Материал: Идеология экономической политики - Якунин В.И.


Заключение

Авторы, пройдя длительный путь настоящего исследования, часто ловили  себя на ощущении, что получаемые результаты

«смущают» какой-то  своей необычностью, диссонируют с ус- тойчивыми стереотипами. Казалось бы, в научном исследовании не должно быть предрасположенности и стереотипов. Однако в настоящей материи очень силен информационно-пропагандист- ский фон. Десятки журналов и газет, телевизионных передач внушают, что в России надо так, как во всех цивилизованных странах. Значит Россия нецивилизованная страна? Товарное на- сыщение на полках магазинов внушалось целым поколениям как предельная мечта и благо. Вот оно — наступившее магазинное насыщение, но почему-то население вымирает беспрецедентны- ми темпами. Полтора десятка лет внушается, что деньги печатать нельзя, а то будет инфляция.  Инфляция  не останавливается, а российский бизнес за кредитованием вынужден обращаться в за- падные банки, назанимал уже под 400 млрд долл., при том, что в России более 2000 млрд долл. «стерилизовано».  В чем дело, в чем причина навязывания этих абсурдных и разрушительных инфор- мационно-психологических стереотипов?

Дело в том, что у каждой нации и государства есть свои наци- ональные интересы. И когда государство, страна, общество забы- вает о собственных, то она начинает исповедовать и обслуживать чужие.

Итак, в чем же должен состоять стратегический выбор наци- онально ориентированной экономической политики России? Ка- ковы должны быть базовые ориентиры национальной идеологии российского государства в сфере экономики?

К интегративным ценностным целям экономической полити- ки Российской Федерации относятся:

1. Экономический рост и развитие.

2. Социальный гуманизм.

3. Устойчивость долгосрочного развития.

4. Связанная с каждой из них целевая установка — обеспече- ние национальной безопасности России также принадлежит к высшему уровню ценностного целеполагания.

Под экономическим ростом понимается процесс увеличения объема создаваемых материальных благ, а, соответственно, по- вышение жизненного уровня населения. Вместе с тем не всякий рост обеспечивается совершенствованием хозяйственного меха- низма, соотнесением количественных и качественных показате- лей, что обусловливает выдвижение категории экономического развития. Ей соответствует понятие «экономическая модерниза- ция». Реформы, как операционная задача, к ценностным целям новой экономической политики не относятся. Принцип эконо- мического развития предусматривает целевую установку на ка- чественное совершенствование и оптимизацию хозяйственной системы и в целом, и ее составных компонентов. Приоритетная задача достижения экономического развития заключается в уп- равлении пропорциями развитости. Модельная оптимизация экономики России предполагает решение задачи выравнивания сложившихся диспаритетов. Общая экспертная оценка современ- ного состояния российской экономики позволяет говорить о ней, как воплощении особо крупных в мировой экономической прак- тике диспропорций.

Экономический рост и развитие могут иметь смысловое зна- чение при условии сочетания их с политикой социального гума- низма. Введение в управленческую сферу категории «социальный гуманизм» определяет человеко ориентированный характер эко- номики. Человек выступает одновременно как средство (трудо- вой ресурс) и как цель экономической политики. Социальный гу- манизм подразумевает гармонизацию отношений прав и свобод отдельно взятой личности (гуманистический ракурс) с интереса- ми общества в целом (социальный ракурс). Управленческим из- мерением политики социального гуманизма является повышение социальной ответственности и оптимизация социальных функ- ций государства. Выражением политики социального гуманизма выступает установление нравственных критериев в организации гармоничных отношений: между группами внутри общества; го- сударством и личностью, государством и группами; работодате- лем и работником; в бюджетно-налоговых процедурах.

Принцип устойчивости долгосрочного развития отражает геоэкономические и цивилизационные масштабы оценок эконо- мической политики государства. Долгосрочность подразумевает

длительность рядов перспективного экономического прогнози- рования и планирования. Устойчивость предполагает выработ- ку механизмов мобильного реагирования на актуализирующи- еся в перспективе угрозы и вызовы мирового экономического развития. Приоритетной задачей в данном отношении является создание долгосрочной системы ресурсообеспечения, что обус- ловливает переориентацию российской экономики от невозоб- новляемых ресурсов к возобновляемым.

Критерий  национальной  безопасности  связан  с  безуслов- ным признанием российского государства и общества в качестве высших ценностных субъектов. Россия в настоящее время пре- одолела многие из условных пороговых значений допустимос- ти показателей экономической безопасности. Первым условием политической реализации указанного критерия является фор- мирование национально ориентированных государственно-уп- равленческих кадров, создание механизмов, препятствующих их компрадоризации.

Стратегические ориентиры экономического развития опреде- ляются через образы построения «умной и нравственной эконо- мики». Оба компонента методологически соотносятся с дефини- цией ценностной цели. Первая составляющая акцентирована на рациональной логике целеполагания, вторая — на ее ценностном содержании.

