те многообразные реальные связи и опи- рающиеся на базовые институты институциональные  формы, кото- рые наблюдаются в социальной жизни. Это юридические и житей- ские нормы, правила и санкции, процедуры согласований, законы, традиции и обычаи, организации и законодательные акты и т. д.

Тезис 2. Выделены два типа институциональных матриц, названные Х- и Y-матрицы

Идеология субсидарностилитическоеРедистрибутивная экономика

Унитарно-централизовполитическое у(Я над Мы)XКоммунитарнаяидеологи (Мы над Я)Федеративное поустройствоY

анноестройствоРыночная экономика

Как показал анализ многолетних данных по разным странам, в структуре  государств можно выделить  два типа доминирую- щих матриц, которые названы Х- и Y-матрицы2. Они отличают- ся содержанием образующих  их базовых институтов  в каждой

2  Подробнее см. работы  автора: Кирдина  С.Г. Институциональные  матри- цы и развитие России. М.: ТЕИС, 2000; 2-е изд, перераб. и доп. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001; 3-е изд., переаб. и доп. СПб.: Нестор-История, 2012; Кирдина С.Г. Х- и Y-экономики: институциональный анализ. М.: Наука, 2004 и др. (www. kirdina.ru и www. кирдина.рф).

См. также: Матрица институциональная в социологии // Социологическая эн- циклопедия. В 2 т. М.: Мысль, 2004. Т. 1. С. 609–610; Институциональных матриц теория / Социологический словарь / Отв. редакторы Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев. М.: ИНФРА-М, 2010. С. 153–154.

из общественных подсистем (экономике, политике и идеологии):

в Х-матрице они одни, а в Y-матрице — другие.

Так, Х-матрица образована экономическими институтами ре- дистрибуции3, политическими институтами  унитарного устрой- ства (построения   общества «сверху» на основе иерархической централизации) и идеологическими институтами коммунитарно- сти, в которых закрепляется приоритет Мы над Я.

Y-матрица  образована экономическими  институтами рынка,

политическими  институтами  федерации (построения  общества

«снизу»  из отдельных самостоятельных  территориальных  общ- ностей) и субсидиарными4  ценностями,  в которых закрепляется приоритет Я над Мы.

Тезис 3. В обществе одна матрица доминирует, другая является комплементарной

.

XY         Y X

Россия, страны Юго-Восточной

Азии (Китай и др.) Латинской Америки

США, страны

Европы

 

3 Термин «редистрибуция» в экономической науке введен Карлом Поланьи для обозначения такого типа экономических отношений, в которых движение ценно- стей и прав по их использованию опосредуется центром (Polanyi K. The Livelihood of Man. N.-Y. Academic Press, Inc, 1977, p. 36). Редиcтрибуцию Поланьи качественно отличает от модели рынка, или обмена, в которой действуют лишь два участника (а не три), ориентированных на получение прибыли в результате трансакции.

4  Субсидиарность как принцип (например, христианской доктрины) означает приоритет личности по отношению к сообществам, членом которых она являет- ся — от организации  до общества. В федеративных отношениях  субсидиарность означает  приоритет прав  нижней территориальной  единицы  по отношению к верхним уровням, образуемым на основе добровольных решений нижних пер- вичных  элементов территориальной  структуры.

В институциональной структуре любого общества представле- ны и взаимодействуют обе матрицы институтов.  Это означает, что институты рынка сосуществуют с институтами редистрибуции, федерация и выборы — с принципами  унитарности и назначений, а субсидиарные  личностные ценности уживаются в обществен- ном сознании с ценностями коллективными,  коммунитарными. При этом, как правило, в истории страны одна из матриц устойчи- во является доминантной,  определяя рамки и пределы действия институтов комплементарной  матрицы. Именно доминантная матрица отражает основной способ социальной интеграции, сти- хийно найденный обществом в условиях проживания на данных пространствах, в определенной окружающей  — прежде всего ма- териальной — среде.

Тезис 4. Выделяются два свойства материально-технологичес- кой среды обитания, которые в конечном счете определяют, какая из институциональных матриц будет доминировать.  Под такой средой имеются в виду прежде всего общественная инфраструк- тура и отрасли, приоритетные для обеспечения жизнедеятельно- сти всего населения. По своим свойствам (проявляющимся в ходе ее использования  как среды производственной)  материально- технологическая  среда может быть либо коммунальной, либо не- коммунальной5.

Коммунальная материально-технологическая среда характери- зуется внутренней неразрывностью, что предполагает  ее исполь- зование как единой нерасчленимой системы, части которой не могут  быть обособлены без угрозы  ее распада. В качестве приме- ров можно привести систему железнодорожных путей, жилищно- коммунальное  городское  хозяйство, систему трубопроводного транспорта, единые энергетические системы и т. д. Некоммуналь- ная материально-технологическая среда характеризуется потенци-

5 Подробнее  см.: Бессонова О.Э., Кирдина  С.Г., О'Салливан  Р. Рыночный экспе- римент в раздаточной экономике России. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та,

1996. С. 20–24; Кирдина  С.Г. Экономические  институты России: материально- технологические предпосылки  развития  //  Общественные науки и современ- ность. 1999, № 6; Кирдина  С.Г. Институциональные матрицы и развитие России (2-е изд.). С. 73–84; Литвинцева Г.П. Продуктивность экономики и институты на современном этапе развития России. Новосибирск:  Наука, 2004. С. 50–51; и др.

