Материал: Научный эксперт. Выпуск 3 - Материалы научного семинара


Бинарность или цивилизационная множественность?

В.Э. Багдасарян, доктор исторических наук

Прежде чем говорить о матрицах X и Y-систем, я бы вначале хотел сказать несколько слов об определенной матрице западного миропонимания и западного мышления. Начиная от Геродота, она выражалась в рамках очень похожей схемы. Есть — утверждалось с первых страниц геродотовской «Истории» — Европа и есть Азия. Они находятся в состоянии онтологической борьбы друг с другом. О том же много веков позже говорили просветители. Цивилизо- ванный  Запад противопоставлялся  варварскому Востоку. Вариа- тивность  мира устойчиво  виделась как бинарная альтернатива. В этом отношении дифференциация  мировых сообществ  на X и Y-системы традиционна  для западного сознания. Наиболее за- вершенный вид такой подход нашел у представителя фрайбург- ской школы  неолиберализма Вальтера Ойкена.

При знакомстве с докладом у меня сразу возникла ассоциация с ойкеновской теорией. И я не ошибся: в конце доклада содержа- лась ссылка на В. Ойкена.

Что получается в итоге? Запад сегодня доминирует экономи- чески, политически, идеологически.  Возникает  вопрос:  а за счет чего обеспечивается эта доминация? Из доклада следует, что из- за институциональной   матрицы. На  Западе она  представлена

Y-системой. И Вальтер Ойкен, и прочие апологеты западного пути развития именно так объясняют феномен превосходства Запада.

Докладчик делает поправку: нет, и X тоже может гипотетиче- ски одерживать верх. Приводится график по ВВП, из которого сле- дует, что с середины 1960-х и в 1970-е гг. начался некий перелом в пользу восточного  мира. Но не в тоже ли самое время начался вывоз промышленности из стран Запада на Восток? Туда, ввиду принципиально меньшей стоимости рабочей силы, была целевым образом перемещена значительная часть западного индустриаль- ного сектора. Не этим ли и объясняется иллюзия перелома в поль- зу Востока? Ни политическую, ни экономическую, ни финансовую, ни военную гегемонию Запада это не подорвало.

В ходе дискуссии  было предложено  интересное  пояснение. Возник  вопрос: а почему Запад — Y, а Восток — X? Докладчик по- ясняет: Запад — это мужское начало, а Восток женское.

С.Г. Кирдина:

Это про символы.

В.Э. Багдасарян:

Про символы — замечательно. Но символы выражают какие- то сущностные характеристики. В противном случае их использо- вание было бы лишено смысла. Запад — начало активное, Восток и Россия — пассивное. Старая тема о «женской  душе» России: при- ходите, устанавливайте свои порядки, владейте нами!

Откуда берутся матрицы? — задал я вопрос.  Ответ был дан, что, по-видимому, от природы. И ссылка здесь в данном случае прозву- чала на Новосибирск с его суровыми природными  реалиями. Такая связь, действительно, понятна и логична. Но природа-то в России одна, в Китае — другая, в Египте — третья… А между тем, все ука- занные страны представляют одну и туже X-систему. Значит либо не от природы  производна  дифференциация систем, а от чего-то другого; либо существуют не две системы, а значительно больше.

В значительной  степени  X-система  в рамках предложенной бинарной  модели представлена как оппонирующая  Y-системе. Но давайте проделаем мысленный  эксперимент. Исключим западную цивилизацию. Предположим, что ее не существует. Что получится

в итоге? Окажется ли мир односистемным? Давайте сравним Рос- сию и Японию, Китай и Индию; различия между ними есть и раз- личия принципиальные. Но матрица у них, как следует из доклада, вроде бы одна. Но почему тогда при единой матрице Китай не Ин- дия, а Россия не Япония? Это не объясняется.

Если мы посмотрим конкретнее, то увидим определенную комби- нацию элементов X и Y-систем в рамках различных цивилизаций. То есть все сопротивляется выделению дуальной схемы, а говорит о том, что существует  более широкий перечень цивилизаций.  Их не две, а значительно больше. Следовательно, более адекватно  описывала  бы цивилизационное бытие не дуальная, а многополярная модель.

История тоже сопротивляется бинарному описанию. Давайте продатируем, когда возникли X-система и Y-система. При при- менении хронологического подхода гипотеза изначального оппо- нирования  двух систем не подтверждается. Y-система возникает позже X-системы на определенном этапе западного цивилизаци- оногенеза. Корректнее в этой связи было бы ставить вопрос об определенной исторической девиации Запада. Почему Запад стал развиваться иначе, когда он принципиально  выделился от всего остального мира, когда возникла западная институциональная ма- трица? И тут справедливым был вопрос о западном паразитизме.

Предложенная  модель статична.  Но ведь нет абсолютно  ры- ночных систем, нет абсолютно распределительных систем. Если мы посмотрим исторически, то все сообщества двигались опреде- ленным образом либо в одном, либо в другом направлении. Либо повышалась доля рыночности, либо она понижалась. Стопроцент- ного выражения рыночности или стопроцентного  выражения этатизма никогда исторически не существовало. Поэтому вопрос касается векторов движения,  касается того, в какой конкретный момент находится та или иная цивилизация.

Есть в докладе позиции, которые я принципиально поддержи- ваю. Речь идет, в частности, об определенном цивилизационном коридоре развития. Существует некий коридор, за который выхо- дить нельзя. Если же вы выйдете  за его границы, то можете по- губить свою собственную страну. Признавая наличие такого рода ограничителей, мы можем и дальше обнаружить  основания  для определенного методологического консенсуса.