С одной стороны, умная экономика предполагает рационали- зацию государственно-управленческой деятельности в экономи- ческой сфере. Средством ее достижения является решение задачи создания устойчивого коммуникативного взаимодействия пред- ставителей властных органов и науки.

С другой стороны, необходимо выдвижение стратигемы пе- рехода от экспортно-сырьевой к инновационной модели эконо- мического развития. Важнейшей задачей является повышение наукоемкости российской экономики через создание системы единого многостадиального (от научной разработки до ры- ночной реализации) инновационного процесса. Посредством модернизации российского образования в соответствии с ре- альными запросами экономики должно быть обеспечено воз- растание фактора знаний в факторной структуре экономичес- кого развития.

Принципы «нравственной экономики» (понятие, введенное в научный оборот Ж. Сисмонди) соотносится с высшими духовны- ми идеалами человечества. Необходимо преодоление традиции рассмотрения экономики исключительно в рамках проблем мате- риального жизнеобеспечения. Следует восстановить утраченную связь экономической теории с этикой. Это предполагает импле- ментацию государственно-управленческих мер по возрождению воззрений на экономику, прежде всего трудовую деятельность, сформировавшихся в рамках духовного наследия традиционных религий России. Практические результаты государственной по- литики, наряду с экономическими показателями, должны быть оцениваемы с позиций нравственного критерия. Помимо крите- риальных функций, нравственный потенциал (идейно-духовный фактор) может быть использован в качестве особого ресурса эко- номического роста и развития.

Идейная духовность российского общества обнаруживает прямую зависимость  от деятельности государства в вопросах идеологии и национальной (цивилизационной) идентичности. Формирование идейно-духовного ресурса можно и должно рас- сматривать как государственную управленческую задачу.

Точность идеологического самоопределения связывается с идентификацией антагонистских идейных позиций. Таковые по отношению  к  национально  ориентированной  идеологии  Рос- сии на современном этапе развития — либеральные и неоли- беральные теории в экономике. Актуальность их критического развенчания определяется злободневностью задач преодоления последствий либерально-монетаристского реформирования. Ложные ориентиры неолиберального вектора развития России предшествующего периода включают следующие идеологические и программные компоненты:

− минимизация бюджетного дефицита;

− минимизация социальных расходов и функций государства;

− либерализация финансовых рынков;

− свободный обменный курс национальной валюты;

− либерализация внешней торговли (в основном за счет сни- жения ставок импортных пошлин);

− снятие ограничений привлечения иностранного капитала;

− тотальная приватизация;

− дерегулирование экономики;

− политика шоковой терапии;

− искусственная демонополизация;

− саморегуляция рыночного функционирования, подмена ры- ночной экономики рыночным саморегулированием;

− демонетизация экономики;

− ускоренная неограниченная интеграция в мировой рынок. Приверженность монетаристским теоретическим положени-

ям на сегодня означает отставание от развития мировой эконо- мической мысли. Базовой моделью российского неолиберально- го реформирования была избрана экономическая система Запада в прообразах ранней начальной стадии капиталистического раз- вития. Избранная модель не только не способствовала решению новых модернизационных задач экономики, но задала прямо противоположный вектор структурных модификаций.

Существующая вариативность реформирования экономик пере- ходного типа — восточноевропейская и китайская модели позволяет видеть возможность альтернативных по отношению к либеральному реформаторскому курсу вариантов экономической модернизации. Целевая установка российской экономической трансформации, за- ключающаяся в переходе от командно-мобилизационной системы к системе стимулированного развития, в ходе реформ не была выпол- нена и продолжает сохранять свою актуальность.

Необходимо целенаправленное преодоление экстремизма не- олиберальной идеологии и содержания современной экономи- ческой политики. Уровень государственного участия в экономике страны (восстановление монетизации экономики, доля государ- ственных расходов в ВВП, участие государства в инноватизации, научном и интеллектуальном прогрессе, социальная ответствен- ность государства), степень открытости российской экономики (проблема переэкспортизации и сырьевизации) должны быть су- щественно пересмотрены.

Идеологема полностью саморегулирующегося рынка обнару- жила на практике свою утопичность. Ряд общественно значимых функций не может быть возложен на рыночные инфраструктуры. Относящиеся к сфере экономики ролевые задачи современного государства должны включать в себя следующие направления де- ятельности:

− правовое обеспечение;

− организацию денежного обращения;

− производство общественных благ;

− минимизацию трансакционных издержек эксплуатации эко- номической системы в целом;

− регулирование уровня монополизации и содействие разви- тию добросовестной конкуренции;

− оптимизацию влияний внешних факторов — снижение не- гативного эффекта и усиление позитивного воздействия со- гласно национальным политико-экономическим интересам;

− перераспределение доходов в обществе;

− поддержание оптимального уровня занятости;

− проведение региональной политики выравнивания уровней жизни территорий;

− реализация  национальных  интересов на международной арене;

− макроэкономическое управление;

− социальную защиту населения;

− координирование развития частного сектора.

