Материал: Современный литературный белорусский язык - Курсовая работа


Чередование гласных

 

Кроме беглых гласных, своеобразие белорусской системе гласных придает исторический процесс перехода [е] и [о] (ё), характерный также для всех восточнославянских языков. Этот переход осуществлялся после мягких согласных перед твердыми и в конце слов в положении под ударением: вёска (деревня), вавёрка (белка), лён, жыццё (жизнь), усё (всё), чорны, бяроза. В [о] (ё) переходил только звук [е], который возник из [е] или [ь], но не переходил [ъ], который впоследствии также стал произноситься как [е]. Поэтому, например, переход [е] в [о] (ё) не наблюдается з словах лес, сена, абед, шэры, табе, руцэ. Исключение — вёдры, сёдлы, гнёзды, в которых ранее был [ъ].

В белорусском языке этот переход не произошел также перед отвердевшими согласными [ж], [ш], [ц], [дж], поэтому и существует разница в произношении русских и белорусских слов, сравните: адзежына и одёжина (рус. одежда — заимствование из старославянского языка, которому переход [е] — [о] (ё) неизвестен), цешча и тёща, лежачы и лёжа, даеш и даёшь, нясеш и несёшь, пячэш и печёшь и т. д.

В русском языке [ч] и ныне является мягким звуком, а в белорусском оно отвердело, но переход [е] — [о](ё) и перед ним не произошел, поэтому произношение гласного перед ним одинаково в обоих языках: печ и печь, сечка и сечка, цеча и течь и т.д.

Переход [е] — [о](ё) перед [р] в белорусском языке наблюдается только в тех случаях, когда этот звук не восходит к мягкому [р]: цвёрды, вёрсты, мёртвы и т. д. Если же [р] было мягким, а затем отвердело, то перед ним переход [е] — [о] не наблюдается как в белорусском, так и в русском языке: серп, верх, верас (вереск), перад, цераз (через) и т.д.

Поскольку старославянский язык не знал перехода [е] в [о] (ё), во всех заимствованиях из него [е] сохранилось: неба, пекла, трэба (надо), член, перст, шлем. Не осуществляется переход также в сравнительно поздних заимствованиях: газета, атлетыка, катлета, берэт, аптэка и т. д. Следует иметь в виду, что в заимствованиях может быть и [о] (ё), если в языке, из которого заимствовано слово, в нем был [о] или близкий к нему звук: плён (плоды), маёнтак — поместье, усадьба — из польского, где был [о]; шафёр — из французского, где был звук, близкий к [о].

Нет перехода [е] в [о] (ё) в глагольных формах прошедшего времени женского и среднего рода, например: бел. везла, несла, памерла, збегла, задзерла и рус. везла, несла, умерла, сбежала, задрала. Естественно предположить, что место ударения в белорусских формах изменилось позже, чем завершился переход [е] в [о] (ё). С поздним изменением места ударения связаны и различия белорусских и русских форм мужского рода прошедшего времени: бел. памёр, запёр, задзёр и т. д. и рус. умер, запер, задрал и т. д. Различия сохраняются также в форме третьего лица единственного числа глаголов первого спряжения, сравн.: бел. бярэ, грабе, нясё и рус. берет, гребет, несет. Усеченная форма (бярэ, грабе, нясе) образовалась из более древней бярэць, грабець, нясець, которая сейчас характерна для северо-восточных диалектов.

В ряде белорусских слов [о] (ё) на месте [е] появилось перед мягкими согласными, следовательно, не в результате исторического перехода [е] в [о], а по иным причинам. Наиболее частыми из таких слов являются ёсць (есть) — третье лицо единственного числа глагола быць, маёй, маёй, сваёй, усёй (всей), ёй и ёю — дательно-предложный и творительный падежи личного местоимения женского рода яна, сёлета (в этом году), сёння (сегодня).

По аналогии с формой именительного падежа у существительных сохраняется переход перед мягкими согласными: бяроза — бярозе, клён — на клёне, мёд — у мёдзе и т. д.

На звуковой облик многих слов белорусской литературной речи существенное влияние оказало также развитие прежних кратких гласных [ъ], [ь] в [ы] в безударном слоге по соседству с [р]; [л]. В результате в современном белорусском языке имеем: кiлбаса (шире употребляется каўбаса), крывавы (кроў), блыха, яблыня, блiшчэць (блестеть), тырчаць (торчать), пырхаць (порхать), грымець (гром), крышыць (крошить) и т. д.

Из других явлений, связанных с историей, необходимо упомянуть следующие чередования гласных:

[е] — [а]: лёзцi—лазiць, мець (иметь) — маю (имею), сесцi — пасадка, легчы (лечь) — лажыць;

[о] — [у]: прасохнуць — прасушьщь;

[у] — [ы] дух — дыханне, слухаць — слых, будзь — быццам (будто);

[а] — [iн] (ын), [iм](ым): аджаць — аджынаць, аджаць — аджымаць, разняць — разнiмаць, мяць — размiнаць. При этом типе чередования гласные [i], [ы] в ряде форм могут исчезать, чередуясь с нулем звука: аджынаць — адажну, размiнаць — разамну. В таком случае между приставкой на согласный и корнем появляется вставной гласный [а];

[i (ы)] — [iй(ый)] — [ов(оў)]: крыць — крый — па- кровы.