Материал: Идеология экономической политики - Якунин В.И.


Глава 6. стимулированное экономическое развитие

В неолиберальной интерпретации кризис и последующая гибель СССР связываются с утопичностью самой идеи органи- зации экономики  на принципах государственного управления. Согласно пониманию сторонников консервативно-этатистского подхода процессы распада, напротив, были вызваны ослаблени- ем вожжей государственности. Действительно, в эпоху позднего социализма советская система все более стагнировала. Наблюда- емое, впрочем, замедление темпов роста не стоит переоценивать. Оно совпадало с общемировым снижением роста ВВП в высоко- развитых странах мира. Американская модель экономики в этом отношении не была лучше советской (рис. 6.1)1.

Переход к постиндустриальной фазе развития  предполагал усложнение управленческих механизмов, а отнюдь не упразд- нение самого управления. Рычаги управления превращались из директивных ремней в невидимые нити. Основной смысл пред- полагавшейся трансформации заключался в переориентации от метода директивы к методу стимула. Даная задача была несоиз- мерима сложнее в реализации, чем традиционная схема управ- ления. Она предполагала не только формализацию воли пра- вительства в виде указов и постановлений, но и формирование контекста, побуждающего экономического человека к принятию запрограммированного решения. Хозяйствующий субъект не принуждался,  а стимулировался. Государство перемещалось с авансцены экономики за ширму, расширяя при этом поле своего функционирования.

Именно такая стратегическая трансформация системы го- сударственного управления экономическим развитием была в конце второго тысячелетия осуществлена на Западе. Россия, как известно, пошла по прямо противоположному пути, не только не построив управленческой модели, соответствующей обществу постиндустриального типа, но и разрушив ту, которая соотно- силась с экономикой индустриализма. Учитывая накопленный западными странами опыт организации стимулированного раз-

1 Иоффе Я.А. Мы и планета: Цифры и факты. М., 1988. С. 146.

вития экономики, целесообразен анализ существующих механиз- мов его институциональной имплементации.

год

Рис. 6.1. Погодовые темпы роста промышленного производства в ряде экономически развитых стран мира

(середина 1970-х — середина 1980-х гг.)

6.1. Стимулирование развития как метод государственного управления экономикой

Система национальных экономик современных стран Запада весьма далека как от прямого дирижизма, так и от саморегуля- ции. Государственно — управленческие механизмы точно инкор- порированы там в структуры рыночного хозяйства. Реминисцен- ция модели директивного социализма может создать иллюзию о минимизации управленческих функций государства в западных странах. На самом же деле эффект отсутствия вызван существен- ным повышением качества управления в постиндустриальном мире. Высшее управленческое искусство заключается не в том, чтобы заставить человека делать шаги в соответствующем на-

правлении, а создать такие условия, когда он сам придет к выводу о целесообразности такого действия, воспринимая решение о его совершении, как свое собственное. Запад перешел от прямого уп- равления к стимулированному.

Не директива, а стимул ныне является основным управлен- ческим инструментарием. Понятие  «невидимая рука», которое использовал  А. Смит  в  применении  к  саморегулирующемуся рынку, могло бы быть переадресовано теперь к современным за- падным государствам2.

В теории государственного управления экономикой  приня- та классификация управленческих методик по трем основным группам административного, прямого и косвенного регулятив- ных воздействий3 (табл. 6.1)4. Понятие «стимулированное разви- тие» соотносится со вторым и третьим классами регулирования. Различия их между собой связываются с жесткой адресной на- правленностью в первом случае и опосредованной — во втором. Прямое регулирование осуществляется, как правило, при недо- статочности собственно инструментов рынка для решения сто- ящих перед экономикой насущных задач. Косвенные же методы построены, как правило, на несущей конструкции самих рыноч- ных механизмов5.

В истории СССР косыгинские реформы можно рассматривать как нереализованный шанс перехода к системе стимулированно- го развития.