альной автономностью своей структуры. Образующие ее объекты технологически разобщены, могут быть обособлены и способны функционировать самостоятельно, что предполагает возможность их частного использования.

Коммунальная  среда способствует становлению институцио- нальной Х-матрицы, когда возникает необходимость централи- зации и объединения усилий людей в единых производственных процессах, формируются  соответствующие  политические струк- туры, а также коммунитарные ценности, в которых обществен- ное сознание исторически закрепляет смысл такого обществен- ного устройство. Некоммунальная  среда порождает  институты Y-матрицы — обособленных товаропроизводителей, взаимодей- ствующих  посредством рынка, федеративные политические струк- туры и адекватные такому устройству индивидуальные субсиди- арные ценности.

Тезис 5. Выделяются две группы стран (государств) — в одних устойчиво доминируют институты Х-матрицы, в то время как ин- ституты Y-матрицы имеют комплементарный характер, либо до- минируют институты Y-матрицы, и в этом случае комплементар- ными являются институты  Х-матрицы  (табл. 1).

 

Распределение доминирования Х- и Y-матриц

 

Таблица 1

 

 

Подсистемы общества

Институты

Х-матрицы

 

Институты Y-матрицы

Экономика

Редистрибуция

Рынок

 

Политическое устройство

Унитарно- централизованное

Федеративно- субсидиарное

Идеология (ценности)

Коммунитарные

Индивидуалистские

В каких странах домини- руют соответствующие матрицы

Россия, Китай и др. страны Азии, а также Латинской Америки

 

Европа, Северная

Америка

Тезис  6. Самоорганизация  общества происходит  на основе

«матричного  принципа»6 воспроизводства  институциональных структур.

Идея институциональных  матриц, структурирующих  обще- ственную жизнь, есть развитие идеи матричного  синтеза в отно- шении социальных систем. Институциональная Х- или Y-матрица содержит  в себе генетическую  информацию,  обеспечивающую воспроизводство  обществ соответствующего  типа. Самовоспро- изведение, хранение и реализация информации в процессе роста новых институциональных  форм, т. е. создание «плоти социаль- ной жизни», происходит на основе взаимодействия матрицы до- минантных институтов и матрицы комплементарных институтов, имеющей в данном  случае характер  реплики  (отзыва, реакции, необходимого  элемента диалога). При этом доминантная матрица образует генетическую основу. Каждый из доминантных институ- тов взаимодействует с определенным комплементарным (допол- нительным) институтом (выполняющим ту же функцию в альтер- нативной институциональной  системе) и «накладывает» на него свою информацию,  характер,  отпечаток.  Как, например,  исхо- дные молекулы ДНК и РНК являются матрицами для построения

6 Матричный принцип развития неживой природы был в свое время выявлен в геологических науках. Оттуда эта идея проникла  в биологию, которая связала матричный принцип наследственности с теорией эволюции. Эта идея, по мнению С. Шноля, принадлежит российским ученым Н.К. Кольцову и Н.В. Тимофееву- Ресовскому (Шноль С.Э. Н.В. Тимофеев-Ресовский (очерк) // Знание — сила. 1997,

№ 2). Матричный принцип представляет собой так называемую конвариантную редупликацию, т. е. самовоспроизведение  молекулярных структур на основе ма- тричного синтеза, когда по наследству передается не только генетическая ин- формация, но и дискретные отклонения от исходных  состояний,  т. е. мутации. Любая сложная молекулярная структура претерпевает изменения, и каждый раз происходит  не абсолютно точное  ее повторение,  а воспроизведение  с внесени- ем некоторых  изменений. Но поскольку сама матрица  передачи  наследствен- ных признаков имеет большую степень стабильности, последняя обеспечивает процесс передачи генетической  основы (Горбачев В.В. Концепции современного естествознания. В 2-х ч. Учебное пособие. М.: Издательство МГУП, 2000, п. 2.3) и воспроизводство жизнеспособных форм. Таким образом, естественный отбор означает эволюцию конвариантно изменяемых форм на основе матричного  вос- произведения (Шноль С.Э. Физико-химические факторы биологической эволю- ции. М.: Наука, 1979) , а сама жизнь представляет собой непрерывное матричное копирование с последующей самосборкой  копий.

