Материал: Научный эксперт. Выпуск 4 - Материалы научного семинара


Эволюция сознания сопряжена с уровнем свободы.

Сознание повышает ответственность за свободу выбора

Д.А. Лебедев, кандидат  биологических наук

В докладе  представлено  множество  интереснейших  фактов, связанных с пониманием проблем социального развития.

Доклад подтверждает, что синтез наук — это всегда объемный взгляд на проблему и это открытие новых горизонтов  для плодот- ворной научной работы.

Текст  без  контекста может  плохо пониматься. Контекст же множеству  социальных  проблем  задает наука о развитии жиз- ни, в которую входят и биология, и психология, и антропология, и многое другое. Ключевые проблемы истории, политологии,  со- циологии, экономики и иных гуманитарных наук могут восприни- маться совершенно по-иному,  если специалисты хорошо ориенти- рованы в основных событиях развития жизни. Поэтому, конечно же, необходимо приветствовать  любые попытки формирования прочного междисциплинарного  союза философии,  политологии и биологии.

В докладе поставлены следующие вопросы.

Что может дать знание принципов  биологии развития для по- нимания эволюции сознания на Земле?

Какой посыл дает биология к пониманию феномена возникно- вения институтов собственности и власти?

Как влияет эволюция пространственно-временных  представ- лений в процессах антропогенеза?

Все эти вопросы, безусловно, интересны, но я соглашусь не со всеми версиями, которые предложены докладчиком.

Скажу немного о вставшем в ходе семинара вопросе о коли- чествах  хромосом,  которые  по традиционным  представлениям

 

могут влиять на сложность и совершенство организма. Приведу несколько цифр.

109 — это количество единиц информации в геноме человека; это по существу та генетическая информация, которая содержится в зиготе, в зародышевой клетке человека. А число 101000  означает количество информации, которое необходимо для формирования личности современного человека. Потенциал же развития лично- сти человека равен приблизительно 10100000000000. Чтобы хоть как-то осознать эти «абсурдно большие числа» вспомним, что количество атомов в видимой нами Вселенной приблизительно равно 1080.

То есть похоже на то, что во всей Вселенной нет более сложного объекта, чем мозг человека, и оказывается, что информации гено- ма в количестве 109 вполне достаточно, чтобы сформировать столь сложный объект. Более того, 4,5 млрд лет творческих достижений эволюции каким-то удивительным  образом входят всего лишь в одну зародышевую клетку, которая исходно имеет относительно небольшой объем информации. Как это может происходить? Это и есть самая удивительная загадка науки о развитии жизни. Толь- ко одно ее осмысление  может сущностно продвинуть наше пони- мание самых острых социальных проблем, в том числе и проблем, затронутых в докладе. Количество же хромосом в геноме человека не имеет принципиального значения…

Сначала о сознании и о творчестве. Творчество имманентно жизни. Творчество живых систем реализуется не методом случай- ного «тыка», о чем говорит  современный дарвинизм, а по вполне выверенным алгоритмам, присущих жизни. И в этом процессе со- знание не участвует — это экспериментальный факт. Сказанное пояснит схема иммунного ответа организма  человека на анти- ген. Этот ответ — есть результат кооперации макрофагов с Т — и В-лимфоцитами. Они действуют по определенному, строго вы- веренному алгоритму.  В результате включаются  аналитические и синтетические процессы этой системы, включаются в работу как бы биологические НИИ и КБ, и они — на бессознательном для ор- ганизма человека уровне — создают проект будущего нового ору- жия иммунной  защиты, а затем этот проект реализуется. Частота мутаций в вариабельной части ДНК, необходимой  для создания

новых антител, по алгоритмам бессознательно творящих  систем организма, увеличивается в сто миллионов раз!

Так что живые системы для своего изменения  не нуждаются в увеличении радиоактивного фона внешней среды, а именно это- го мнения придерживается докладчик. На наш взгляд, не следует делать упор на гипотезах повышения частоты мутаций, которые происходили у предковых форм человека под влиянием радиоак- тивности. Ведь о какой положительно преобразующей силе радио- активности, воздействующей на процессы антропогенеза, можно говорить,  если по необходимости организм способен направлен- но, в нужных участках ДНК, повысить частоту мутаций в 100 млн раз?!

А если эмерджентная активность живых систем способна дей- ствовать на бессознательном уровне, то зачем тогда эволюционное возникновение сознания? Наверное, уместно сделать предположе- ние о том, что именно сознание дает возможность  человеку сво- боду в предельно адекватном определении тех ценностей, целей и задач, которыми должен руководствоваться человек в выборе своего направления пути действия. Другими словами, творчество человека должно быть адекватно тем достойным человеку и че- ловечеству ценностям и целям, которые стоят перед ним и перед всем человечеством — для этого и дается людям сознание.

Нужно особо обратить внимание на то, что когда человек со- знательно ставит перед собой некие важные для него цели и зада- чи, то они вполне успешно решаются на бессознательном уровне.

Итак, творческие алгоритмы живого — это процессы интуитив- ные, бессознательные. И очень похоже на то, что развитое сознание необходимо прежде всего только для постановки проблемы. Фор- мулирование ценностей, целей и задач человека и человечества — это то главное, что включает бессознательное творчество.

И далее немного об эволюции сознания. Сегодня широко рас- пространено мнение о том, что геном человека, т. е. его ДНК, кото- рый находится в зародышевой клетке, хранит память о всех основ- ных изобретениях, которые произошли в течение миллиардов лет биологической эволюции Хомо сапиенс. Но, увы, в ДНК зароды- шевой клетки хранится лишь информация о первичной структу- ре белков организма. Эта информация  равна 109 бит. Но для того

чтобы был сформирован полноценный организм человека и, в том числе,  все его качества как личности,  необходима информация в 101000  бит. И это значит, что помимо той информации, которая записана в ДНК первичной структуры белков, имеется другая ма- трица, другая программа, которая записана на иной «книге жиз- ни», нежели ДНК. С нее и считывается информация об алгорит- мах развития организма. То есть существует матрица, в которой записан каждый из этапов формирования  организма  человека. В ней и хранится та информация, которая по объему несоизмери- мо больше информации  генома (ДНК), и именно она определяет все этапы  развития  человека,  а также  наследование  им множе- ства видовых инстинктов,  равно как и наследования им способ- ности к сознательным действиям. Но поскольку  сегодня можно проследить изменения этих инстинктов из поколения в поколе- ние под влиянием  внешней  среды, а не под влиянием изменений в ДНК то, соответственно, можно сделать вполне законный вывод о том, что они записаны не в ДНК, а в конструкциях бессознатель- ной памяти человека. Следовательно, уместно предположение, что именно в структурах бессознательного мира  человека хранится и его генетическая память, и его инстинкты,  и уровень развития его сознания.