Отсутствие материальных стимулов труда являлось в свое время одним из главных направлений критики экономики со- циализма.  Косыгинские реформы  второй  половины  1960-х гг. предоставляли реальный шанс перехода СССР к модели стиму- лированного экономического развития. Сам Председатель Со- вета министров говорил, что через введение хозрасчета можно осуществить переход к более совершенной форме организации

2 Постиндустриальный мир и Россия. М., 2001.

3 Шамхалов Ф. Основы теории государственного управления. М., 2003.

4  Ерохин С.В. Эффективное использование инструментов государственного регулирования общественного воспроизводства как основа устойчивого со- циально-экономического развития // <www.ephes.ru>.

5  Хавина С.А. Основные тенденции развития государственного регулирова- ния экономики за рубежом и в России // Государственное регулирование эко- номики: Мировой опыт и реформа в России (Теория и практика). М., 1996.

Таблица 6.1

Классификация методов государственного регулирования экономикой в условиях рыночного хозяйства

 

Вид методов регулирова- ния

 

Группа методов

 

Метод

Админис- тративные методы

Правовое регулиро- вание

Законы и другие нормативно-право- вые акты

Стандартизация и лицензирование

Экологические стандарты

Лицензирование видов деятельности

Лицензирование экспорта

Антимонопольное регулирование

Контроль за монопольными рынка- ми

Недопущение ограничения конку- ренции в отраслях, не являющихся естественными монополиями

Управление государс- твенной собствен- ностью

Управление государственными пред- приятиями

Производство социально значимых товаров и услуг

Прямое эко- номическое регулирование

Безвозвратное целе- вое финансирование отдельных групп населения

Пособия

Доплаты из фондов различных уровней

Единовременные выплаты

Безвозвратное целе- вое финансирование предприятий

Льготные кредиты

Дотации

Налоговые льготы (например, для инвесторов)

Безвозвратное целе- вое финансирование отраслей

Отрасли социальной сферы

Отрасли национального значения

Налоговые льготы для отраслей

Безвозвратное целе- вое финансирование территорий

Субвенции

Косвенные методы регу- лирования

Бюджетно-налоговое регулирование

Государственные программы

Государственные заказы

Определение и изменение налоговой структуры

Изменение налоговых ставок

Окончание таблицы 6.1

 

Вид методов регулирова- ния

 

Группа методов

 

Метод

 

 

Изменение порядка расчета налого- облагаемой базы

Смена форм налогообложения

Система дифференциации льгот и скидок

Наличие отсрочек платежа налога

Порядок аннулирования налоговой задолженности

Порядок дифференцированного подхода в налогообложении

Кредитно-денежное регулирование

Изменение процентной ставки

Изменение нормы обязательных резервов

Внешнеэкономичес- кое регулирование

Регулирование валютного курса

Таможенное регулирование (квоты, тарифы)

 

государственного управления. Очень символично название принятого  4 октября  1965 г. постановления  ЦК КПСС и  Сов- мина СССР «О совершенствовании планирования  и усилении экономического стимулирования промышленного производс- тва», которое, как считают, дает начало реформированию. В нем четко говорилось, что функционирование народного хозяйства

«строится на сочетании централизованного руководства с хо- зяйственной самостоятельностью и инициативой предприятия». Рыночные стимулы при данной постановке вопроса не только не противопоставлялись плановой экономике, но преподносились как ее базовая составляющая.

Стимулированное развитие, звучал косыгинский императив, может иметь планируемый характер. Ничего подобного в мире на тот момент не существовало. Критически переосмысливался опыт Югославии, в которой народнохозяйственный  план, сво- дящийся главным образом к прогнозированию, превратился в формальный  придаток рыночной  конкуренции. В косыгинской

модели государственное планирование и инвестирование, пос- тупающее из союзного бюджета, сохраняли роль основных эко- номических регуляторов.