соответствующих  макромолекул,  так  и матрицы доминантных и комплементарных институтов  создают основу для считывания информации и последующего синтеза живых социальных и инсти- туциональных форм. Но если в биологии эти процессы происходят за сотые доли секунды, то в человеческой истории взаимодействие доминантных и комплементарных институциональных  форм с от- бором жизнеспособных модернизированных сочетаний занимает порой от нескольких лет до десятилетий и даже столетий. История рано или поздно находит необходимый институциональный ба- ланс, т. е. адекватное времени и месту соотношение доминантных и комплементарных форм, позволяющее обществу успешно раз- виваться в пределах ареала его проживания.

3. Эвристические возможности модели институциональных матриц

Под эвристическими возможностями модели институциональ- ных матриц понимаются   такие  следствия ее применения,  когда проведенный с ее помощью  анализ известных  феноменов позво- ляет увидеть неизвестные ранее смыслы, регулярности  или зако- номерности. Другими  словами, провоцируемые моделью институ- циональных матриц «наводящие вопросы»7  позволяют получить новые выводы относительно исследуемых явлений и процессов.

Первая группа рассмотренных  случаев относится  к России. Заметим, что приложение известных сегодня концепций (теории модернизации, постиндустриального  общества, мир-системной теории, теории переходных экономик и др.) к анализу современно- го российского общества определяет не столько механизмы и пер- спективы, сколько проблемы его развития.  Россия маркируется в них, как правило, апофатически (от греч. apofazis — отрицатель- ный): как «не-современное общество», «страна с не-достаточной рыночной дисциплиной»,  «не-достаточной демократией» и т. д.

7  Эвристика (от греч. — открываю, отыскиваю) — методология научного ис- следования,  а также методика обучения, основанная на открытии или догадке. Особенно ярко эвристика  обнаруживает себя в выдвижении объясняющих ги- потез (Новая философская энциклопедия. Т. 4. М.: Мысль, 2001. С. 410). Поэтому эвристическим называют метод «подталкивания» к новым выводам путем наво- дящих вопросов.

Размышления в терминах таких теорий небесполезны, но мало по- могают в понимании способов развития, провоцируя националь- ный «комплекс неполноценности» на разных уровнях обществен- ного сознания — от научного до массового. Если же посмотреть на российское  общество, используя  модель институциональных матриц, то можно увидеть некоторые закономерности, объясняю- щие не только проблемы, но и перспективы его развития.

Еще раз подчеркнем,  что история  любого общества начина- ется тогда, когда оно приобретает способность генетически вос- производить и передавать «нажитую  информацию»,  и институ- циональные  матрицы  служат  механизмом  ее передачи. Поэтому выявление институциональных  матриц закономерно только для обществ с воспроизводящейся историей, и их бесполезно искать

«в доинституциональной»  эпохе. Определение специфики, содер- жания доминирующей в обществе институциональной матрицы, как и механизма взаимодействия доминантных  и комплементар- ных институтов, позволяет осознанно осуществлять институцио- нальное строительство и минимизировать социальные издержки эволюционного  развития государств. Действие механизма само- воспроизводства институциональной  структуры хорошо видно на примере  России,  которая характеризуется  доминированием Х-матрицы.

Сначала обратимся к отечественной истории. В конце XIX в. Российская  империя характеризовалась  тотальным  доминиро- ванием институтов  Х-матрицы,  т. е. институциональным  дисба- лансом в пользу редистрибутивных  экономических  механизмов и унитарно-централизованных политических процедур. Личност- ные и демократические ценности также находились на периферии общественного сознания. Но полноценная  общественная струк- тура и ее динамическое  развитие предполагают  сосуществование доминантных и комплементарных (репликативных) институцио- нальных форм. Поэтому неизбежно параллельно с традиционны- ми институтами стали выстраиваться дополнительные практики, заимствованные преимущественно  из европейских  стран. При- чем развитие новых институтов зачастую было не столько актами взвешенной политики, сколько стихийной  реакцией сверху и сни- зу на проблемы общественного развития. Поэтому они внедрялись

или половинчато, или, наоборот, без меры. Так, в экономической сфере стал агрессивно  развиваться  рынок — «русский капита- лизм». В политической сфере началось партийное строительство, борьба за выборы  и новую прозападного типа конституцию. По- всеместно возникали институциональные элементы альтернатив- ной Y-матрицы. Лозунги свободы личности  и индивидуализма, как и борьба с присущей  стране соборностью, характеризовали идеологическую сферу. С точки зрения принципа матричного вос- производства происходила пристройка комплементарных (репли- кативных) форм к доминантным. Но под влиянием социальных сил этот процесс  вышел за рамки приемлемого дополнения ин- ституциональной структуры. На фоне предшествующего  кризиса предпринимались попытки не дополнить и компенсировать, а за- местить доминантные формы комплементарными, т. е. демонти- ровать Х-матрицу  Российского государства. Это привело к угрозе не только развития, но и самого его выживания. После временно- го экономического подъема в начале ХХ в. в стране обозначился социально-экономический упадок и возникла  ситуация хаоса, ко- торую современные синергетики назвали бы точкой бифуркации.

