Материал: Романтизм как художественный метод и литературное направление - Курсовая работа


Политическая основа романтизма в западноевропейской и русской литературе.

 

Зародившийся в качестве реакции на рационализм классицизма и философии Просвещения, утвердившийся в эпоху революционной ломки феодального общества, прежнего, казавшегося незыблемым миропорядка, романтизм (и как особый вид мировоззрения, и как художественное направление) стал одним из наиболее сложных и внутренне противоречивых явлений в истории культуры. Разочарование в идеалах Просвещения, в результатах Великой французской революции, отрицание утилитаризма современной действительности, принципов буржуазного практицизма, жертвой которых становилась человеческая индивидуальность, пессимистический взгляд на перспективы общественного развития, умонастроения "мировой скорби" сочетались в романтизме со стремлением к гармонии миропорядка, духовной целостности личности, с тяготением к "бесконечному", с поисками новых, абсолютных и безусловных идеалов. Острый разлад между идеалами и гнетущей реальностью вызывал в сознании многих романтиков болезненно-фаталистическое или проникнутое негодованием чувство двоемирия, горькую насмешку над несоответствием мечты и действительности, возведённую в литературе и искусстве в принцип "романтической иронии". Своего рода самозащитой от нарастающего нивелирования личности стал присущий романтизму глубочайший интерес к человеческой личности, понимаемой романтиками как единство индивидуальной внешней характерности и неповторимого внутреннего содержания. Проникая в глубины духовной жизни человека, литература и искусство романтизма одновременно переносили это острое ощущение характерного, самобытного, неповторимого на судьбы наций и народов, на саму историческую действительность. Громадные социальные сдвиги, совершившиеся на глазах романтиков, сделали наглядно-зримым поступательный ход истории. В своих лучших произведениях романтизм поднимается до создания символических и одновременно жизненных, связанных с современной историей образов. Но и образы прошлого, почерпнутые из мифологии, древней и средневековой истории, воплощались многими романтиками как отражение реальных конфликтов современности.

Русский романтизм имел те же исторические предпосылки, что и романтизм западноевропейский: известные разочарования в результатах Французской революции, в просветительском движении XVIII века, провозглашавших свободу от гнета, всеобщее равенство и братство. Романтизм отстаивал самодовлеющее значение личности, духовную ее эмансипацию, свободу.  Руссо, с его учением о «естественном человеке», был духовным отцом европейского романтизма; в России его также хорошо знали. За творчеством  Шатобриана, этого нового литературного кумира, внимательно следили в карамзинском «Вестнике Европы» в самом начале XIX века. Романтик  Жуковский никогда не мог начисто отмежеваться от сентиментализма, но, несомненно, в главных своих интересах он был романтиком.

Существенным толчком для формирования романтических настроений оказалась освободительная борьба против Наполеона, пробуждение русского национального самосознания, патриотическое воодушевление. Многие идеи романтики этого направления черпали в трудах Гердера, доказывавшего, что душа каждого народа выражается в его песнях. Отсюда интерес романтиков к фольклору.

Философский, народно-исторический и славянофильский романтизм в России был реакцией не только на политику Священного союза, но и реакцией на поражение декабристов. Этот романтизм чуждался «политики», искал цельное, органическое мировоззрение, находя его в «философии тожества» раннего  Шеллинга и в народно-патриотическом движении 1612 и 1812 годов, в идеализированном патриархальном укладе допетровской Руси.

Между различными видами русского романтизма не было непреодолимых преград. Обособленным были лишь гражданский романтизм декабристов. Все они имели аналоги в европейском романтизме, хотя отличались глубоко национальным своеобразием.

При  всем  различии  политических  позиций  писателей  и  поэтов-романтиков  направление  это  едино  в  своем  стремлении  дать  оценку  тем  огромным  сдвигам,  которые  вызвала  в  обществе  Французская  революция.  И  с  этим  стремлением  связано  одно  из  важнейших  завоеваний  романтизма  –  историзм,  живое  ощущение  движения  времени,  изменчивости  форм  общественного  и  частного  бытия,  пришедшее  на  смену  статичному  отображению  жизни  в  искусстве  классицизма.  Поскольку  этот  новый  миропорядок  находился  еще  в  процессе  становления,  очертания  его  были  туманны,  внутренние  противоречия  не  раскрыты,  формы  романтического  искусства  поневоле  оказывались  лишенными  социальной  конкретности.  Все  в  них  было  чрезмерно  и  исключительно ,  порою  грандиозно,  порою  откровенно    и  фантастично.  И  в  то  же  время  все  в  них  было  окрашено  национальным  колоритом,  обращено  как  к  истоку  национальной  истории.

В  политической  сфере  самым  ярким  выражением  романтического  типа  сознания  и  деятельности  был  бонапартизм,  культ  Наполеона,  созданный  его  окружением  и  им  самым,  -  того  самого  Наполеона,  перед  которым  преклонялся  стендалевский  Жюльен  Сорель  как  перед  великой  личностью;  того  самого  Наполеона,  которого  Л.Толстой  вывел  в  "Войне  и  мире"  в  образе  крайне  самообольщенного  человека,  убежденного,  что  все  в  мире  зависит  от  его  воли,  и  все,  что  он  говорит  и  делает,  есть  история.

Апофеоз  духовного  в  романтизме  непосредственно  связан  с  кризисом  сословных  взглядов  на  человека.  В  феодальном  обществе  человек  был  скован  в  своих  мыслях  и  чувствах  сословным  принципом.  В  дворянских  кругах  господствовала  тирания  светских  условностей.  Народ  находился  на  самой  низкой  ступени  иерархической  лестницы.  Все  человеческое  в  нем  сознательно  подавлялось.  На  смену  сословным  ограничениям  пришла  частная  инициатива.  В  условиях  свободной  конкуренции  человек  получил  возможность  развернуть  свои  природные  возможности.  Он  почувствовал  себя  свободным,  стоящим  выше  всяких  сословных  запретов,  как  бы  выключенным  из  всех  общественных  связей,  зависящим  только  от  самого  себя,  от  своих  природных  задатков.  На  этой  социально-  психологической  основе  и  возникает    романтическое  миропонимание.