Программа расширения оперативной самостоятельности хо- зяйствующих субъектов включала такие элементы, как: исполь- зование части прибыли на материальное поощрение работников, улучшение социально-культурных условий, развитие инфраструк- туры, внедрение новых образцов техники; определение в рамках поставленных государственным планом задач, объема производс- тва, ассортимент и номенклатуру выпускаемой продукции; само- стоятельное взаимодействие с потребителем и поставщиками не- обходимого в производственном цикле материально-технического снабжения; установление по собственному усмотрению структуры организации труда и штатного расписания. Планировалось, что с переходом предприятий к критерию рентабельности, затраты из их фондов на внедрение новых образцов техники возрастут с 720 млн руб. (в 1964) до 4 млрд руб. Финансовые взаимоотношения с го- сударством предполагалось свести в основном к плате за фонды, размер которой, как правило, устанавливался на 6\%-ном уровне от их стоимости. Особая рентная форма выплат предусматривалась для предприятий, которые, в силу особых благоприятных условий, получали бы прибыль независимо от собственных усилий.

Первоначально, в 1966 г., реформа была «обкатана» на 43 пе- редовых заводах и фабриках. Массовый переход к стимуляцион- ной схеме управления хозяйствующими субъектами состоялся в

1967 г., а к концу пятилетки уже 90\% из них функционировали в рамках нового управленческого формата. Полученный результат наглядно иллюстрировал преимущества косыгинской модели уп- равления экономикой. За восьмую пятилетку объем полученной в промышленности прибыли возрос в 2,5 раза (рис. 6.2). В сред- нем за год она увеличивалась на 20\%, тогда как в предшествую- щее десятилетие — только на 10\%. Характерно, что именно на

1967 г. — время широкой имплементации новых управленческих механизмов пришелся наиболее стремительный скачок прироста промышленной продукции. Разница в статистических показате- лях с предыдущим годом обеспечивалась как раз стимулирующи- ми факторами6.

6 Народное хозяйство СССР в 1970 году. М., 1971. С. 132.

Косыгинский проект перевода советской экономики на рель- сы стимулированного развития, ввиду влияния политической ко- нъюнктуры (прежде всего событий «пражской весны»), был, как известно, еще до окончания восьмой пятилетки свернут. Однако сама его разработка на уровне высшего советского руководства указывает, что проблема модернизации управления экономикой в сторону развития стимулирующих механизмов стояла со всей остротой еще в середине 1960-х гг. А.Н. Косыгина тогда «поправи- ли», и в настоящее время можно констатировать факт 40-летнего запаздывания в осуществлении необходимой трансформации7.

год

Рис. 6.2. Прирост продукции промышленности в восьмую пятилетку

(в \% к предыдущему году, 1965 г. = 100\%)

6.2. Налоговое и кредитное стимулирование

Одним из наиболее ранних стимулирующих развитие эконо- мики рычагов выступала налоговая политика. Элементы такого подхода обнаруживаются еще в Российской империи, с харак- терным для нее доминированием косвенного налогообложения. В классической  политической экономии под налогом понималось

7 Белоусов Р.А. Экономическая история России: XX век. М., 2006. С. 34–55.

не более чем систематическое изъятие части доходов у самосто- ятельно хозяйствующих субъектов. Смитовский тетраэдр нало- гообложения включал в себя принципы соразмерности, опреде- ленности, удобности и дешевизны8.Теоретическое обоснование применения налогов как стимуляционного регулятора было пред- ставлено кейнсианством. Посредством прогрессивного налогооб- ложения, указывал Дж.М. Кейнс, происходит изъятие излишков денежных сбережений в обществе, трансформирующихся таким образом в инвестиции. Налоги определялись как встроенные в экономическую систему «механизмы гибкости»9. Применение рычагов налогообложения в целях стимулированного развития не может иметь фронтальный характер. Посредством налоговых льгот и преференций создаются экономические зоны и ниши, де- ятельность в которых, при прочих равных условиях, оказывается более прибыльной10.

Традиционным для кейнсианства рецептом государственной экономической политики является, как известно, регуляция ве- личины банковских процентных ставок. В целях стимулирования роста валовых показателей экономики, полагал Дж.М. Кейнс, сле- дует проводить курс на их понижение11. Точно так, минимизируя процентную ставку, поступают сейчас в Западной Европе. В Рос- сии все наоборот. Ставка по кредитам в Российской Федерации выше, чем в какой бы то ни было из стран, за исключением Вен- грии, входящих в Европейский союз (рис. 6.3)12. При страновом статистическом сопоставлении данный показатель удивительным образом коррелирует с достигнутым потенциалом экономической развитости. Имея более высокую процентную ставку, чем в ЕС, Россия в то же время обладает более низкой величиной ссудного процента, чем любая из стран Содружества Независимых Госу- дарств (рис. 6.4). На сравнительно низком, во всяком случае при сопоставлении с Российской Федерацией, уровне поддерживаются

8 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962.