Следуя теории институциональных матриц, это была не точка бифуркации, предполагающая выход на неожидаемую, непрогно- зируемую траекторию,  а предстадия неизбежного возвращения общества к доминированию  присущей ему институциональной модели. Еще раз воспользуемся биологической аналогией. Выбор режима  воспроизводства живого организма  определяется гено- мом или банком данных, где хранится вся генетическая информа- ция. «Если по какой-либо причине выбирается другой — развитие не прекращается, но вырастает урод, неспособный к длительному существованию»8. Попытка  слома доминантной матрицы и заме- щения  ее институтами комплементарной матрицы в истории Рос- сии привела к тому, что процесс этот («не санкционированный»  ее геномом — институциональной Х-матрицей) завершился револю- цией. Под какими бы лозунгами  она не начиналась, закончилась

8  Чернавский Д.С. Эволюционная экономика и теория живых систем // Эко- номическая трансформация и эволюционная теория Й. Шумпетера. Труды 5-го международного  симпозиума  по эволюционной  экономике.  Пущино, Россия,

25–27 сентября 2003 г. М.: Институт экономики РАН, 2004.

она  восстановлением  доминирующего   положения институтов Х-матрицы.  Вновь главенствующее положение заняли институты редистрибуции в форме планового хозяйства, унитарного  поли- тического устройства в виде Союза Советских Социалистических Республик  и коммунитарной идеологии,  выражением  которой в тот период служила коммунистическая доктрина.

Революционная реакция в форме запуска механизма спон- танного возвращения к восстановлению доминаты институцио- нальной Х-матрицы,  наблюдавшаяся в России в начале ХХ в., — демонстрация   объективного действия матричного принципа самовоспроизводства институциональных  структур.

Приведенный пример иллюстрирует важную в политическом отношении особенность проявления механизма самоорганизации социальных  систем, т. е. систем  с участием сознательного чело- века. Она состоит в том, что для «подстройки»  институциональ- ной  структуры посредством  использования  комплементарных репликативных форм необходима целенаправленная и взвешен- ная деятельность социальных  субъектов. Иначе стихийное дей- ствие доминирующих  структур хотя и будет обеспечивать  раз- витие, но только через кризисы. В частности, в экономической сфере они известны как кризисы перепроизводства (в рыночных Y-экономиках) и кризисы недопроизводства  (в редистрибутив- ных X-экономиках). В первом случае к ним приводит стихийное действие рыночных  сил, не компенсируемое редистрибутивными механизмами централизованного (государственного) регулирова- ния. Во втором случае — экономические кризисы являются след- ствием недостаточного внедрения в практику редистрибутивной экономики  необходимых рыночных институтов.

Можно видеть, что страны, которые характеризуются доми- нированием Х-матрицы (Россия, Япония, Китай, государства Ла- тинской Америки и др.), все более сознательно  и целенаправлен- но концентрируют  свои усилия на встраивании в общественную жизнь элементов, присущих Y-матрице. В то же время государства, где доминирует Y-матрица, дополняют свои общественные струк- туры элементами Х-матрицы.  Прежде всего это относится к ин- ститутам, формирующимся  в Европейском  союзе, или практике регулирования  финансовой сферы после кризиса 2008–2009 гг.

Во всех случаях задача состоит в том, чтобы проложить опти- мальный  для каждой конкретной страны путь между «Сциллой революций», когда внедряемых комплементарных институтов слишком много, и «Харибдой кризисов», когда институтов ком- плементарной матрицы, наоборот, недостаточно. Другими слова- ми, общества постоянно ищут оптимальный институциональный баланс и нужные пропорции доминантных и комплементарных институтов.

Другим, уже современным, примером служит ситуация «пере- стройки» и краха СССР, свидетелями которых мы являлись. Их причинами стала деформация институциональной   структуры, обусловленная деятельностью социально-политических сил, не имевших адекватной теории динамичного развития страны.

С точки зрения модели институциональных  матриц, содержа- нием деформации советского периода было нарушение институци- онального  баланса, т. е. оптимального соотношения доминантных и комплементарных институтов. В СССР тотально доминирова- ли институты Х-матрицы — редистрибутивный  экономический комплекс, унитаризм в политике и господство коммунитарных ценностей в идеологии, подавлявшей индивидуальные ценности. Это означало, что действие объективно  необходимого принципа матричной репликации, т. е. достройки институциональной струк- туры комплементарными институтами Y-матрицы, искусственно сдерживалось и блокировалось. Но законы институциональной самоорганизации  отменить невозможно,  и поэтому неизбежно возникавшие  альтернативные  элементы носили в этих условиях латентный, нелегальный или уродливый характер. Таковыми были обменные отношения на «черных» и «серых» рынках,  сепаратная деятельность местных властей, фактически отделявшая экономико- политическую жизнь целых регионов от жизни страны, диссидент- ские движения по защите прав человека в идеологической сфере и т. д. Другими  словами, политика в этот период не обеспечивала в должной мере каналов «конвариантной редупликации», блокируя механизм самосборки институциональной структуры с одинаково необходимыми доминантными и комплементарными элементами. Подобный  социальный организм  не мог быть жизнеспособным, что и выразилось в глубоком системном кризисе.

