Материал: Первобытное искусство и культура - Курсовая работа


Вступление.

Истоки и корни нашей культуры находятся в первобытности.

Первобытность — детство человечества. Большая часть истории человечества приходится на период первобытности.

Американский этнограф Л. Г. Морган (1818—1881) в периодизации истории человечества («Древнее общество», 1877) период первобытности называет «дикостью». У К. Ясперса в схеме мировой истории период первобытности назван «доисторией», «прометеевской эпохой».

           Мы ничего не знаем о душе человека, который жил 20 000 лет тому назад. Однако знаем, что на протяжении известной нам истории человечества человек не изменился существенным образом ни по своим биологическим и психофизическим свойствам, ни по своим первичным, неосознанным импульсам (ведь с тех пор прошло лишь около 100 поколений). Каково было становление человека доисторической эпохи? Что он пережил, открыл, совершил, изобрел до начала передаваемой истории? Первое становление человека — глубочайшая тайна, до сих пор нам совершенно недоступная, непонятная.

            Притязания, предъявляемые нашему познанию доисторией, находят свое выражение в вопросах без ответов. Не дает окончательного и достоверного представления о времени и причинах перехода от человека умелого к человеку разумному, равно как и об отправной точке его эволюции, и современная антропология. Очевидно лишь, что человек прошел в своем биологическом и социальном развитии долгий и весьма извилистый путь. В недоступных нашему определению временах и эпохах происходило расселение людей на Земном шаре. Оно шло внутри ограниченных площадей, было бесконечно разбросанным, но вместе с тем носило всеобъемлюще единый характер.

            Наши предки в самый отдаленный из доступных нам периодов предстают перед нами группами, вокруг огня. Использование огня и орудий является существенным фактором в превращении человека в человека. «Живое существо, не имеющее ни того ни другого, мы вряд ли сочли бы человеком».

Радикальное отличие человека от животных состоит в том, что окружающий предметный мир является объектом его мышления и речи.

Образование групп и сообществ, осознание его смыслового значения — еще одно отличительное качество человека. Только тогда, когда между первобытными людьми начинает возникать большая спаянность, вместо охотников на лошадей и оленей появляется оседлое и организованное человечество.

Возникновение искусства — закономерное следствие развития трудовой деятельности и техники палеолитических охотников, неотделимое от сложения родовой организации, современного физического типа человека. Увеличился объем его мозга, появилось множество новых ассоциаций, возросла потребность в новых формах общения.

  

Периодизация первобытности.

Самые древние орудия человека датируются около 2,5 млн. лет назад. По материалам, из которых люди изготавливали орудия, археологи делят историю Первобытного мира на каменный, медный, бронзовый и железный века. Каменный век делится на древний (палеолит), средний (мезолит) и новый (неолит). Приблизительные хронологические границы каменного века — свыше 2 млн. — 6 тыс. лет назад. Палеолит, в свою очередь, подразделяется на три периода: нижний, средний и верхний (или поздний). Каменный век сменил медный (неолит), длившийся 4 —3 тыс. до н. э. Затем, наступил бронзовый век (4—начало 1-го тыс. до н.э.). В начале 1-го тыс. до н.э. его сменил железный век.

Первобытный человек овладевал навыками земледелия и скотоводства менее десятка тысяч лет. До этого на протяжении сотен тысячелетий люди добывали себе пропитание тремя способами: собирательством, охотой и рыбной ловлей. Даже на ранних этапах развития сказывался разум наших далеких предков. Палеолитические стоянки, как правило, расположены на мысах при выходе оврагов в ту или иную широкую долину. Пересеченная местность была удобнее для загонной охоты на табуны крупных животных. Успех ее обеспечивало не совершенство орудия (в палеолите это были дротики и рогатины), а сложная тактика загонщиков, преследовавших мамонтов или бизонов. Позднее, к началу мезолита, появились лук и стрелы. К тому времени вымерли мамонты и носороги, и охотиться приходилось на мелких и нестадных млекопитающих. Определяющими стали не величина и слаженность действий коллектива загонщиков, а ловкость и меткость отдельного охотника. В мезолите получило развитие и рыболовство, были изобретены сети и крючки.

               Эти технические достижения — результат длительных поисков наиболее надежных, наиболее целесообразных орудий производства — не меняли существа дела. Человечество по-прежнему лишь присваивало продукты природы.

                Вопрос о том, как это древнейшее, основанное на присвоении продуктов дикой природы общество развивалось в более совершенные формы хозяйства земледельцев и скотоводов, составляет сложнейшую проблему исторической науки.

                Начало разработки истории первобытного общества, как уже отмечалось, было положено американским этнографом Л.Г. Морганом в работе «Древнее общество». Переход от присвоения к земледелию далеко не так прост и естественен, как иногда представляется. Открытие земледелия было сделано независимо в нескольких районах мира. Признаки земледелия прослеживаются уже в памятниках Натуфийской культуры в Палестине, относящейся к эпохе мезолита. Это серпы, состоящие из кремниевых вкладышей, вставленных в костяные рукояти, и зернотерки. В неолитических слоях Иерихона обнаружены отпечатки зерен ячменя и пшеницы-эммера.

            Следы земледелия находят и в других районах мира.

            О происхождении другого вида производящего хозяйства-животноводства существовали различные гипотезы и предположения. Однако большинство ученых считают, что животноводство развилось у оседлых земледельцев. Первое из прирученных животных — собака — была одомашнена еще в палеолите, около 15—10 тыс. лет назад. Ее диким предком был волк. Земледелие и животноводство сделали возможным существование на земле непрерывно возрастающего человеческого рода.

В самой природе человека заложено то, что он не может быть только частью природы: он формирует себя посредством искусства. На этом качестве человека первобытной эпохи мы и остановимся.