Материал: Византия - Курсовая работа


Культура византии.

     В истории  мировой культуры Византии принадлежит особое, выдающееся место. В художественном творчестве Византия дала средневековому миру высокие образы литературы и искусства, которые отличались благородным изяществом форм, образным видением мысли, утонченностью эстетического мышления, глубиной философской мысли. По силе выразительности и глубокой одухотворенности Византия многие столетия стояла впереди всех стран средневековой Европы. Прямая наследница греко-римского мира и эллинистического Востока, Византия всегда оставалась центром своеобразной и воистинну блестящей культуры. 

     Первые столетия существования Византийского государства можно рассматривать как важнейший этап в формировании мировоззрения

византийского общества, опиравшегося на традиции языческого эллинизма и принципы христианства. В  ранней Византии новый расцвет переживает философия  неоплатонизма.  

Появляется  ряд  философов-неоплатоников - Прокл, Диадох, Плотин, Псевдо-Дионисий Ареопагит. Неоплатонизм непосредственно примыкал и сосуществовал с ранневизантийской философской мыслью. Но неоплатонизм требовал от своих приверженцев специальной философской подготовки, особого мышления, поворота мозгов. Он был элитарен, то есть недоступен широким массам, в чем и сказалась его историческая обреченность. Формирование христианства как философско-религиозной системы было сложным и длительным процессом.  Христианство впоитало в себя  многие философские и религиозные учения того времени. Христианская догматика сложилась под сильным влиянием не только ближневосточных религиозных учений, иудаизма, манихейства, но и неоплатонизма.Догмат о троичности божества, один  из центральных  догматов христианского  вероучения, - это,  по  существу  переосмысленная  триада  неоплатоников.   В переходную эпоху гибели рабовладельческого строя и становления феодального общества коренные сдвиги происходят во всех сферах духовной жизни Византии. Рождается новая эстетика, новая

система  духовных  и  нравственных  ценностей,  более соответствующая

складу  мышления  и  эмоциональным  запросам средневекового человека.

Патристическая литература, библейская космография, литургическая поэзия, монашеская повесть, всемирная хроника, христианская

агиография, пронизанные религиозным миросозерцанием, мало-помалу овладевают умами византийского общества и приходят на смену античной культуре.

    Меняется и сам человек той эпохи, его видение мира, его отношение к  вселенной,  природе,  обществу.  Создается  новый  по  сравнению с античностью  "образ  мира",  воплощенный  в  особую  знаковую систему символов. На  смену античному  представлению о  героической личности, античному пониманию мира, как мира смеющихся богов и бессташно идущих на смерть героев, где высшее благо - ничего не бояться и ни на что не надеяться (очень  симпатичная философия),  приходит мир  страждущего,раздираемого  противоречиями,  маленького,  греховного  человека.  Он бесконечно унижен и слаб, но он верит в свое спасение в иной жизни и в этом пытается найти утешение. Христиансво с небывалой интенсивностью выявляет мучительное раздвоение внутри человеческой личности. Меняется и представление человека о космосе, о времени, о пространстве, о ходе истории : на смену замкнутым историческим циклам античных писателей, обусловленное волей Бога. В ранней Византии кристаллизуется одна из фундаментальных идей средневековья - идея союза христианской церкви и "христианской империи". Духовная жизнь тогдашнего  общества отличается драматической напряженностью; во всех сферах знания, литературе искусстве наблюдается  удивительное  смешение  языческих  и  христианских идей,

образов, представлений, колоритное  соединение языческой мифологии  с

христианской мистикой. Эпоха становления новой, средневековой культуры рождает талантливых, порой отмеченных печатью гениальности мыслителей, писателей, поэтов. Индивидуальность художника  еще не растворилась в церковно-догматическом   мышлении. Коренные изменения происходят в сфере изобразительного искусства и эстетических воззрений византийского общества. Византийская эстетика развивалась на основе всей духовной культуры Византии. Она во многом опиралась  на  античные   воззрения  о  сути   прекрасного,  однако синтезировала и  переосмысливала их  в духе  христианской идеологии. Отличительной  чертой   византийской  эстетики   был  ее   глубокий спиритуализм. Отдавая предпочтение духу перед телом, она вместе с тем пыталась  снять  дуализм  земного   и  небесного,  божественного  и человеческого, духа и плоти. Не отрицая телесной красоты византийские мыслители красоту души, добродетель, нравственное совершенство ставили  выше.   Большое  значение   для  установления   византийского эстетического сознания  имело раннехристианское  осмысление мира  как прекрасного творения божественного художника. Именно поэтому красота естественная ценилась выше, чем  красота, созданная руками человека, как бы "вторичная"  по  своему  происхождению.

Византийское искусство генетически восходило к эллинистическому и восточнохристианскому художественному  искусству. В  ранний период  в византийском искусстве как бы  слились рафинрованная платоничность и трепетная чувственность позднеантичного импрессионизмас наивной, порой грубоватой  экспрессивностью  народного  искусства  Востока. Эллинизм долгое время оставался главным, но не единственным, источником, откуда византийские мастера черпали изящество форм, правильность пропорций, чарующую прозрачность колористической гаммы, техническое совершенство своих произведений. В IV-V вв. в искусстве Византии были еще сильны позднеантичные традиции. Если классическое античное искусство отличалось умиротворенным монизмом, если оно не знало борьбы духа и тела, а его

эстетический идеал воплощал гармоническое единство телесной и духовной красоты, то уже в позднеантичном художественном творчестве намечается трагический конфликт духа и  плоти. В Константинополе в это

время  воздвигаются  великолепные  дворцы  и  храмы.  Непревзойденным

шедевром византийского творчества стал построенный в 30-х годах VI в.

храм  св.  Софии.  Впервые  в  нем  была  воплощена идея грандиозного

центрического храма, увенчанного куполом. Блеск разноцветных мраморов, мерцание золота и драгоценной утвари, сияние множества лампад создавали иллюзию беспредельности пространства собора, превращали его в подобие макрокосмоса, символически приближали к  образу Вселенной. Недаром  он всегда оставался  главной  святыней  Византии.

Другой шедевр византийской архитектуры - церковь св. Виталия в Равенне - поражает изысканностью и элегантностью архитектурных форм.

Особую славу этому храму принесли его знаменитые мозаики не только церковного, но и светского характера, в частности изображения

императора Юстиниана и императрицы Феодоры и их свиты. Одним из самых совершенных произведений этой школы  были  мозаики  в  куполе  церкви  Успения  в  Никее.

Другие направления в искусстве ранней Византии, воплотившиеся

в мозаиках Равенны, Синая, Фессалоники, Кипра, Паренцо, знаменуют отказ византийских мастеров  от античных  реминисценций. Образы  становятся более аскетичными, не только чувственному, но и эмоциональному моменту в таком искусстве уже нет места, зато духовность достигает необычайной силы. Церковное богослужение превратилось в Византии в своего рода пышную мистерию. В полумраке сводов византийских храмов сумеречно сияло множество свечей и лампад, озарявших таинственными отблесками золото мозаик, темные лики икон, многоцветные мраморные коллонады, великолепную  драгоценную  утварь.  Все  это  должно было, по замыслу

церкви, затмить в душе человека эмоциональную приподнятость античной

трагедии, здоровое веселье мимов, суетные волнения цирковых ристаний и даровать  ему  отраду  в  повседневности  реальной  жизни.