Материал: Идеология экономической политики - Якунин В.И.


Введение

Уже сама постановка вопроса об идеологии экономической политики  представляет  вызов  в  отношении  сложившейся  в годы реформ и существующей сегодня государственно-управ- ленческой практики России. Принцип деиделогизации при- обрел в 1990-е гг. характер политического выбора1. Запрет на государственную идеологию был установлен даже на  уровне Конституции РФ (ст. 13 п. 2: «Никакая идеология не может ус- танавливаться в качестве государственной или обязательной»). Конечно, на определенном этапе деидеологизационный пафос явился способом освобождения от схематизма, ограниченнос- ти и деструктивности, присущих части марксистско-ленинских идеологем. Выполнив свою миссию идейного обеспечения фор- сированной советской модернизации, к концу второго тысяче- летия они превратились в сдерживающий фактор общественно- го развития.

Однако критика конкретной идеологии была распространена на любые идеологические концепты. Под лозунгом деидеологизации подверглись искоренению органичные ниши аккумуляции идей- но-духовных потенциалов государственности, ее мировоззренчес- ких скреп и ценностных ориентиров. Как человек без смысла жиз- ни, так и государство без идеологии нежизнеспособно.

Образовавшийся в результате идейный вакуум теперь осоз- нается как проблема и представителями новой генерации госу- дарственной власти. Осторожно говорится о необходимости вы- движения интегрирующей российскую национальную общность идеи. Но национальная интегрирующая идея и есть не что иное, как идеология.

В действительности абсолютно деидеологизированных госу- дарств не существует. Декларации об отсутствии государствен- ной идеологии не должны ввести в заблуждение. Зачастую они резко диссонируют с реальной, идеологически сформатирован- ной политикой. Кто скажет, например, что государственная идео- логия отсутствует в Соединенных Штатах Америки? Идеологемы США не только служат руководством к действию для политиков

1 Якунин В.И. К вопросу о качестве государственной политики // Свободная мысль. 2007. № 3.

Белого дома, но и навязываются в качестве универсалиев для все- го мира, зачастую даже силой оружия.

Государство, не имеющее собственной идеологии, зачастую попросту вводится в идеологический формат другого государс- тва, обслуживает его интересы. Крайне идеологизированной, не- смотря на все прокламации о деидеологизации, являлась полити- ка Российской Федерации 1990-х гг. Идеологическим основанием российского реформаторства ельцинского периода служил не- олиберализм. Многие из неолиберальных стереотипов и в насто- ящее время по-прежнему служат препятствием управленческой эффективности государственной власти в России.

Реальный выбор, таким образом, осуществляется не между полюсами идеологизации и деидеологизации, а между различ- ными в содержательном отношении идеологиями. Национально ориентированная власть должна опираться в своей политике на соответствующую национальную идеологическую базу.

Под идеологией в данном случае понимается система концеп- туально оформленных представлений, идей, целей и ценностей, отражающих групповую самоидентификацию различных субъек- тов политики, включая государство. Приобретая общегосударс- твенный статус, единая идеология может быть декомпозирована, может приобретать конкретный облик в виде осуществляемых государственной властью частных политик. Определение при- нципов национально ориентированной государственной идео- логии в сфере экономики и составляет задачу представленного в данной монографии исследования.

Можно предвидеть два основных возражения по отношению к сформулированной задаче. Первое заключается в распростра- ненной практике наклеивания ярлыка тоталитаризма. Предуп- реждая такого рода намерения, авторы обращают внимание на точность адресации применяемого  понятия  «идеология». Речь идет не о построении новой идеократиии как политического ре- жима. Идеология политики — это не идеология общества. Да и политика здесь понимается как управленческая практика госу- дарства.

В управлении важны неотъемлемые атрибуты: цели, средства, субъекты и объекты, ресурсы, планы и программы, система кон- троля и коррекции. По крайней мере цели и средства совершенно

обусловлены ценностным выбором, а это уже мировоззренческие и идеологические в предлагаемом смысле категории. При этом идеологический выбор задается государству — субъекту управ- ления, что не исключает идеологического дискурса в обществе или личностных прав и свобод. Поэтому легче всего привыкнуть к постановке вопроса об идеологии понимая под ней ценностный выбор. Что ценно для человека, общества, групп, государства? Какие ценности (цели развития) относятся к нравственным и признаваемым как общественное благо? В чем конфликт интере- сов субъектов экономических отношений и согласованный под- ход к принципам их баланса? Вот этот ряд вопросов и формирует идеологию в том понимании, которое необходимо для становле- ния осмысленной и гуманистичной экономической политики го- сударства.

Другим традиционным приемом в дискурсе служит противо- поставление идеологии науке. Экономическая теория, часто ука- зывают нам оппоненты, не допускает идеологизации. Характер- но, что собственные теории, имеющие все признаки идеологии, например, неолиберализм, преподносятся ими исключительно как наука. На самом деле претензия на монополизированное пра- во оперировать категорией научности только в рамках одного из идеологических подходов не обоснована. Происходит подмена понятий «идеология» и «политическая (а часто и банально лоб- бистская) ангажированность». Между тем идеологическая со- ставляющая неизменно присутствует в общей логике научного восхождения. Именно с ней связан изначальный мировоззрен- ческо-ценностный  выбор  исследователя. К выводам  идеологи- ческого порядка он может прийти также на итоговой стадии на- учного поиска, выстраивая из разрозненных научных дисциплин концептуально единую, интегрирующую их систему.