9  Кейнс Дж.М. Избранные произведения. М., 1993; Он же. М. Общая теория занятости, процента и денег. М., 2002.

10 Свечкина А.Л. Зарубежный опыт государственного регулирования финан- сового рынка // <www.rusnauka.com>.

11 Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег.

12  Россия и страны-члены Европейского союза. 2005: Статистический сбор- ник. М., 2005. С. 192–193.

MpniiH,qiUI   !'{$:W#:W#:¥$.i 2,57

4,31

 

Hlf,QepnaH,qa,l  .::.:::::::;:::::::::;:::::::::;:::;111  2,75

4,4

 

W&el.IIUI · ·: ·:::::·*·:::::·*·:::::.::: ·:::::·*·:::::;4

Mcn&HIUI    :·: ·:·····:·:·.·····:·:·:·····:·.,·:·····.·:·.¥·..·.:.

BeniiKO&piiTBHIUI  :••s·::::::!:;:!M:!f:!::•:, .$+!;!;!:;;;•::::::;:::

II»MHIUIH,qiUI    •:::•.;:::•:::;.;:::•:::;.;:::•:::;.·.;:::•:::;.;:::•:::;.;:::•:::;.  4,82

ltnu'IIUI  •'i;i!•!•!•'•!•!•!•!•'•!•!•!•!•'•!•!'•!•'•'•!•'•!.•..•!•!.•.:.·.:····   5,03 noptyrUIIUI •!•!•.•:·:·:·:·.·:·:·:·:·.·:·:·:·:·.···:·:·:·:·.·:·:·:·:·.·:·:·:·:·.···:·: 5,19 n10KC8M6ypr   :;&;;:;::;;:;:;:;::;;:;:;:;::;::::·.;:;::;;:;:;:;::;;:;:;:;::;::::-.;::'3 5,27

Cl»p&HLIIUI    :·······'ili'•!•!•'i:i'•!•!•'i:i'•:•:···'i!t::···'i!t::•:•'i!t::···::'ili'•'•!:'ili'•!•!:<:ll 6,6

SenbriUI $•W:·:·:$i·:·:·:$i·:·:·:$$i:.;!:$i:.;!:$!:·:::*&:::.:4:::.:4:::6,7

rpeLIIUI  ::-:::::::::::::;:::::::::;::::::: ::::::::::::;:::::::::;::::::: ::::::::::::;:::::::::;: ::: ::  &,79

nonbWI   ·:···.·:•?.•:·:·:•?.•:·:·:•?.•:·:·.·:•?.•:·:·:•?.•:·:·:•?.•:·:·.·:•?.•:·:·:•?.•:·:·:•?.•:·:·.·:•?.•  7,56

KMnp  ·.s•::::!!:!s::::!!:!s:::::::::.s::::!!:!s::::!!:!s:::::::::.s::::!!:!s::::!!:!s:::::::::.s:::::i;: 7,66

Cnoaa111U1  :';;!:::·:::·:::::·:::·:::::·:::·:::.:::·:::·:::::·:::·:::::·:::·:::.:::·:::·:::::·:::·:::::·:::·:::.:::·:::·:::::·:::·:::::·:::·: 9,07

·----------·11,4

 

rapMBHIUI  •::: :;:•:•:;:;:;:•:•:;:;:;:•:•:;:; :;:;:•:;:;:;:;:•:;:;:;:;:•:;:; :;:•:;:;:;:;:•:;:;:;:;:•:;:;:; :;:•:•:;:;:;:•:•:;:;:;:•:•:;:; :::S! 9,7

 

 

POCCIUI

\%

0          2          4          6          8          10        12        14

Pa-te. 6.3. npo eHTHble CTaBKI-1 no KpeAa-tTaM B crpaHax  EC 1-1  Pocca-ta-t

 

Рис. 6.4. Процентные ставки по кредитам в ряде стран СНГ

показатели ссудного процента в банках динамично развивающих- ся экономик Азиатско-Тихоокеанского региона (рис. 6.5). А вот в перманентно кризисной в последние годы Бразилии ставка бан- ковского кредита в 4,8 раза выше российской.