То есть можно  сделать вполне законный вывод о том, что иско- мая «книга жизни», в которой записана программа онтогенеза че- ловека, являет собой информацию полей метафизического мира.

Человек воспринимает эту информацию как часть своего бес- сознательного. Бессознательная информация личности  невообра- зимо огромна. Некоторые психологи утверждают, что у человека соотношение между сознательной информацией и бессознатель- ным находится в таком же соотношении, как песчинка в сравне- нии с земным шаром…

Информация бессознательного необъятна и для человека, и для иных биологических организмов — и о том, что она действительно содержится в полях метафизического мира, свидетельствуют бес- численные факты, полученные современной психологией.

Представляется, что эта информация  вполне доступна всем биологическим видам на бессознательном уровне. Всем, включая человека. Вот только к человеку она может приходить в том числе

и по запросу сознания. В этом состоит одно из отличий человека от животных. Господь Бог дал человеку свободу, а она не может су- ществовать  без сознательного выбора. То есть сознание сопряжено с мерой свободы.

А теперь вернемся к главной проблеме биологии развития — онтогенезу, и через осознание этого процесса еще раз постараемся представить смысл эволюционного возникновения сознания и его асимптотический предел. Итак, как могли творческие достижения

4,5 млрд лет эволюции сконцентрироваться  в одой зародышевой клетке, генетическая информация которой равна 109 бит? И как за короткий срок индивидуального развития человека эта информа- ция могла прирасти на 101000 бит?

Как ранее отмечалось,  это событие, на наш взгляд, в прин- ципе  невозможно,  если не признать,  что в процессе эволюции существует постоянное формирование и совершенствование метафизических конструкций биосферы. В биологическом мире это совершенствование происходит на бессознательном уровне, а в социальном — в нем все больше и больше участвует созна- ние. По нашему мнению,  сознание человека развивается в про- цессе социальной  эволюции  ровно в той мере, в какой человек осознает ответственность  за выбор своей цели, своего пути раз- вития. Человек будущего — это человек-теург, т. е. это соработник Бога. Он не должен быть рабом даже Бога, он обязательно должен уметь принимать  самостоятельное вполне сознательное решение о выборе пути и о реализации намеченной цели. Отвечать же он полной мерой может только за свои сознательные решения и дей- ствия. Чем более сознателен человек в выборе цели, тем больше он свободен.

В согласии с такого рода представлениями,  общение живых организмов с метафизическими мирами может  происходить на сознательном или бессознательном уровне. Развитие сознания че- ловека позволяет ему правильно выстроить свое отношение с бес- предельным бессознательным, что, в свою очередь, определит его будущий прорыв к Инобытию.

И еще следует вспомнить,  что большинство современных ме- тодов психотерапии заключается в выявлении, в извлечении «на поверхность», в осознании проблем личности, спрятанных  в глу-

бинах бессознательного. Получается, что именно осознание челове- ком своих личных психотравм, полученных им в детстве или полу- ченных через механизмы наследования родовой памяти, приводит его к исцелению от душевных или соматических заболеваний.

Немного о естественно-биологических корнях настройки вла- сти. Власть — она сегодня какая? Она «лево» — или «правополу- шарная»? Можно уверенно утверждать, что она «левополушарная» А как ее сделать гармоничной, а не «лево» — или «правополушар- ной»? Биология  может дать множество интересных идей на эту тему.

При анализе, который сделал докладчик о происхождении со- циальных институтов  власти, на наш взгляд,  следует опираться не столько на представления о становлении власти у приматов, — хотя это вполне интересное и полезное дело, — сколько  на анализ знаний о становлении конструкций  системного управления орга- низмами при эволюционном развитии многоклеточных. Этот под- ход сразу же позволяет выделить несколько главных смысловых узлов становления естественной власти. Именно  в этом случае по- является возможность понимания  на глубинном уровне возник- новения искомого ряда качественно  различных  характеристик

«институтов биологической» власти; в том числе, сразу станет по- нятно то, что вся полнота главных систем биологической власти сосредотачивается в нервной ткани организма,  т. е. как бы в его специальной управленческой элите. Эта власть координирует вну- треннюю гармонию организма, она способна в полной мере своих возможностей мобилизовать организм на отпор внешним врагам, она обеспечивает удовлетворение всех витальных  потребностей организма.  Все перечисленное  — это функции власти адапта- ции — т. е. власти сохранения  и поддержания жизни. Но это не все! В каждом организме существуют специализированные систе- мы развития, которые стоят буквально  выше власти внутриор- ганизменной  элиты, т. е. власти нервной ткани — это значит, что существуют системы, которые вполне можно отнести к особым, высшим институтам общеорганизменной власти — власти разви- тия. Она функционирует по принципиально иным законам, не- жели власть адаптации, т. е. эта власть качественно  отличается от власти нервной системы организма.

Если бы  политология обратила  внимание   на  принципы устройства, и на особенности функционирования  биологической власти развития, то тогда можно было бы достаточно быстро по- нять уровень конструктивного  несовершенства современной си- стемы государственного управления. И понятно, что это открыло бы новые пути к созданию совершенных  алгоритмов  управле- ния государством.  Ведь сегодня конструкции власти адаптации в стране доминируют  абсолютно, а это очень плохо. Как спра- ведливо заметил А.Г.  Дугин, «руководство  наше  биологически неспособно думать в категориях стратегического развития, оно действует относительно эффективно лишь тогда, когда необходи- мо немедленно реагировать на произошедшее событие». (Мысль передана точно, но не дословно). И это значит, что у нас в стране более менее успешно  работают оперативные  составляющие госу- дарства, но крайне слабы функциональные  системы стратегиче- ского развития общества.

На  наш взгляд,  понимание  основных законов  развития властно-управляющих биологических систем позволило бы доста- точно быстро привести в должную норму институты власти раз- вития страны.

Происхождение и развитие человеческого сознания: вопросы к размышлению

Т.А. Чикаева, кандидат философских наук

Тема, поднятая в докладе, безусловно, не может оставить рав- нодушным кого-либо, поскольку ее рассмотрение  способно  стать отправной точкой решения многих проблем функционирования и развития общества. Было чрезвычайно интересно познакомить- ся с представленной докладчиком научной позицией, Но у меня возникли некоторые вопросы, которые не находят  в настоящее время однозначного  ответа. В связи с этим, как я обещала, мое вы- ступление будет представлять собой не столько законченную на- учную позицию, развивающую или дополняющую содержание до- клада, сколько размышление по поводу тех его моментов, которые

остались для меня не совсем ясными. Данные замечания затраги- вают различные вопросы, связанные с происхождение, развитием и современной оценкой человеческого сознания, хотя не всегда представляют собой взаимосвязанные тезисы.