Переход к постиндустриальной фазе развития  предполага- ет усложнение управленческих механизмов. Основной смысл предполагаемой трансформации заключается в переориентации от метода директивы к методу стимула. Новая государственная политика подразумевает не только прямое государственное регу- лирование, формализуемое в виде указов и постановлений, но и формирование условий, побуждающих человека к принятию за- программированного решения. Хозяйствующий субъект не при- нуждается, а стимулируется.

Экономическая стратегия должна соотноситься с имеющими- ся у страны возможностями ее осуществления, ресурсной базой. Необходимость такого соотнесения задается требованием реа- листичности. Без учета оснований и ограничителей выдвигаемые стратигемы приобретают черты экономического утопизма. Ос- новные виды аккумулируемых в экономической политике ресур- сов — сырьевые, природно-климатические, финансовые, фондо- вые, трудовые, управленческие, пассионарные.

Целевой установкой политики государства в сфере ресурсо- сбережения является преодоление диссонанса между ресурсным

потенциалом страны и его реальной экономической отдачей. Должен быть преодолен возникший в период либерально-моне- таристского реформирования  отрыв от специфических россий- ских условий месторазвития.

Существующая структура ресурсной базы российской эконо- мики с преобладанием невозобновляемых ресурсов оценивается как архаизированная по отношению к мировым трендам разви- тия. Новая государственная экономическая стратегия Российской Федерации должна выражаться в переориентации от сырьевого компонента к человеческому.

Российские экономические ресурсы имеют двоякую природу. При отсутствии должной управленческой политики они:

а) будут оставаться нереализованным потенциалом;

б) будут играть роль тормоза перехода на качественно новые стадии экономического развития. Для преобразования потенци- ала в работающий фактор экономического роста и развития не- обходима целенаправленная ресурсная политика государства.

Ресурсная база страны задает, с одной стороны, коридор уп- равленческих решений, являясь, вместе с тем, объектом управлен- ческого воздействия. Соответственно, должна быть сформулиро- вана задача формирования особого направления государственной политики расширения и повышения качества экономических ре- сурсов, рациональной аккумуляции ресурсных потенциалов, ре- сурсосбережения.

Безусловно, усиление геоэкономических позиций России не входит в планы ее противников и конкурентов. В мировой эконо- мике присутствует жесткая конкурентная борьба, и успехи одних субъектов означают, соответственно, принижение положения других. Следовательно, надо быть готовыми к внешним вызовам. Одним из завуалированных способов осуществления конкурент- ной борьбы являются не только различного рода международные экономические индексации, но и навязываемые устаревшие и не- подкрепленные положительным опытом экономические модели. В них прослеживается тенденция принижения уровня развитос- ти и конкурентоспособности России. Исподволь для страны, за- нимающей седьмую часть мирового сухопутного пространства, навязываются формулы развития Швейцарии или Люксембурга. Новый подход заключается в признании вариативности крите-

риев успешности, находящихся в зависимости от специфических задач национального целеполагания. Сообразно с этим подхо- дом экономически успешными признаются страны, которые в наибольшей степени реализуют собственные ценностные цели и установки.

Резонирующие подтверждения этим выводам можно найти в выступлениях авторитетных участников XII Экономического форума в Санкт-Петербурге 6–8 июня 2008 г. Президент России Д.А. Медведев поставил  вопрос  об  «экономическом  эгоизме».

«Недооценка рисков крупнейшими финансовыми компаниями… привела не только к убыткам корпораций. Беднее, к сожалению, стало большинство людей на планете». «Отмечу, что развернув- шиеся на наших глазах кризисы: финансовый кризис, рост цен на природные ресурсы и продовольствие, ряд глобальных катаст- роф — ясно показывают, что система глобальных институтов уп- равления не соответствует стоящим перед ней вызовам. Наблю- дается своего рода вакуум институтов управления…».

Министр торговли США К. Гутьеррес призвал к инвестициям в создание межгосударственных глобальных учреждений по уп- равлению экономикой. Его коллега министр финансов П. Штайн- брюк высказался в том плане, что Германии недостаточно рассчи- тывать на разумность и заинтересованность частных инвесторов, необходимы и политические меры. И те и другие высказывания перекликаются с данными проделанного исследования и ставят крест на неолиберальном отказе государству в участии в эконо- мическом развитии.

Вся сложность современного геоэкономического положения России не дает оснований посыпать голову пеплом. В нынешнем своем состоянии она остается потенциально одной из мощнейших экономических держав мира. Ее роль в глобальной перспективе мирового развития экономики при условиях переориентации на национальную идеологическую платформу экономического раз- вития и с учетом ресурсных возможностей может быть оценена как ведущая. Дело за малым — за самим делом.