При такой модели кредитования представители бизнеса, ес- тественно, предпочитают обращаться в иностранные банки. И, вложив в них деньги, финансируют тем самым экономику зару- бежного государства. В самой Европе по критерию процентной ставки прослеживается четкая дифференциация традиционных капиталистических и переходных экономик. Наименьший же ссудный процент установлен в Ирландии, уже длительно де- монстрирующей самые высокие темпы роста по ЕС. С середины

1990-х гг. ставка кредитования понизилась в ирландских банках в

2,6 раза, коррелируя с одновременным возрастанием среднегодо- вых показателей валового внутреннего продукта13.

13  Россия и страны мира. 2006: Статистический сборник. М., 2006. С. 296–

297.

 

Рис. 6.5. Процентные ставки по кредитам в ряде стран

Азиатско-Тихоокеанского региона

6.3. Государственное регулирование и стимулирование на рынке труда, в энергетике, инноватике

Одной из угроз перспективам долгосрочного устойчивого развития экономики ЕС является предопределенный тенденцией старения населения тренд возрастания демографической нагруз- ки. Увеличение доли пенсионеров в структуре общества объек- тивно увеличивает трудовое бремя, ложащееся на экономически активные возрастные группы. В настоящее время возраст каждо- го пятого жителя Европы — более 60 лет. В Германии представи- тели этой генерации составляют 24\% населения, в Италии — 25\%. Современная Россия, провозгласившая демографическую поли- тику одним из национальных приоритетов, отнюдь не является первооткрывателем материальных механизмов стимулирования рождаемости.

Комплекс разработанных в странах ЕС управленческих мер стимулирующих репродуктивность,  включает более широкий, чем в России, спектр воздействий на демографическую ситуацию: пособия по родам и временной утрате трудоспособности в связи

с беременностью; детские пособия; снижение подоходного нало- гообложения для родителей; предоставление отпусков по уходу за детьми при сохраняемой фактически в полном объеме (до 90\%) заработной плате; учет в трудовом стаже при исчислении пенси- онного обеспечения времени ухода за ребенком; субсидирование и льготное целевое кредитование данных семей и пр. Характерно, что активную политику в этом направлении проводят, наряду с государственными органами, наднациональные структуры Евро- пейского союза14.

Вместе с тем стимулирование рождаемости не исчерпывает арсенала средств, используемых государствами ЕС для решения проблемы возрастающей демографической нагрузки. Они в го- раздо большей степени ориентированы в этом вопросе на имп- лементацию экономических стимулов рационального исполь- зования трудовых ресурсов. Ключевым концептом снижения демографической нагрузки является курс на увеличение эконо- мической занятости. Стратегический характер имел произошед- ший в Европе переход от политики  стимулирования спроса к политике стимулирования предложения на рынке труда15. Кри- терием успешности государственного управления стала оценка количества созданных рабочих мест.

Утвердившаяся в ЕС политика стимулирования экономичес- кой активности населения включает следующие управленческие компоненты: оптимизацию системы поиска работы для лиц, не имеющих постоянного трудоустройства; установление эконо- мических санкций по отношению к «идейным безработным»; активизацию трудоустройства женщин, осуществляемую через развитие гибких форм занятости, таких, как надомная работа; расширение вовлеченности в трудовую деятельность не утратив- ших физических способностей к труду лиц пенсионного возрас- та; динамизацию на основе научной организации труда режима рабочего времени на предприятиях16. Аккомодация этих мер осу-

14  Клавдиенко В.П. Экономическое стимулирование устойчивого развития в ЕС (Национальный и наднациональный уровни). Автореф.дисс. … д-ра экон. наук. М., 2007. С. 23–25; Государственная политика вывода России из демогра- фического кризиса. М., 2007. С. 395–488.