Во-первых, в соответствии с теорией эволюции развитие жи- вого мира шло постепенно. Логично было бы предположить, что более развитое существо наследует так или иначе признаки  всей предшествующей эволюционной  цепочки. Косвенно это может подтвердиться динамикой  внутриутробного  развития человека, когда зародыш «проходит» эволюционные стадии. Размышляя о со- знании человека, таким образом, логично было бы предположить, что оно является наследником  психики всех звеньев эволюции. Однако в докладе утверждается только о наличии лимбической системы, которая досталась от млекопитающих, и ретикулярной системы, которую человек наследовал от рептилий. Не ясно, про- являются ли в сознании  человека, в его свойствах  более ранние стадии эволюции?  Если да, то как и в чем?

Описанные в докладе свойства лимбической и ретикулярной системы противоположны,  совершенно разным является и пове- дение млекопитающих и рептилий. Но если, исходя из теории эво- люции, млекопитающие  являются  следующим звеном развития после рептилий, то у них должна присутствовать, пусть в несколь- ко ином виде, ретикулярная  система психики. Весьма интересно было бы знать, имеется ли ретикулярная  система у млекопитаю- щих животных; если да, то почему она находится в неактивном со- стоянии, не оказывает определяющее воздействие на поведение? Почему у человека, названного  Аристотелем общественным жи- вотным и неспособного  существовать вне общественных связей без потери существенных признаков, выделяющих его в живот- ном мире, с большей легкостью, чем у любого иного представителя млекопитающих, проявляются свойства ретикулярной системы, имеющие явно эгоистическую направленность?

В связи с этим также было бы интересным понять на научном уровне, почему первобытные племена выбирают в качестве тотем- ного животного представителей различных  биологических клас- сов? Всегда ли этот выбор можно  объяснить  с точки зрения исто- рического материализма?

Во-вторых,  для меня остался  не  совсем  понятным вопрос о разобезьянивании  человека вследствие уменьшения  количества хромосом, т. е. выпадения двух лишних. Данная концепция,  ко- нечно, объясняет, почему у человекообразных обезьян хромосом больше, чем у человека, но не более того. Исходя из данного те- зиса, логично было бы предположить, что уровень развития био- логического объекта должен быть обратно пропорционален ко- личеству хромосом,  т. е. чем их меньше, тем более развитым  он является, поскольку  избавлен от хромосом, придающих ему чер- ты предшествующего звена эволюции. Однако очень легко эмпи- рически доказать несостоятельность такого предположения. На- пример, у кошки только 30 хромосом, но мало кому свойственно, хотя возможно и ошибочно,  признавать  ее за более высокораз- витое существо, чем человек. У иных представителей животного мира количество хромосом  еще меньше, но по всем признакам  их уровень развития много ниже, чем у человека и даже у млекопи- тающих.

Создается впечатление, что связь между уменьшением коли- чества хромосом  и качественным эволюционным скачком в раз- витии носит характер  единичного  закона,  применимого только к человеку.

Существенным фактором, возможно, объясняющим исключи- тельность данного преобразования, является упоминаемое в до- кладе слабое радиационное воздействие. Но почему радиация так повлияла только на гоминид,  т. е. на человекообразных обезьян? Может быть, в науке просто не описаны аналогичные случаи столь же яркого эволюционного скачка?

Могу согласиться с тезисом докладчика о том, что воздействие радиации было скорректировано  проживанием предков челове- ка в пещерах. Но ведь простейшие организмы  наверняка обитали и в пещерах тоже, однако они обладают признаками,  неизменив- шимися за многие века эволюции.

Проводимые эксперименты с воздействием на человекообраз- ных обезьян радиацией, описанные в докладе, приводят к биоло- гическим изменениям, но не к изменению психики испытуемых животных, не  возникает даже  устойчивого «промежуточного вида». Следует ли, соответственно, согласиться с тем, что столь

позитивные  последствия радиационного  воздействия являются примером единичного в эволюционной цепи.

В-четвертых, несмотря на многочисленность научных трудов, посвященных  формированию членораздельной речи, остается не- ясной первопричина ей появления. Классическая теория о том, что речь возникла как следствие потребности в общении, не представ- ляется незыблемой. В человеке справедливо можно выделить био- логическую (животную) и социальную составляющие. На первых этапах эволюции, до возникновения  речи, предок человека при- надлежал животному царству. Но в животном мире существа так или иначе общаются, и этого общения достаточно для решения задач, возникающих  перед ними. В отсутствии членораздельной речи животные способны  передавать и воспринимать довольно сложную информацию. Какие  факторы  предопределили то, что для решения  собственных  задач предку человека потребовалось большее  количество  сложно структурированной  информации? Что побудило его поставить  цели, которые невозможно достиг- нуть на уровне только биологического развития?

Современные теории представляют собой логический круг: по- требность в обмене сложной информацией ведет к изменению орга- нов, появлению речи и развитию мышления, а развитие мышления, в свою очередь, ведет к появлению сложноструктурированной  ин- формационной системы, т. е. потребность в общении ведет к разви- тию сознания, а развитие сознания  ведет к потребности в общении.

К сожалению, ограниченные рамки доклада позволили рассмо- треть только вопрос происхождения  индивидуального сознания, хотя и под влиянием общественных факторов. Вопросы обществен- ного сознания,  обладающего свойствами  диалектического  целого по отношению к индивидуальному сознанию, остались нераскрыты- ми. Особенно, на мой взгляд, было бы интересно проследить истори- ческую ретроспективу формирования национального самосознания, уделив особое внимание национальному бессознательному. Возмож- но, творческое применение отдельных элементов методологии, опи- санной в докладе, позволит ответить на вопрос о происхождении, сохранении и развитии национального архетипа.

В этой связи очень интересна теория меморинейронов, кото- рые, возможно, являются хранителями и носителями свойств на-

ционального (общественного) сознания, а их взаимное отражение предопределяет актуализацию тех или иных черт национального культурного архетипа. Проверка этой гипотезы может быть весь- ма актуальной для решения задачи определения тенденций разви- тия общественного сознания, формирования идеологии, направ- ленной на поддержание сохранения  и развития  национальных обществ как элементов сложной  социальной системы — челове- чества.