Не в меньшей степени, чем идеология, в применении к россий- ской государственно-управленческой практике нуждается в реа- билитации понятие «стратегия». Во многом справедливая крити- ка советского Госплана привела к отрицанию целесообразности любого государственного планирования. Сегодня, к счастью, все больше признается необходимость индикативного и стратегичес- кого планирования. Пока, правда, это удается главным образом в масштабах краткосрочной перспективы.

Однако эффективность планирования в любой временной развертке будет несостоятельна при  отсутствии комплексного ценностного выбора, целеполагания, общего видения путей и ме- ханизмов достижения поставленных задач. Необходимо именно стратегическое осмысление экономической политики. Без соот- ветствующей стратегизации экономика страны будет по-прежне- му пребывать в дрейфующем малоуправляемом состоянии, на- ходясь в зависимости от внешних средовых условий и внешних политических и геополитических интересов.

Принятие базового, в управленческом отношении, понятия

«экономическая политика» опирается на общефилософское представление о познаваемости общественных явлений. Гносео- логическим основанием выдвигаемого методологического под- хода является представление о принципиальной  возможности познания экономических феноменов. Соответственно с этим вы- бором в качестве ключевого авторами рассматривается принцип относительной управляемости экономическими процессами. Сообразно с ним не может быть признана абсолютно правомер- ной неолиберальная позиция, однонаправленно исключающая (минимизирующая) возможности государственного управления экономикой и максимизирующая саморегуляционный потен- циал рынка.

Теоретические основания формирования экономической по- литики опираются на исходный мировоззренческо-ценностный пласт, включающий философские, этические, историко-культур- ные компоненты. Свою задачу авторы видят в уточнении содер- жания этих компонентов применительно к российскому госу- дарственному контексту.

Специфика выдвигаемого подхода заключается в принятии исходного для управленческого проектирования  понятия «цен- ностная цель». Введение категории ценностных целей в научный и управленческий оборот обусловливается неудовлетворитель- ностью применения традиционной объяснительной модели эко- номики, опирающейся на абстрактный образ «экономического человека». Предлагаемый новый подход находится в развитии альтернативного направления экономической теории, связанного с привнесением в нее категории «ценность». Деформированному образу «экономического человека» противопоставляются  «гар-

моничный человек», «социальный человек», рассматриваемые во всем многообразии его личностного существования.

Методологической новацией является распространение ка- тегории ценностей в экономике от их только объяснительного применения на уровень принятия управленческих решений. Ло- гичность и последовательность экономической программы оце- нивается по критерию соответствия ценностному целеполага- нию2.

Одной из главных ошибок существующей практики государс- твенного управления является подмена ценностного целеполага- ния — институциональным, ценностных целей — администра- тивно-управленческими. Прослеживается тенденция логической деформации научно-теоретического метода через подмену це- левого уровня — средствами, стратегии — экономическим инст- рументарием. Преодоление тупика антистратегизации эконо- мической политики представляется возможным при выходе за традиционные дисциплинарные рамки экономики. Выйти на ка- тегориальное понимание природы ценностного целеполагания, оставаясь исключительно в рамках экономического осмысления нельзя. Требуется междисциплинарный подход, который и реа- лизуется в представленном исследовании.

Специфика предлагаемого ценностного выбора заключается в его интегративном характере. Крайности модернизма и кон- серватизма преодолеваются в их центристском синтезе. Крайние подходы ценностного целеполагания в выборе экономических решений определяются противопоставлениями:

− глобализм — самоизоляция;

− открытость — автаркия;

− саморегулирующийся рынок — административное управле- ние;

− всеобщность свободной конкуренции — тотальность госу-

дарственной монополии;

− абсолютное разгосударствление  — этатизм;

− экономический индивидуализм — корпоративно-коллекти- вистское хозяйствование;

2 Якунин В.И. и др. Государственная  экономическая политика России. М.: На- учный эксперт, 2007.

12

 

− абсолютизм свободного предпринимательства — госпатер- нализм;

− свободный рынок труда — мобилизационная экономика;

− снятие с государства функций социального обеспечения —

распределительное государство;

− абсолютизация  принципа  равенства  экономических  воз- можностей — социально-экономическое уравнивание;

− исключительно  материальные   механизмы   стимулирова- ния — режим идеократии.

Практической задачей, решаемой на уровне ценностного це- леполагания, является определение специфического для России оптимума в обозначенных альтернативах выбора приоритетов. Целевая установка заключается в нахождении меры реализации ценностных принципов — меры автаркийности, меры этатичнос- ти, меры корпоративности,  меры идеологизированности и т. п. Авторы призывают уйти от бесплодных споров типа только это или только то решение обеспечит успех экономического разви- тия. Исходя из принципиальных позиций, авторами ставится на- бор задач на оптимизацию, при использовании критериев опти- мума ценностного содержания.