Начало рыночных  реформ 1990-х гг. также характеризовалось отсутствием у проводивших их социально-политических сил (и не проводить  было нельзя!)  адекватных  теоретических  концепций. Политэкономия  социализма обанкротилась, других убедительных отечественных разработок не было. Поэтому на вооружение были взяты теории, заимствованные у западных стран, характеризовав- шихся доминированием Y-матрицы. Достаточно высокий уровень социально-экономического развития этих стран послужил основ- ным аргументом в пользу разработанных учеными этих стран кон- цепций и проведения на их основе конкретных мероприятий. Тот факт, что эти теории отражали особенности институционального развития стран, где они были созданы, во внимание принят  не был. Поэтому теоретической основой проводившихся в России преоб- разований (явно или неявно) служили концепции, закреплявшие доминирующее положение институтов Y-матрицы в общественном устройстве. Целью реформ было формирование рынка, внедрение федеративных принципов политического устройства,  а также обе- спечение верховенства личностных  ценностей  в идеологической сфере. Предполагалось — и активно проводилось в жизнь — замеще- ние институтов доминантной Х-матрицы институтами Y-матрицы.

Жизнь, как всегда, подправила тех, кто пытался нарушить ее зако- ны, в данном случае — законы самоорганизации институциональной структуры в условиях коммунальной материально-технологической среды. В такой среде Х-матрица  неизбежно  занимает лидирующее положение, поскольку именно ее институты надежнее обеспечивают воспроизводство и развитие общества в целом, а не отдельных соци- альных групп. Поэтому в процессе реформирования заимствуемые элементы частью отвергались, как неадекватные и социально непри- емлемые, а частью модифицировались  по ходу внедрения и таким образом встраивались в общественную жизнь, что нередко служи- ли противоположным целям, по сравнению с теми, для которых они заимствовались. В качестве доказательства проанализируем  испол- нение замыслов преобразований в политической и экономической сфераХ- административную  реформу начала 2000-х гг. и реформу РАО «Единые энергетические системы» (РАО ЕЭС).

Важнейшими декларируемыми целями административной ре- формы являлись децентрализация управления  и осуществление

принципа  разделения властей. Но по мере реализации выявлялся ее объективно  необходимый  смысл — создание управляющей си- стемы, адекватной по принципам, сложности и устройству управ- ляемой системе. И именно этот смысл, а не декларативные  цели, стал определять ход реальный реформы и набор конкретных меро- приятий. Так, неожиданно для приверженцев  либерального курса возникли федеративные округа, которым была делегирована часть полномочий федерального Центра, прежде всего исполнительной власти.  Новая структура  федеральных органов  исполнительной власти, введенная в действие Указом Президента РФ от 9 марта

2004 г. и скорректированная в Указе от 20 мая 2004 г., также моди- фицировала исходный  замысел. Во-первых, в ней сохранился от- раслевой принцип управления. Во-вторых,  осталась вертикальная подчиненность введенных указами структур. Службы и агентства находятся  в ведении  министерств  (или напрямую подчиняют- ся Президенту или Правительству РФ), в то время как в странах с Y-матрицей они являются элементами так называемого граждан- ского общества, т. е. в большинстве своем имеют независимый ста- тус. В-третьих, упрочилась практика назначения (контроля сверху) всех руководителей федеральных органов исполнительной власти.

В то же время данная реформа позволила сделать работу всех выделенных структур более прозрачной   и контролируемой, по- скольку были четко обозначены права и ответственность элемен- тов новой структуры. Министерства рассматриваются как право- устанавливающие органы, поскольку имеют полномочия готовить законопроекты и издавать нормативные акты, а задачи агентств и служб — выполнять решения министерства и осуществлять спе- циальные надзорные функции. Таким образом, административная реформа по сути укрепила властную вертикаль, содействуя более четкому распределению функций,  прав и ответственности между уровнями иерархического управления; другими словами — модер- низировала свойственный Х-матрице экономико-политический институциональный комплекс.