И, наконец, хотелось бы также отметить то, что сегодня не- обходимо выделить, и это было сделано в докладе, те факторы, которые в настоящее время воздействуют  на сознание человека, принуждают  мутировать его сознание. С одной стороны, научно- технический прогресс, усложнение и ускорение общественных процессов  ведет к большим требованиям к человеческому созна- нию и к его эволюции; с другой стороны — идеи общества потре- бления, современная информационная  среда, в которой находится человек, приводят к формированию клипового сознания, т. е. к его регрессу. Актуальным  становятся вопросы: как противостоять этому негативному прогрессу? Можно ли «воспитать» мемориней- роны, преодолеть ограниченность клипового сознания? Это необ- ходимо рассматривать также в тесной взаимосвязи индивидуаль- ного и общественного сознания.

В заключение хочу еще раз поблагодарить  Игоря  Леонидовича за фундаментальный  доклад, дающий многое для понимания  со- временного представления о человеческом сознании.

Где «плюсы», а где «минусы» (позиция политолога)

Н.В. Асонов, доктор политических наук, кандидат истори- ческих наук

Уважаемый коллега! Ваши ответы прослушал с таким же удо- вольствием, как и Ваш доклад. В итоге я пришел к интересным для себя выводам, по-своему полезным для той науки, которую здесь имею честь представлять. Позвольте вкратце изложить их.

Во-первых, я нашел историческое и этнографическое объясне- ние истокам соборного сознания, которое стало складываться, ви- димо, на закате палеолита и в эпоху мезолита, сохранившись как социальный реликт у некоторых африканских  племен в качестве самостоятельного и авторитетного института, упомянутого Вами как «палабра». Я понял, что целый ряд социальных систем издревле в своей идеологической основе ориентировались на это самое со- борное сознание. В частности, этим отличалась христианская госу- дарственность, рассматривающая соборность в качестве одного из символов веры. Соборность как один из древнейших институтов управления боролась против абсолютизации политической власти, не давая концентрироваться в руках одного человека всей полноте законодательной, исполнительной и судебной власти, как в рамках ее духовной, так и светской сферы деятельности. Я также объяснил для себя причину скачка в интеллектуальном развитии наших пред- ков, который помог им не только выжить в суровых условиях, но и создать совершенные социальные системы, успешно работающие в гармонии с природой в течение целых тысячелетий, вплоть до на- ступления Нового времени. В этой связи для меня более понятным стало и то, почему социализированный соборный кроманьонец по- бедил неандертальца, у которого уровень социализации не далеко ушел от стадной организации человекообразных обезьян.

Наличие подобного института политической власти у разных народов, с одной стороны, подчеркивает жизненную  силу этноса, его социальное единство пред лицом ушедших предков и нарож- дающегося нового поколения. Воспитывает молодежь в духе не индивидуализма и потребительского отношения к окружающим, а в единстве с ними и с тем миром, к которому она принадлежит. С другой стороны, мы видим, что соборный характер  палабры выгодно отличается от парламентаризма, подчеркивая его искус- ственность, не отвечающую тем теоретическим представлениям, которые в большей степени носили для него рекламный характер, нежели могли объективно отразить подлинную сущность данного политического института, способного выражать и защищать ин- тересы рядовых граждан. Превращение парламента в своего рода

«закрытый клуб» для элиты общества, повышающий  ее социаль- ный статус и роль, но при этом совершенно не учитывающий  то,

что политика — это, как выразился Аристотель, искусство, при- чем искусство высшего пилотажа, овладеть которым дано далеко не всем. Я увидел, как соборная специфика палабры подчеркивает социально-политическую ущербность парламента, его нравствен- ное несовершенство, позволяющее создавать в рамках этого управ- ленческого института враждебные друг другу фракции, ведущие между собой межпартийную борьбу с целью захвата или удержа- ния власти, ставя тем самым узкогрупповые интересы выше обще- народных, государственных интересов и ценностей.

Во-вторых, новаторски звучит Ваш подход к пониманию та- кого явления нашей социальной культуры, как «слово» (речь). Действительно, «слово» не только новый тип орудия, причем уни- версального орудия, созданного нашими предками в процессе их коллективной жизнедеятельности,  необходимого  им для хранения и передачи информации  о них самих и о мире, их окружающем.

«Слово», как справедливо было отмечено в докладе, имеет свою особую общественную функцию,  поскольку  представляет собой целенаправленное воздействие на психику других людей с целью создания необходимых предпосылок в сфере складывающихся или сложившихся коллективных (добавлю — политических) отно- шений. Через «слово» как уникальное явление коллективного со- знания, отражающее и выражающее наше духовно-нравственное естество, сформировался  не только современный  человек (кро- маньонец),  всего за  несколько  десятков тысяч лет  неизмеримо далеко оторвавшийся от всех своих биологических сородичей из семейства гоминид  (включая ближайшего  к нам по интеллекту не- андертальца).  «Слово» создало духовную культуру и искусство, не известные предшественникам  кроманьнца.  Оно повлияло на утверждение  сложных новаторских  общественно-политических отношений, которых не знал ни один биологический организм на нашей планете. Сначала эти отношения  утверждались через так называемое «устное право», а затем, с появлением письменности, стали постулироваться  через «букву закона», сделав нормативно- правовую сферу одним из важнейших  элементов социальной си- стемы на уровне государств и цивилизаций.

В-третьих, Ваши рассуждения о левом и правом полушариях головного мозга,  соматическом  и психическом  началах  нашего

полифункционального  поведения, а в итоге — всего мирового со- общества, можно рассматривать и как важный методологический прием. Он позволяет по-новому взглянуть на историю человече- ства, при условии, если удастся увязать Ваши выкладки  с тем, что сегодня в этом вопросе изучено в рамках истории, социологии и по- литической науки.  Во всяком  случае, определенные шаги в данном направлении уже сделаны. В частности, социологии и политологи с успехом применяют в рамках социально-политического анализа и прогнозирования метод искусственных нейронных сетей (ИНС). Таким образом, Ваш вывод о том, что соматическая и «психиче- ская полифункциональность  поведения индивидов питала закре- пление обращенной к внешней природе орудийной деятельности», открывая перспективы эволюции форм общения, определенно за- служивает внимания.