15  Зиберт У.С. Регулирование рынка труда: Некоторые результаты сравни- тельного анализа // <www.polit.ru>.

16 Клавдиенко В.П. Указ. соч. С. 25–27.

ществлялась в рамках реализуемых рядом европейских стран на- циональных программ занятости. Принятая в 2000 г. на уровне интегрированного  руководства ЕС Лиссабонская стратегия ус- тойчивого развития наметила в качестве ориентира достижение до 2010 г. 75\%-ного, по отношению к возрастам экономической активности, уровня занятости. Уже к 2005 г. указанный рубеж не- которыми из европейских стран был успешно преодолен, что сви- детельствовало об эффективности предпринятых государством шагов. В России же с середины 1990-х гг. показатель занятости остается на неизменном, хотя и относительно высоком, уровне, а для возрастов 15–24 года — даже уменьшился (рис. 6.6)17.

\%

Рис. 6.6. Рост уровня занятости населения по возрастной группе

15–64 лет в ряде стран ЕС и России за 1995–2003 гг. (1995 г. = 100\%)

Серьезным вызовом для экономики ЕС является все возраста- ющая зависимость от импорта энергоресурсов. Повышение цен на энергоносители чревато кризисными последствиями для хо- зяйственной системы ряда ведущих европейских стран. Поэтому в геостратегическом смысле можно оценить проводимую в пос-

ледние годы государствами ЕС политику стимулированного раз- вития технологий, связанных с переходом к новым источникам энергетики. Система управленческих стимулов в организации та- кого перехода включает в себя: резкое уменьшение уровня субси- дирования технологий, базирующихся на использовании органи- ческих энергоресурсов; повышенное налогообложение отраслей и направлений экономики, ориентированных на традиционные виды источников энергии; использование экологических нало- говых механизмов; установление по отношению к предприяти- ям-потребителям энергии специального энергетического налога; дифференцированное регулирование ставок налогообложения в зависимости от энергетических продуктов; фокусное субсидиро- вание, предоставление ценовых и налоговых льгот на потребле- ние и производственное использование возобновляемых источ- ников энергии; акцентированная поддержка НИР, направленных на разработку технологических и технических решений нетради- ционного энергоресурсного обеспечения и развитие энергосбе- регающих систем; информационно-рекламная  политика энерго- ресурсной переориентации18.

Прослеживается и страновая вариативность основных форм стимулирования развития возобновляемых видов энергетики, указывающая на широкие возможности согласования управлен- ческих механизмов с национальной спецификой (табл. 6.2)19.

О действенном характере управленческого курса переориен- тации на НВИЭ указывает, например, гарантируемая в Германии для инвесторов закупка энергии по фиксированным ценам на 20- летний период. Результатом явилось установление в ФРГ самых мощных в ЕС ветроэнергетических агрегатов. В 2003 г. они дава- ли около 12 тыс. мВт энергии, превосходя совокупные показатели аналогичных установок в имеющих более климатически выгод- ные условия Ирландии, Великобритании, Эстонии и Франции в

15 раз. Доля Германии в мировом производстве энергии ветро- энергетическими агрегатами составляет в настоящее время 36\%.

В целом за последнюю четверть века реализации политики стимулированного развития энергоемкость производства сокра-

18 Клавдиенко В.П. Указ. соч. С. 27–32.; Экономика США / Под ред. В.Б. Супя- на. СПб., 2003. С. 305–310.

19 Там же. С. 30.

Таблица 6.2

Основные экономические стимулы развития нетрадиционной энергетики в странах ЕС

 

Форма (инструмент) экономическо- го стимулирования

Страна, использующая данный стимул

Компенсации к тарифам

Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Испания, Люксембург, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция

Тендеры и «зеленые сертификаты»

Австрия, Бельгия, Великобритания, Дания, Ирландия, Италия, Франция, Швеция

Освобождение от экологических на- логов

Австрия, Великобритания, Германия, Литва, Нидерланды, Словакия, Че- хия, Эстония

Освобождение от экологических налогов, инвестируемых в нетради- ционные виды источников энергии (НВИЭ)

Венгрия,         Нидерланды,             Франция, Швеция

Компенсации к тарифам из специаль- ного фонда, образуемого от продажи квот на выбросы

Австрия,  Бельгия,  Великобритания, Италия, Швеция

 

тилась в Европе почти вдвое. Наметилась тенденция перехода от нефти к более безвредному в экологическом отношении газу. ЕС прочно занял лидирующую позицию в мире по производству энергии на основе возобновляемых экологически чистых источ- ников.