Если внимательно  проанализировать  ход реформирования РАО ЕЭС, приведшего  к его ликвидации, то также можно обна- ружить интересные тенденции. Как известно, руководство ком- пании проводило активный курс на акционирование и привати-

зацию энергетического комплекса, на создание свободного рынка электроэнергии. Были предложены ряд мероприятий по созданию новых холдинговых структур и подразделений в составе РАО. Но за внешне сложным  и причудливым рисунком реформирования компании можно обнаружить  следующую реализованную схему. Во-первых,  была воссоздана (через систему материнских  ком- паний и структуру владения акциями) иерархическая вертикаль энергетики, разомкнутая при «первой приватизации». Во-вторых, как и в процессе административной  реформы, были обособлены, с четкими полномочиями и ответственностью, виды деятельности в рамках одной иерархической  структуры. Наконец, в-третьих, шел поиск эффективного баланса рыночных и редистрибутивных институтов. С одной стороны, обособлялись сферы, где сохраняет- ся государственная собственность и присущий  ей механизм цен- трализованного хозяйства — это преимущественно энергосетевой комплекс. С другой  стороны,  определяется сфера доминирования рыночных институтов и частных  субъектов хозяйствования  — к  ней преимущественно  относятся генерирующие  компании, т. е. производители энергии. Наконец, сформированный рынок электроэнергии является весьма регулируемой  и контролируемой структурой.

Два последних примера показывают,  как проходящие преоб- разования часто модернизируют  институциональные формы, но эволюционно продолжают траекторию развития страны с доми- нированием институтов Х-матрицы. Институты Y-матрицы встра- иваются в нашу систему как необходимые и способствующие ее динамичному развитию, но дополнительные по отношению к до- минантной Х-матрице Российского государства.

А теперь отойдем от анализа российских  реалий и попробуем с точки зрения модели институциональных  матриц взглянуть на глобальную экономику. Нами была поставлена простая задача — определить, как соотносятся в мировой истории государства с до-

минированием Х- и Y-институциональных  матриц, а именно —

каковы их сравнительные доли в мировом ВВП.

Необходимость анализа долгосрочной динамики  потребовала обращения к единственной  мировой  базе данных, обобщающей основные экономические показатели ряда стран  за предыдущие столетия. Речь идет о базе Мэддисона9   (Maddison  Database http:// www. ggdc. net/MADDISON/oriindex. htm), где представлены сопо- ставимые уровни ВВП (валового внутреннего продукта) ряда стран в миллионах Geary-Khamis международных долларов 1990 г.

До 1820 г. представленные в базе данные разрозненны  и не- полны — они охватывают лишь небольшой круг стран, что не по- зволяет провести убедительных сопоставлений. Поэтому за точку отсчета принят  1820 г., начиная с которого в базе представлены не- обходимые для решения поставленной задачи данные. Результаты расчетов по этим данным показаны на рис. 1.

Рис. 1. Доли государств с X- и Y-матрицами в глобальном ВВП, рассчитанные на основе базы данных Мэддисона

9 Ангус Мэддисон (1926–2010), заслуженный профессор факультета экономики университета в Гронингене (Нидерланды), посвятивший  свою жизнь созданию базы данных об экономическом развитии государств, начиная с XII в. Именно его данные используются большинством  специалистом при проведении историче- ских межстрановых  сопоставлений. В настоящее время работы по поддержанию базы данных выполняют участники  Проекта Мэддисона, созданного после его смерти (http://www.  ggdc. net/maddison/test/maddison-project/).

Поскольку таблицы  Мэддисона  заканчиваются  2008 годом, данные  за 2009–2010  гг.  рассчитаны  на основе  уровня ВВП за

2008 г. из Maddison Database и годовых приростов ВВП 2009/2008 и 2010/2009 из базы данных Мирового  банка (Worldbank  Database (http://data. worldbank. org/indicator/NY. GDP.MKTP.KD.ZG).

Выборка стран строилась с учетом представленности данных по тем или иным странам в базе данных. К странам с доминиро- ванием институциональной  Х-матрицы  отнесены Китай, Индия, Бразилия, Япония и страны бывшего СССР или Российской им- перии. К странам с доминированием Y-матрицы отнесены 12 за- падноевропейских стран, включая Данию, Финляндию, Францию, Германию, Италию,  Нидерланды, Норвегию,  Швецию, Швейца- рию и Великобританию,  а также 4 западные страны за пределами Европы — Австралия, Новая Зеландия, США и Канада. Страны, входящие в полученную выборку, производят примерно 75\% ми- рового ВВП.

Наложение двух графиков (суммарной доли ВВП выбранных стран с доминированием Х-матрицы и суммарной доли ВВП с до- минированием выбранных стран Y-матрицы)  позволяет увидеть волновой (циклический) процесс. Действительно, мы наблюдаем

140-летнюю волну, в ходе которой происходит  смена мирового лидера: с 1820 г. (и, как можно предположить, и до него, хотя пол- ных данных по нашей выборке стран нет) в мировом ВВП лиди- ровали страны с доминированием Х-матрицы. С 1870 г. начина- ется преобладание стран с доминированием Y-матрицы, которые стали производить  больше ВВП, чем страны с доминированием Х-матрицы. Максимальный разрыв между этими группами стран наблюдался в 1950–1960-е гг., а с 1970 г. он начал постепенно сокра- щаться. С 2008 г. страны с доминированием Х-матрицы вновь на- чали выходить на лидирующие позиции, т. е. превосходить страны с доминированием Y-матрицы в производстве ВВП. Причем, как показали данные за 2009–2010 гг., этот разрыв постепенно увели- чивается. Мы видим, что на наших глазах изменяется глобальная конфигурация основных мировых игроков в мировом хозяйстве. Преобладание стран  с доминированием  Х-матрицы в мировом ВВП сопровождается также, как это можно видеть, и ростом зна- чимости Х-институтов  для стран с доминированием Y-матрицы.