В-четвертых,  не могу не поддержать Ваше отношение  к теме

«клипового сознания», играющего, на мой взгляд, роль двадцать пятого кадра и зомбирующего наш рассудок в пользу тех полити- ческих сил, которые заинтересованы в установлении определен- ного мировоззренческого стандарта, направляющего социальную деятельность граждан  в нужном для господствующей  политиче- ской силы русле. И в этом плане наличие приблизительно 75–80\% ведомых людей, в той или иной степени поддающихся такого рода психологическому зомбированию, позволяет тем, кто имеет доступ к созданию подобных «клипов», управлять людьми как марионет- ками. Данная технология не только способна, как Вы пишите, «па- тологически менять личность, лишая ее индивидуальности и сво- боды воли, способности самостоятельно мыслить и чувствовать». С раннего детства и до глубокой старости социально-политически клип «воспитывает» нас в угодном власти ключе, и когда настает день всеобщего голосования  в пользу выдвигаемых кандидатов или политических сил, мы в подавляющей своей массе отдаем свои голоса за тех, кого нам навязывает «клип». Мы даже не понима- ем того, что выбор за нас уже сделан. Невидимый  нам режиссер уже заранее определил, в какой графе будет стоять нужная  галочка и какой процент  избирателей отдаст за нужного кандидата свои голоса. Ведь 20\% людей, способных  не просто аналитически  мыс- лить, а имеющих иммунитет  к «клиповому сознанию», не делают

погоды там, где ставка произведена на ведомое большинство,  уве- ровавшее в то, что количество способно стать показателем каче- ства. Таким образом, можно утверждать, что феномен «клипового сознания», разработанный в США и апробированный на электо- рате так называемых  «передовых стран» Запада, в современных условиях  свидетельствует об отсутствии  реальной демократии, которая остается не более чем ширмой  или привлекательной вы- веской, приглашающей нас подчиниться  воле тех, кто заинтересо- ван в установлении своего монопольного  господства над миром.

К сожалению, помимо перечисленных мною самых ярких до- стоинств («плюсов»),  в докладе  я нашел  несколько  «минусов». Здесь, пожалуй,  самое существенное  замечание относится  к со- держанию  доклада.  При всех его несомненных  преимуществах обращает на себя внимание то, что автор, разворачивая в докладе картину современного  представления о человеческом сознании, забыл увязать его с темой нашего семинара. «Фундаментальные вопросы развития  сложных социальных   систем»  фактически остались, как говорится, «за кадром». Сложилось впечатление, что докладчик, излагая волнующую его тему сознания, как бы по не- обходимости  (в последний  момент)  был вынужден  вывести ее

«на рельсы» нашего семинара. Неслучайно  только во второй по- ловине доклада автор постарался выйти на проблемы, связанные с властью и организацией общества, поставив вопрос о генезисе социальных институтов, и далее — о биологических истоках вла- ствования. Но, к сожалению, весь ответ на эти фундаментальные вопросы автор свел к нескольким строчкам и по существу не рас- крыл причинно-следственную связь того, как сознание влияет на становление институтов  социальной и политической власти и свя- занную с ней социально-политическую структуру, формы правле- ния и функции  власти. Периодически совершая экскурс в историю и несколько раз упоминая К. Маркса и Ф. Энгельса, автор доклада забыл раскрыть их взгляд на происхождение семьи, частной соб- ственности и государства.

В данной связи надо было бы обозначить главные направле- ния и школы, занимающиеся изучением вопросов генезиса и по- следующей эволюции  социальных  систем в рамках заявленной темы доклада. По неизвестной причине были обойдены молчани-

ем сохраняющие свою популярность теологическая и конфликто- логическая теории, теория географического  детерминизма, а так- же учения, доказывающие, что появление и развитие сознания у человека, как и его дальнейшая социализация, в значительной степени связаны с ролью труда и общественных коммуникатив- ных отношений.  Хотелось бы знать, как современная наука свя- зывает развитие нашего сознания со вторым и третьим разделе- ниями труда, повлиявших  на создание оседлых земледельческих и кочевых цивилизаций с присущей им социально-политической культурой.

Касаясь темы антропосоциогенеза, автору следовало бы выйти на весьма интересную  проблему, на которую впервые вышла се- мья английских исследователей Лики, изучающая поведенческие особенности шимпанзе. Во всяком  случае, благодаря наблюдени- ям ученых, работающих в данной  сфере, мы можем сделать ин- тересные выводы о том, что авторитарная форма правления, как и аристократичекая  власть немногих, характерная для всех без ис- ключения ранних государств, в своем зачаточном (примитивном) виде существовала  еще у шимпанзе и горилл. В их сообществах нет социального равенства, зато есть власть доминантного  самца или нескольких наиболее мощных  самцов, фактически осущест- вляющих контроль над остальными сородичами, в среде которых господствует патриархат. При этом среди членов такого сообще- ства может  встречаться  некоторая  часть «изгоев»,  непринятых или отвергнутых по разным причинам его членами и потому не имеющих никаких, если так можно выразиться, социальных прав. На этом основании мы можем предположить, что первобытное общество никогда  не было устроено  по демократическому  об- разцу, тем более в нем никогда  не было матриархата, поскольку за четыре миллиона лет, прошедших с момента появления первых людей до момента образования  первых  государств, социально- политическая структура в основных своих структурных элементах не изменилась. Следовательно, социальное сознание кроманьон- ца в главном осталось таким же, каким оно было у всех развитых представителей семейства гоминид,  с той лишь разницей,  что

«изгоев» кроманьонец  постепенно  превратил в бесправных ра- бов, вынужденных  обслуживать полноправных  членов своей же

общины, ряды которых в последствии стали пополняться  за счет военнопленных.  Именно эта  жесткая  социально-политическая конструкция позволяла  выживать  племени,  а затем — государ- ству. Попытка же установить республиканскую форму правления, уравнивающую в социально-политических правах всех членов той или иной социальной системы, на практике обрекалась на гибель. Неслучайно движение в этом направлении активно  развернув- шееся в Новое время стало быстро деформироваться и пришло к своему логическому концу. То есть формально на бумаге победи- ла демократия,  а в реальности установилась власть «доминантных самцов», сосредоточивших  в своих руках всю полноту экономи- ческой,  политической,  культурно-идеологической,  юридической и военно-технической власти и характерные для нее виды ресур- сов. Остальным же членам той или иной социальной системы се- годня предлагается занять место в «среднем классе», чтобы не вы- лететь в категорию  «изгоев». На этом фоне говорить о мифической цивилизации будущего, в рамках которой наступит «гармоничное развитие двух полушарий мозга», способных со временем вывести нас на новый уровень необычайного интеллекта, представляется новой «Утопией»,  отрицающей  несовершенную  природу чело- века, хилиастические  идеи которого уже породили «глобальные проблемы современности». Причем это только начало пагубно- го для нас информативно-интеллектуального  развития. Прямых же доказательств того, что завтра все изменится  к лучшему, нет ни у автора данного доклада, ни у других ученых, занимающих- ся социально-политической  прогностикой. Как в этой связи не вспомнить  известное предупреждение пророка Амоса: не верьте в день завтрашний. Он тьма, а не свет.

