Материал: Объекты клеточного звероводства - Курсовая работа


Клеточное звероводство

 

Клеточное пушное звероводство начиналось с отлова в дикой природе зверьков, которые стали, если так можно сказать, родоначальниками новых форм животных. А так как дикие звери имеют различный окрас, от которого значительно зависит рыночная цена их шкурок, то для нового дела отбирали особей с наиболее ценными цветовыми вариациями. Так, из всего разнообразия лисиц для первых опытов по их одомашниванию были отловлены черно-бурые. От них еще в конце прошлого века звероводы получили серебристо-черную форму, чисто домашнюю, и ранее не встречавшуюся в природе.

На пути одомашнивания диких форм животных клеточное звероводство за короткое время прошло большой путь. Опыт этой работы становится одной из основ учения о доместикации. Ведь о том, как создавались домашние формы прежде диких животных - коров, овец, коз, лошадей, верблюдов и других - мы до клеточного звероводства могли судить только по косвенным данным. Основное, что определяет успех разведения животных в клетках, - целенаправленный и жесткий отбор, проводимый неуклонно во всех поколениях. Главное направление селекции - создание таких цветовых вариаций, которые больше ценятся на мировом рынке. И здесь успехи самой молодой отрасли животноводства колоссальны. Зарегистрировано примерно по десятку цветных форм лисиц, песцов и нутрий. Известно около 100 цветовых вариаций американской норки - здесь и почти черные, и снежно-белые (хедлунды), и названные по драгоценным камням породы сапфировыми или топазовыми. И даже соболь уже представлен такой цветовой гаммой, которая никогда не встречалась в природе. Академик Д.К. Беляев и его сотрудники в своих работах показали, что нетипичная для клеточных зверей окраска меха во многих случаях определяется так называемыми рецессивными генами, тогда как на окраску дикого животного влияет доминантный ген. В наследственную программу потомка гены, несущие определенный признак, достаются и от отца и от матери. Рецессивные гены «слабее» доминантных, поэтому если они попадают в наследственную программу, то никак не проявляются - заметно действие только доминантного гена. Сочетание генов определяют окраску таким образом:

доминантный X доминантный = «дикая» окраска

доминантный X рецессивный = «дикая» окраска

рецессивный X рецессивный = цветовая вариация.

Отсюда становится ясным, что наследственная основа цветовых вариаций может сохраняться в дикой популяции в варианте «доминантный X рецессивный», никак не проявляясь внешне. Только в весьма редких случаях, когда животное получит соответствующий рецессивный ген от отца и матери, у него может проявиться нетипичный окрас.

В природе отклонение от основного окраса чаще всего устраняется естественным отбором. Так, не подпустят к себе осторожные дикие гуси далеко заметную на зеленом летнем фоне лисицу, например, платиновой окраски. Такая лисица скорее будет обречена на голод и иметь куда меньше шансов оставить потомство в суровых условиях лесной жизни. Таким образом, в популяциях диких зверей все время ведется отбор на некую норму, «выпалывающий» отклонения и стабилизирующий признак в форме, наиболее пригодной для жизни в дикой природе. Такой отбор известный советский зоолог академик И.И. Шмальгаузен и назвал стабилизирующим.

На фермах его действие прекращается, и в группах животных «запрещенные» в дикой природе признаки могут проявить себя в полной мере. В звероводстве внимательно следят в первую очередь за отклонениями в окраске. Новая цветовая форма сразу же становится объектом племенной работы. Создается группа животных, у которых оба гена, контролирующие соответствующую окраску, рецессивны. Доминантный ген дикой окраски должен быть полностью удален из наследственной программы животных этой группы.