Рассмотрение доли НВИЭ в структуре выработки электро- энергии иллюстрирует колоссальное отставание России от любой из европейских стран (рис. 6.7)20. Уже сейчас в Дании фактически пятая часть потребляемой электроэнергии связана с нетрадици- онными видами источников. Нетрудно при таких показателях предсказать скорое наступление ситуации, когда российские нефть и газ Европе более в такой степени не понадобятся.

 

Рис. 6.7. Доля НВИЭ в производстве электроэнергии в странах ЕС и России (геотермальная и солнечная электроэнергия, электроэнергия ветра, приливов волн, электроэнергия возобновляемых видов топлива и отходов)

Хорошо известно, что экономический прогресс обеспечи- вался во все времена фактором инноваций. В настоящее время во всех странах, позиционирующих себя как высокоразвитые, их доля в приросте валового внутреннего продукта имеет тренд возрастания (рис. 6.8)21. В среднем по ЕС значение инновацион- ного фактора достигло к началу нового тысячелетия половины всех составляющих роста ВВП. В Германии и Австрии он достиг за последнее время 67\%, что почти вдвое выше, чем соответству-

21  World Economic Outlook. Wash., 2006. Sept. P. 189, 202; World Trade Report. Geneva: WTO, 2004. P. 170–171; World Economic Outlook. Wash., 1999. Oct. P. 74.

ющие показатели по также относимым к числу инновационных лидеров США. Следовательно, отнюдь не рынок, равно действую- щий на экономических пространствах Северной Америки и ЕС, а целенаправленные управленческие усилия обеспечили западно- европейский (особенно германский) эффект инновационности.

Рис. 6.8. Динамика вклада инновационной составляющей в рост ВВП

Обращает на себя внимание, что в Европе госсектор обес- печивает меньший в долевом отношении объем финансирова- ния НИР, чем в России, что актуализирует применение имен- но стимулирующих, а не директивных механизмов управления инновациями. Данное указание, впрочем, нельзя оценивать как призыв к переориентации заказов на науку от государственных учреждений к частным компаниям. Например, в Новой Зелан- дии доля госсектора во внутренних расходах на НИР выше, чем в России. Это, однако, не мешает новозеландцам демонстри- ровать более высокую интенсивность разработок и внедрения инновационных технологий. В КНР доля госсектора как потре- бителя расходов на НИР находится на уровне российского, что

не препятствует китайским ученым решать самые амбициозные научные задачи22.

Еще в 1960-е гг. наука на Западе функционировала фактичес- ки как самостоятельная по отношению к экономике сфера. Пря- мые задачи развития экономических секторов, за исключением оборонно-промышленного комплекса, перед ней не стояли. Госу- дарственная научная политика, отмечают исследователи, носила в этот период черты культурной политики. Переориентация на- учно-исследовательских разработок на решение практических за- просов и вызовов экономики началось в западных государствах со второй половины 1960-х гг. Наука теперь стала определяться как фактор экономического роста. В соответствии с этим подхо- дом, стимулируются прежде всего разработки, ориентированные на повышение роста и конкурентоспособности производимой продукции. С середины 1970-х гг. концепция  государственного управления научной политикой вновь изменилась, будучи рас- ширена от понимания ее как катализатора роста ВВП до интег- рального рассмотрения в качестве факторной основы экономики в целом. Интегрирующим ядром явилась первоначально эколо- гическая проблематика, а со второй половины 1980-х гг. — кон- цепция  устойчивого развития23. И, наконец, в конце 1990-х гг. научно-техническая политика на Западе окончательно трансфор- мировалась в инновационную24.

Государство, в отличие от б