В заключение позволю  себе несколько частных замечаний. Р. Крузо не был представителем «викторианской Англии», посколь- ку роман Д. Дефо был написан в 1719 г., когда во всю правил ко- роль Георг I, а век Виктории занял три четверти XIX столетия. Кремниевый топор не был создан на заре истории  человечества, поскольку в ту пору первобытный человек пользовался исклю- чительно ручным  рубилом, а топор это уже система, соединение камня и дерева с помощью сухожилий. До этого смог додуматься только кроманьонец. Именно выход на систему, как соединение

различных  элементов, дал ему возможность  всего за 50 тыс. лет создать то, чего не могли добиться за четыре миллиона лет другие виды первобытных людей.

Но, как я уже сказал, доклад все равно произвел самое благост- ное впечатление, расширил научный кругозор  и побудил к даль- нейшему творческому поиску. За это хочется сказать автору боль- шое спасибо!

В виртуальном мире реальные образы часто теряются, остаются слова и символы

Д.С. Чернавский, доктор физико-математических наук

Доклад  мне очень понравился,  даже несколько  неожиданно для меня, потому что я думал, что у нас будет много различий. Но оказалось, что очень много общего.

Что мне понравилось? Понравилось,  что подсознание пред- ставляется как очень важный орган, в особенности  для творче- ства; именно там рождаются творческие идеи.

Второе, мне понравилось, что, согласно Вашему утверждению, все болезни  от нервов. Это действительно так, потому что мозг человека — это не только орган мышления и сознания. Это ко- лоссальная эндокринная железа, которая снабжает весь организм необходимыми гормонами и т. п., и управляет организмом. Если в этом сознании действительно есть некая нервозность, то в конце концов именно это и рождает и стенокардию, и другие заболева- ния — психосоматические.

Третье. Пример общественного сознания — это важно. Язык — он родился как общественное, как условная информация, родился в обществе — сам, без всякого  давления сверху. Он — есть язык общества. Это и есть пример коллективного сознания, коллектив- ной договоренности. А коллективное  сознание может  родиться без всякого  давления высших сил и т. д.

С чем я не согласен, так это с определением сознания и мышле- ния. Но это несогласие чисто терминологическое. Честно говоря, ни у того, ни у другого нет четкого определения.

Д.С. Чернавский. В виртуальном мире реальные образы часто теряются…

Когда мы работали над темой, мы дали определение перечис- лением свойств — есть такой подход в математике. Мышление — самоорганизующийся процесс записи, восприятия, сохранения, обработки и генерации  информации,  а также распространения новой информации  без вмешательства извне. Это значит, что ни какой-то программист делает программу, а вы сами. В этом смысле процесс творчества тоже входит в процесс мышления, что и напи- сано в нашей работе.

Я только недавно закончил эту работу, еще не отдал в печать. Работа называется «Процесс  мышления  в контексте динамиче- ской теории информации». Предложенная схема конструкции из нейропроцессоров способна решать основные задачи мышления, включая творческие. Важное в этой схеме то, что там есть и левое полушарие, и правое, есть связь между ними. Главное, что процесс записи, восприятия и обработки  идет в несколько этапов. Есть объект, образуется образ объекта, а затем образуется символ обли- ка объекта. Мышление оперирует как с образами, так и с символа- ми образа, а операции с символами можно  назвать абстрактными, можно назвать логическими или по-другому, но это виртуальное. Когда мы целиком  переселяемся в символьное множество, то по- падаем в виртуальный мир, где реальные образы часто теряются, остаются слова, остаются символы.

Буквально несколько слов о роли членораздельной речи. Вот цифры. Причем это не число реальных объектов (таких реальных объектов не может быть столько). Это число комбинаций, состоя- щих из реальных объектов. Именно это и есть количество инфор- мации, точнее логарифм. Число комбинаций из несколько слогов: скажем, 10 — это 10! Это очень много. А число, если оно некомби- наторное, если нет членораздельной речи, то тогда один звук — это один объект.  Членораздельная  речь дала человеку возможность воспринимать, хранить и передавать комбинаторно большое ко- личество информации, чего животные и даже пчелы не могут.

Таковы мои замечания. Я с удовольствием прослушал Ваш до- клад, с удовольствием подискутировал.

Еще одно. Обращаясь к Степану Степановичу хочу сказать, что у меня и сознание, и мышление, и коллективное сознание присут- ствуют в мозгу, и не требуется гипотезы о каком-то надсверхе-

ственном. Как ответил Лаплас Наполеону, когда тот спросил его:

«А где в Ваших расчетах присутствует Бог?». Лаплас ответил: «Я не нуждался в этой гипотезе». Это не значит, что я против Бога. Но то, что человеку нужно решать, понять, объяснить другим — это он должен делать.

Сознание пространства

Д.Н.  Замятин, доктор культурологии, кандидат географи- ческих наук

Хочу поблагодарить Игоря Леонидовича  за прекрасный  до- клад. Некоторые моменты были вполне очевидны. Мне кажется, что мы увидели классический тип доклада, причем он был ограни- чен рамками преимущественно естественных наук. Доклад назы- вается «Изменение представлений о сознании человека и челове- чества». К каким наукам относятся эти представления? Мы четко видим в докладе, что это биология, психиатрия, психология, ин- форматика, нейрофизиология. Однако этой проблемой занимают- ся и множество других наук, таких как антропология, социология, политология и др.

Далее. В докладе, конечно, нет редукционизма. Четко ограни- чиваются проблемы, задачи, хотя где-то на подсознании, когда об- суждается проблема мышления и выводимая из нее проблематика сознания, очевидно (и Дмитрий Сергеевич Чернавский это четко зафиксировал), что это постклассический редукционизм, объеди- няющий такие научные направления, как нейролингвистика и ког- нитивная психология. Это основная проблема нейронаук, которые

«зависли» в постредукционистской трактовке проблематики «со- знание — не-сознание».

О том, что такое сознание. Вообще говоря, в моем понимании, сознание — это пространство; человек становится человеком тог- да, когда его сознание осмысляется именно в пространстве. Дол- жен сказать, что крупнейшие мыслители человечества — и рели- гиозные, и философские — упирались в эту проблему. Приведу пример.

Д.Н. Замятин. Сознание пространства

Когда Платон описывает в диалоге «Тимей» космологическую картину мира, то у него возникает  проблема с описанием про- странства. Его представления ясны, когда он объясняет проис- хождение  богов, но в случае пространства  Платон откровенно декларирует свое незнание и непонимание. Мне кажется, что гло- бальный ментальный кризис западного мира во многом состоит в том, что в самом начале формирования  онтологических основ Запада возникла точка бифуркации, в которой нужно было карди- нально изучить проблему пространства, но этого не произошло: к сожалению, точка бифуркации была пройдена.

В религиях этот вопрос понимается по-разному. В традицион- ном мышлении наибольшего успеха в изучении сознания достиг буддизм. Ритуал, жертвоприношение, традиционное мифологиче- ское мышление, традиционные культы — именно в этом буддизм продвинулся в наибольшей степени в понимании того, что созна- ние есть пространство со всеми его атрибутами.

