Материал: Россия в мировой экономике - Курсовая работа


Проблемы плитического характера

 

Россия является огромным по территории государством, которое по Конституции 1993года определяется как федеративное государство. Процесс становления федерации был и остается весьма сложным. С одной стороны это объясняется огромной территорией государства, неравномерностью распределения природных ресурсов между субъектами федерации, различными природно-климатическими условиями, многонациональным составам населения некоторых регионов. К подобным, можно сказать, объективным факторам добавляются и субъективные, связанные с переходным периодом экономики и становлением молодого демократического государства в России. Все эти проблемы и сложности мешают выстраиванию плодотворных и взаимовыгодных отношений между Центром и субъектами РФ. Одной из причин, усугубляющей эти отношения, является фактическая неравностатустность субъектов Федерации. Конституция РФ, установив шесть статусных наименований последних, - республики, края, области, города федерального значения (один из которых имеет также столичный статус), автономная область и автономные округа, - определила их равноправие в отношениях с Центром. Казалось бы, при таком равенстве разностатусных субъектов РФ особых претензий по поводу статусной ущербности быть не может. Между тем ясно, что, на пример, Республика Башкортостан по политическому рангу при прочих равных условиях выше, чем расположенная рядом Оренбургская область. Фактическое наличие иерархи, о которой идёт речь, подтверждается и стремлением Санкт-Петербурга получить статус столицы России или хотя бы его элементы в виде некоторых столичных функций. Делается это для реанимации города и его бюджета, ради получения тех выгод, которые априори предопределены «несуществующей» иерархией статусов.

Следует отметить, что «статус субъекта РФ» не является строго регламентированным. Конституция РФ, формально не определяя содержательных различий между статусами отдельных категорий субъектов Федерации, тем не менее содержит указания на то, что, на пример, республики имеют свои конституции, а все прочие субъекты – уставы. Особые привилегии имеют автономные округа, которые, как следует из частей 3 и 4 статьи 66 Конституции РФ, в принципе могут функционировать и выстраивать отношения с субъектами РФ на основе специально принятых федеральных законов; такие нормы не предусмотрены ни для республик, ни для областей и краёв.

К тому же, введённая в действие в 2003 году новая редакции Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» внесла дополнительные различия между конституционно равными статусами автономных округов и областей (краев), на территории которых они расположены. Такие области (края) получили право осуществлять на своей территории (а значит и на территории округов) финансируемые Центром совместные полномочия, передаваемые федеральные полномочия, а также значительное число специально обозначенных полномочий. Такая неоднозначная трактовка законов (в том числе Конституции РФ) ведет к усложнению отношений не только между Центром и регионами, но и между самими регионами РФ. Не смотра на то, что теоретически понятие «республика» (по мнению Конституционного суда РФ) не означает признания суверенитета данного субъекта, а лишь отражает определённые особенности его конституционно-правового статуса, связанные с особенностями исторического и культурного развития, многим региональным лидерам эти «особенности» кажутся весьма значительными, что ведёт за собой конфликты субъекта Федерации и Центра (уместно напомнить в связи с этим о резкой реакции последнего на несостоявшийся проект образования Уральской республики).

Нельзя сказать, что разностатусность субъектов присуща только Российской Федерации. Разные статусы имеют, например, субъекты федерации в Бельгии, Индии, США. Однако нигде нет таких различных по статусу групп регионов, как, в частности, города федерального значения (Москва и Санкт-Петербург) и автономные округа, находящиеся на территории других субъектов РФ.

Проблемы, связанные с конституционной разностатусностью субъектов Федерации, а также слова президента РФ  Ельцина Б.Н.о том, что регионы могут взять столько суверенитета, сколько смогут унести, породили новую проблему во взаимоотношениях между Центром и регионами. В основном регионы, обладающие природными ресурсами и мощным экономическим потенциалом решили получить больше экономической свободы. Сложившуюся конфликтную ситуацию, как показалось на первый взгляд помогли решить Федеральные договора. Механизм их заключения играл в последние годы важнейшую роль в федеративном процессе России. Часто в ходе достижения политического консенсуса стороны стремились решить противоположные задачи. Центр стремился обеспечить соблюдение конституционного права на всей территории страны и реализовать унифицированный подход к форме и содержанию подписываемых документов (прежде всего затрагивающих вопросы разграничения полномочий). Регионы же старались добиться включения в документы положений, позволяющих обеспечивать собственные интересы, мотивируя это необходимостью учёта местных особенностей и экономической целесообразностью.

Как показал опыт, у данного механизма есть свои плюсы и минусы. В результате у нас сформировалась ассиметричная федерация со всеми вытекающими отсюда политическими и экономическими последствиями. Это обстоятельство оправдано отчасти тем, что разные природно-климатические условия, демографическая ситуация, уровень накопленного потенциала предопределяют существенные различия в доходной базе отдельных территорий по сравнению с необходимым уровнем бюджетных расходов. Особую проблему составляет бедственное положение районов Севера и многоотраслевых городов с депрессивными производствами. Её решение не возможно без соответствующих усилий на федеральном уровне. Тем не менее, Федеральные договора, противореча Конституции предоставляли дополнительные права и преимущества регионам. Так республика Татарстан не хотела подписывать с Москвой Федеральный договор, требуя большей экономической самостоятельности, а Москва, пойдя на это, подписала документ, противоречащий Конституции РФ и в частности принципу равноправия субъектов Федерации.

Ещё одна проблема в спектре взаимоотношений Центра и регионов – отсутствие четкого разграничения полномочий между двумя уровнями власти, что также связано с переходным периодом в Российской Федерации. Сегодня на концептуальном уровне эта проблема в принципе решена. Предлагается, что федеральный центр должен взять на себя прежде всего регулятивную функцию, оставив какую-то часть субъектам Федерации. Исполнительно-распорядительные функции планируется максимально приблизить к населению. Таким образом проблема разграничения предметов ведения находится на стадии разработки и особой четкости в этом вопросе пока не наблюдается.

В свою очередь следует отметить, что реформа федеративных отношений, начавшаяся в 2000 году, привела к существенному ограничению политического влияния региональных элитных групп в условиях усиления Федерального присутствия в субъектах Федерации. Данный шаг является оплотом президентского курса на реформирование отношений Центра и регионов, так называемой «политики нового централизма». Разделив территорию России на федеральные округа, Путин усилил власть Центра и центральных органов управления. Центр стал вмешиваться в формирование политики регионов. Его влияние стало больше после принятия решения о фактическом назначении губернаторов регионов президентом. Несмотря на столь активный ход реформ, которые тем или иным образом касаются проблемы отношений между Центром и регионами, она все ещё остается нерешённой, а в ряде случаев ситуация ещё больше усугубляется (например по вопросу монетизации льгот). На сегодняшний день кроме перечисленных проблем в области политических отношений нерешённым остаётся вопрос о многократном дублировании властных полномочий, об огромном бюрократическом аппарате и министерской системе, унаследованной ещё от Советского Союза, о слабой эффективности реализации целевых программ и о многих других проблемах взаимоотношений Центра и регионов. Тем не менее реализуются новые реформы, приобретается опыт в выстраивании этих отношений. Следует ещё раз отметить, что все эти проблемы связаны с естественно-природными условиями, с переходным этапом становления российской федеративной государственности и конечно со своеобразностью реализации реформ в российской действительности.