После кризиса  2008–2009 гг. роль государственного  регулирова- ния, централизованное управление, идеология «общего выжива- ния» становятся в них все более популярными.

Исходя из роли материально-технологической среды в форми- ровании институциональных  матриц можно предположить, что изменившиеся условия воспроизводства в планетарном масшта- бе (осознание  пределов роста ресурсов, экологические ограниче- ния, рост взаимозависимости национальных экономик)  приводят к необходимости замены мирового институционального порядка. Лучше приспособленные к таким особенностям материально- технологической среды страны с доминированием Х-матрицы за- нимают в глобальной экономике более важное место.

4. Заключительные выводы

Эволюционная модернизация институциональной  структуры современной России состоит в поиске  оптимального сочетания форм, соответствующих доминантной  Х-матрице и комплемен- тарной  Y-матрице. Например,  в экономической  подсистеме это находит  свое выражение  в том, что институты редистрибуции сохраняют и упрочивают  свое лидирующее положение, при этом они «оплодотворяются» практикой рыночного реформирования. Элементы рынка репликативно дополняют российскую редистри- бутивную экономику. Во-первых, они встраиваются в структуру в виде новых институциональных  форм (например, крупные мо- нополии в виде акционерных  обществ с доминирующим государ- ственным участием — госкорпорации). Во-вторых, коммерческие структуры компенсируют «провалы редистрибуции», действуя на- ряду с традиционными госструктурами или взамен них. Речь идет прежде всего о сферах торговли, общественного питания, ремонта и обслуживания и т. д.

Наблюдаемый хаос 1990-х гг. означал по сути процесс пере- бора заимствованных  за рубежом или предлагаемых отечествен- ными предпринимателями  и чиновниками институциональных форм. Критерием отбора, пусть не осознаваемым, служила способ- ность нововведений стать «строительным материалом» для новой структуры, не противоречащей  институциональной   Х-матрице

как институциональной  доминанте и комплементарно дополняе- мой элементами альтернативной Y-матрицы, в условиях внешних и внутренних  вызовов. Хаос тех лет, которые многие называли точкой бифуркации, отражал процесс закономерного поиска вы- хода на траекторию развития, заданную типом доминантной ин- ституциональной матрицы.

Аналогичные  задачи  стоят и перед  другими государствами мира. Попытки управления  процессами  развития  более эффек- тивны, когда учитывают описанные механизмы и принципы само- организации институциональной структуры. Когда же управлен- ческие воздействия и решения вступают с ними в противоречие, социальное напряжение и экономическая неэффективность воз- растают. Поэтому понимание учеными и специалистами механиз- мов самоорганизации объективно развивающихся (сложных)  со- циальных систем, частным случаем которых является российское общество, может оказаться весьма полезным при принятии реше- ний в политической и социально-экономической областях. И хотя задача критериев  оптимального  соотношения  Х- и Y-институтов (равно как и их измерения) еще не решена, но исследования  в этом направлении уже ведутся.

Основные положения,  изложенные в докладе,  неоднократно обсуждались в различных аудиториях. Задаваемые вопросы  часто концентрировались вокруг некоторых тем, не развернутых  в на- стоящем докладе, но спровоцированных им. Приведу лишь неко- торые из наиболее часто задаваемых вопросов и ответы на них.

1. Исторически сначала возникают  государства с доминирова- нием Х-матрицы? — Нет, исторический анализ первых известных в истории государств — например, Египта и Месопотамии (Кирди- на С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. 2-е изд., перераб. и доп. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001. С. 85–92), — а также работы К. Поланьи (Polanyi K. The Livelihood of Man. N.-Y. Academic Press, Inc, 1977) показывают, что государства с домини- рованием Х- и Y-институтов  сосуществуют параллельно.

2. Государства с доминированием Х-матрицы — это, как пра- вило, диктаторские государства? — Нет. Хотя риск развития дик- таторских режимов в таких странах выше, тем не менее, ими могут

быть и государства с доминированием институтов Y-матрицы (из- вестны диктаторы Древнего Рима, диктаторы в Италии и Герма- нии накануне Второй мировой войны…).

3. Почему в теории институциональных матриц не рассматри- вается культура? — Мы придерживаемся позиции известного со- циолога П. Сорокина о «несовпадении» границ культурных и со- циальных  систем. Первые шире  и характеризуют  цивилизации или группы стран (социумов как социальных систем) — например, язык, письменность и т. д. В реализуемой нами модели общества культура представлена лишь в виде идеологической  подсистемы, выполняющей функцию интеграции всей социальной системы на основе разделяемых обществом ценностей, обеспечивающих  его выживание и развитие.