Здесь  возникает проблематика  сакрального  и профанного. Основная проблема современного мышления, современного раз- вития — это десакрализация практически всех сторон жизни. Во- обще говоря, сознание — это всегда проблема сакрального. Когда идет сакрализация, тогда мышление начинает двигаться ускорен- но, и процедура сакрализации непосредственно связана со знани- ем тех или иных очень сложных проблем. Проблема сознания, про- блема дистанцирования  себя от себя, когда начинают осмыслять пространство собственной мысли, ведет к пониманию проблем не только индивидуального сознания, но и сознания общественного.

В заключение хочу отметить важную вещь. Дело в том, что со- временное общество не только зациклено, оно ориентировано на проблемы антропологии.  Об этом говорит хорошо разработан- ная концепция «мест памяти». Докладчик правильно говорит, что интересна проблема забвения. В изучении культурного наследия очень серьезный пласт проблем связан с тем, что необходимо не только и не столько все запомнить, все сохранить,  но надо и что-то забыть. Логика в данном случае всегда топологическая.

И здесь крайне актуальна проблема гения места, уже непло- хо «раскрученная» в массовой культуре. Проблема десакрализа- ции — в виду того, что откровение уже не работает — преобра-

зуется в проблематику  сокровения,  сокровения  места. Дело в том, что в своем первоначальном виде проблематика гения места воз- никает в локальных языческих религиях. Когда возникают рели- гии откровения,  проблематика пространства уходит на задний план — Бог «везде». Проблема гения места вновь постоянно воз- никает, начиная с конца Возрождения, активизируется в XVIII в. и усиливается в начале XX в. Сейчас проблема в том, что возника- ет, формируется  некий «гений пространства», который собствен- но и осмысляет, что есть сознание.

Вернусь к началу. Совершенно замечательно, что Игорь Леони- дович мыслил очень открыто, рассматривая все возможные аспек- ты развития сознания. Это блестящий пример того, как человек движется вширь, мысля пространственно.

Бог или Радиация?

В.Э. Багдасарян, доктор исторических наук

Представленный в докладе подход связан с пониманием со- знания как отражения. Это достаточно известная линия, имеющая устойчивую традицию в науке. Но есть и другой подход — созна- ние как воплощение. Обычно это направление развивалось в фор- мате религиозного дискурса. Можно вспомнить, как классический пример, о библейском креационизме. Но это другой подход. Ка- кой из подходов  более адекватный  по отношению к исследуемому феномену? Если сознание выступает в качестве отражения, тогда в нем присутствует только то, что есть в материальном мире или комбинация того, что есть в материальном мире. Но если сознание есть воплощение,  то в нем должно присутствовать не только то, что есть в материальном мире, а нечто еще.

Какая из парадигм лучше объясняет имеющиеся на этот счет эмпирические данные? Мне представляется, что менее противо- речивое объяснение представляет вторая парадигма. Сейчас на- коплено много информации, на настоящее время наукой никак не объяснимой. Можно указать на такие феномены, как телепатию, ясновидение, телекинез, пирокинез и др. Через сознание осущест-

В.Э. Багдасарян. Бог или Радиация?

вляется воздействие на материальные объекты. Причем  воздей- ствие не опосредованное, а прямое. Так в рамках какой модели все это более объяснимо — сознание как отражение, или сознание как воплощение? Ясно, что отражательный  подход здесь «пробуксо- вывает».

В принципе  у докладчика  происходит  определенный дрейф в направлении второй объяснительной парадигмы. То, что назы- валось в религиозном подходе Бог, у докладчика названо радиаци- ей. Далее я попытаюсь это показать.

Итак, происходит некий прецедентный разлом земной коры, сверхвысокий выброс радиации — и возникает человек. Сегодня радиационных выбросов предостаточно, но возникновения  новых видов не происходит.  Под воздействием радиации сегодня появ- ляются исключительно мутанты. Так радиацией ли была та сила, которая создала человека? Если это радиация, то откуда в ней те- леологизм? Целенаправленной заданности движения вперед в ра- диационном излучении быть не может.

Я задавал вопрос:  а почему принимается на веру, что человек произошел от обезьяны, а не обезьяна от человека? Почему в гено- коде произошло уменьшение на две хромосомы,  а не возникли две новые? В принципе, этот подход определения вектора эволюции по количеству хромосом ничего не дает. У дрозофилы 8 хромосом, у кролика — 44, у человека — 46, у ящерицы столько же, сколь- ко у человека, у шимпанзе — 48, столько же, сколько у буйвола, а у креветки — 254. Поэтому доказательство происхождения чело- века от обезьяны на основании данных относительно числа хро- мосом не вполне убеждает.

А что говорит на этот счет археология. Чарлз Дарвин в свое время и сам ставил под сомнение правильность своей гипотезы на том основании, что нет археологических  доказательств меж- видовых переходов. Если человек произошел от обезьяны, значит должна быть и переходная ступень — обезьяночеловек. Посколь- ку этому эволюционному  переходу тысячи  лет, то должно быть много ископаемых обезьяночеловеков.  А что в итоге  было об- наружено? Ископаемых останков, интерпретируемых в качестве обезьяночеловеков, — всего несколько экземпляров. И по каждо- му большие сомнения в его подлинности. Достаточно вспомнить

историю с питекантропом. Голландский врач Эжен Дюбуа нашел во время специальных поисков на Яве покатый  череп, через 15 м от него — бедренную кость, а еще поодаль  — несколько зубов. Все это было объединено и названо питекантропом.  Уже тогда, в 90-е гг. XIX в. достоверность представленных останков стави- лась учеными  под сомнение. Прошло три десятилетия, и только тогда Э. Дюбуа признался, что нашел рядом… останки современ- ного человека. Питекантропом   оказался  некий искусственный конструкт, материалом для которого послужили кости обезьяны и человека.

История почти всех открытий представителей  межвидовых переходных форм — сходная. Почти везде с костями обезьяноче- ловека находят костные останки людей современного типа.

Что у докладчика? Если это радиация, если видообразование осуществляется сальтационно,  т. е. посредством  стремительного, резкого  перехода, то тогда теория дарвиновской  эволюции,  как длительного накопления полезных признаков, должна быть снята. Но не о той же ли сальтационной модели говорит религия?

Но все-таки — Бог или радиация? Религиозный взгляд на про- исхождение человека таков: Бог вдохнул в материю, в плоть дух. Отсюда императив — одухотворение. Марксистский подход, соци- альный: человека создал труд. Вначале труд, а потом — изменения биологические. Отсюда императив — социализация. Если челове- ка создала радиация, то где тут нравственный императив?