4. В чем отличие теории институциональных  матриц (ТИМ) от известной дихотомии Восток-Запад (В-З)? — Во-первых, В-З — это культурологическая оппозиция, связывающая различия между го- сударствами с особенностями  менталитета и культурных тради- ций, в то время как ТИМ рассматривает институты  в основных общественных  сферах (экономики, политики и идеологии). Во- вторых, дихотомия В-З противопоставляет восточные и западные государства (вспомним фразу Р. Киплинга о том, что «…им не сой- тись никогда»), в то время как ТИМ показывает их институцио- нальную идентичность как обществ, в которых взаимодействуют одни и те же институциональные матрицы (хотя одна домини- рует). Поэтому ТИМ обосновывает платформу для осознанного взаимодействия и институциональных  обменов между странами. В-третьих, в рамках дихотомии В-З место России однозначно  не определяется, в то время как ТИМ относит Россию к обществам с доминированием Х-матрицы, наряду со многими другими. Тем не менее, ТИМ и концепция В-З взаимно дополняют друг друга и расширяют наши знания о мире.

5. Как теория институциональных матриц соотносится с фор- мационной  теорией Карла Маркса? — Маркс, как представитель общества с доминированием Y-матрицы, изучал преимуществен- но историю соответствующих, западных стран. Для стран с доми- нированием институтов Х-матрицы он предложил термин «азиат- ский способ производства», но углубленно их не изучал. Именно

поэтому его «пятичленка» (развитие общества через такие стадии, как рабовладение — феодализм — капитализм — социализм — коммунизм), как настаивают  многие  историки, не  применима в полной мере к развитию России. Вопрос о том, почему же, тем не менее, марксизм прижился, например, в России и Китае лучше, чем в западных странах, представляется чрезвычайно интересным (об этом см., например, Кирдина С.Г. «Блеск и нищета» политиче- ской экономии социализма // Журнал экономической теории. № 2,

2006. С. 19–39; Кирдина  С.Г. Почему марксизм укоренился в России и Китае, а не у себя на родине? Лекция в Шанхайском университе- те финансов  и экономики в Центре марксистских исследований.

20.10.2011. http://www. kirdina.ru/doc/news/24oct11/1.pdf ).

6. Какие  из авторов  и концепций наиболее  близки к  тео- рии институциональных  матриц? — Концепция Карла Поланьи (Polanyi, 1977) о трех типах экономических отношений — обмен- ных, редистрибутивных  и реципрокных, причем именно пер- вые  два типа отношений формируют,  по Поланьи, социально- экономический тип общества-государства; ордолиберальная концепция Вальтера  Ойкена (Eucken,  1940) о двух типах «хо- зяйственных порядков»; концепция «раздаточной  экономики» О.Э. Бессоновой из Новосибирска (Бессонова, 1993, 1997); концеп- ция Стивена  Роузфилда (Rosefielde, 2002, 2004, 2008) из США об экономиках типа А (рыночно-ориентированных) и B (культурно- ориентированных).

7. Как используется (и используется ли?) теория институциональ- ных матриц (ТИМ)? — В практике управления теория была исполь- зована при консультировании концерна «Росэнергоатом» для выбора организационно-правовой  формы (Кирдина С.Г. Х- и Y-экономики: институциональный  анализ, 2004. С. 188–212). ТИМ используется в разработках многих авторов в России и за рубежом (нам извест- но около 200 работ) в качестве либо методологической  основы, либо как объясняющей концепции. ТИМ включена в программы канди- датских минимумов по социологии и экономике, а также в 30 (по известным нам данным) университетских курсов по социологии, экономике, политологии вузов Москвы, Санкт-Петербурга и других городов.

27

 
Слабое использование  ТИМ в управлении объясняется пока еще недостаточной разработкой автором ее прикладных аспектов. В настоящее время это составляет одну из главных задач дальней- шего развития теории институциональных матриц, над которой мы работаем. Некоторые результаты этих разработок представлены в: Верников А.В., Кирдина С.Г. Эволюция банков в Х- и Y-экономиках / Эволюционная экономика и финансы: инновации, конкуренция, экономический рост. Материалы VIII международного симпозиу- ма по эволюционной экономике, г. Пущино, Московская область, Россия, 17–19 сентября 2009 г. / Под ред. В.И. Маевского и С.Г. Кир- диной. М.: Институт экономики РАН, 2010; Кирдина  С.Г. Об инсти- туциональных  моделях финансирования  реального сектора в Х- и Y-экономиках / Финансовый и реальный секторы экономики: конкуренция и взаимодействие. Материалы IX международного симпозиума по эволюционной экономике. г. Пущино, Московская область, Россия, 8–10 сентября 2011 г. / Под ред. В.И. Маевского и С.Г. Кирдиной. М.: Институт экономики РАН, 2012.