Я знакомился с работой  британских  исследователей по опи- санию жизни шимпанзе. Да, есть многие факты, указывающие на повышенную  интеллектуальность обезьян в сравнении с иными млекопитающими. Но чего у них нет в сравнении с человеком? Нет осознания факта смерти. Умершие обезьяны продолжают на- ходиться рядом с живыми. И это при том, что есть животные, ко- торые хоронят своих сородичей. Нет у обезьян элементов состра- дательного отношения к больным. Когда один из представителей стаи шимпанзе  лишился ног, то все сородичи  набросились  на него, отгоняя от общей кормушки. И это при том, что у других видов существует взаимопомощь.

Но вернемся к вопросу, чего нет у обезьян, но есть у человека. Нет именно нравственного императива. А как он появился? Через

радиацию?  Где этот переход от биологического к нравственному существованию?

Дмитрий Сергеевич Чернавский сослался на слова П.-С. Ла- пласа Наполеону,  что он не нуждается в гипотезе о Боге. Однако с лапласовских времен минуло  уже 200 лет. Наука  существенно продвинулась вперед. Сегодня без гипотезы о существовании Бога для непротиворечивого объяснения многих феноменов, включая происхождение сознания, уже не обойтись.

Общественное сознание как усложняющаяся социальная система

С.А. Кравченко, доктор философских наук

Большое спасибо  за доклад, он очень интересный. Мне осо- бенно импонирует  постановка вопроса о том, что перспектива развития сознания связана с гуманизацией или, напротив, дегума- низацией человеческих отношений, что может явиться причиной катастрофы  человечества и уничтожения его как рода. Хотелось бы высказать свои соображения на этот счет.

Думается, общественное  сознание  является сложной соци- альной системой, развивающейся в контексте эффекта «стрелы времени», обоснованного  И. Пригожиным, который предпола- гает отказ от простого линейного видения развития «отмираю- щего» сознания господствующего  класса,  уступающего  место

«прогрессивному» сознанию «передового» класса. Такой подход предполагает доминирование одного, достаточно  однородного общественного сознания. Общественное сознание все более пре- вращается в усложняющуюся социальную систему. Для сложно- го общественного сознания характерен эффект временного дис- хроноза: в одном социальном пространстве сосуществуют люди, фактически живущие в разных темпомирах и обладающие весь- ма разным общественным  сознанием.  Поэтому представления одних групп могут относиться к одному социальному времени, а других  — к другому, что способствует дисперсии и обществен- ного сознания, и социума вообще. Такое общественное сознание,

будучи сложной системой,  предрасположено  к  «нормальным авариям» — эффект, обоснованный  американским  социологом Ч. Перроу.

Речь идет о катастрофах, вызванных  не грубыми просчета- ми человека,  а  обусловленых   его естественным  (нормальным) взаимодействием со сложными  системами. Если система обрета- ет  определенные  характеристики  сложности,  то «неожиданные и взаимновлияющие друг на друга неудачи становятся системно неизбежными». Подчеркнем, Перроу ведет речь о «системных  ава- риях», а не об авариях, вызванных  индивидуальной  человеческой ошибкой. В нашем случае предпосылкой «нормальной аварии» мо- жет стать увеличивающее знание, возникновение самых различ- ных смыслов одного явления, что неизбежно ведет к нормативной дисперсии и социальному напряжению.

Кроме  того, сложность общественного  сознания проявля- ется в увеличивающемся напряжении  между коллективным со- знательным  и  коллективным  бессознательным.  Если сознание в принципе рефлексивно по природе и может изменяться, адап- тируясь под усложняющуюся социальную и культурную динами- ку, то коллективное бессознательное весьма регидно, содержится в архетипах и национальном характере. Регидность коллективно- го бессознательного, которое включено в быстро изменяющееся общественное сознание, может приводить к стрессам. Не случай- но все большее число  людей, не выдерживая  последствий  уско- ряющейся и усложняющейся динамики общественного сознания, обращаются  к регрессивным  формам поведения, ищут защиту у разного рода экстрасенсов, предлагающих простые решения усложняющихся проблем.

В одном моменте я хотел бы поспорить с докладчиком. Как Вы помните, я задал вопрос  по поводу незнания. Вы утверждали, что сознание, в принципе, ведет ко все большему  и большему увели- чению знания, и на мой вопрос о незнании Вы ответили, что это исключительно сфера религии. Думается, что это не только сфера религии, но и сфера науки.  Взрыв в Чернобыле — это взрыв не- знания в естественных науках. Развал мировой  социалистической системы — взрыв незнания в общественных науках. Присутству- ющие помнят «объективные» законы социализма. Их крах сви-

детельствует о кризисных тенденциях в нашем обществознании. Поэтому  необходимо  переоткрыть роль незнания — оно весьма важная часть современного научного  знания, имеющего дело со сложными социальными системами вообще и общественным со- знанием — в особенности. В контексте фактора незнания можно утверждать, что общественное сознание как сложная система име- ет тенденцию к рефлексии, саморазвитию; соответственно, чело- век не может полностью контролировать процессы, происходя- щие в общественном сознании.

И последнее. Вы подняли важную проблему роли интуиции в общественном сознании. Мне симпатичны и Ваш подход, и та трактовка интуиции, которую предложил Степан Степанович Су- лакшин. Не так много социологов, которые занимались данной проблематикой. Но они есть. Среди  них — наш соотечествен- ник П.А. Сорокин. По Сорокину,  существо человека проявляет- ся и раскрывается в его способностях отражать и анализировать мир с помощью  интегрального использования каналов познания в виде трех наиболее важных  форм: 1) эмпирически-чувственная форма — мир постигается нами либо с помощью органов чувств, либо инструментов,  их дополняющих  (разного  рода приборов);

2) рационально-умственная   форма  — реалии  бытия познают- ся главным образом разумом с помощью логических операций;

3) сверхчувственно-сверхрациональная форма бытия  — мирозда- ние постигается посредством сверхчувственной и сверхрацио- нальной интуиции  или «божественного вдохновения», «вспышки озарения». Все гениальные  творения  во всех областях культуры — религии, философии, науки, эстетики — так или иначе были рож- дены и вдохновлялись интуицией, милостью «высшего озарения». При этом ученый особо подчеркивает, что истина, полученная при помощи  интегрального использования чувства, разума и интуи- ции — это «более полная  и более ценная истина, нежели та, кото- рая получена через один из этих каналов».

Думается, наука до сих пор недооценила важность как позна- ния природы интуиции, так и самой роли интуиции  в постижении и преобразовании мира. Исследования в этом направлении позво- лят глубже понять общественное сознание как сложную социаль- ную систему.